Арестант по нефтяному делу

Архив 201429/07/2014

70% акций “Башнефти” в середине июля были арестованы по делу взятого под стражу накануне Левона Айрапетяна. Как связан “известный армянский предприниматель” с башкирской нефтью, а главное — что будет дальше, разбирался обозреватель журнала “Коммерсантъ-Деньги”( 28.07.14) Евгений Сигал. Напомним только, что сотрудники ФСБ задержали Левона Айрапетяна в аэропорту Домодедово в среду 16 июля.

Несмотря на заявление адвоката об онкозаболевании у подзащитного, Басманный суд отправил Айрапетяна в СИЗО — на время следствия по делу о хищении и последующей легализации акций предприятий башкирского ТЭКа. Главным обвиняемым по этому делу проходит Урал Рахимов, сын бывшего президента Башкирии Муртазы Рахимова.

В рамках этого уголовного дела были арестованы принадлежащие АФК “Система” 71,8% акций компании, а также 0,01% акций “Башнефти”, принадлежавших Айрапетяну. А через несколько дней после этих событий, на прошлой неделе, по этому же делу был допрошен основной владелец и председатель совета директоров “Системы” Владимир Евтушенков.
В пресс-службах “Башнефти” и “Системы” комментировать ситуацию категорически отказываются, уверяя при этом, что случившееся никак не повлияет на работу компаний. Эксперты со своей стороны в последнем совсем не уверены и опасаются нового передела на нефтегазовом рынке.

Миллиардер из Ванка

Арест акций входящей в десятку крупнейших нефтяной компании может быть связан только с известными именами — и некоторые СМИ автоматически назвали Левона Айрапетяна “известным армянским предпринимателем”. Однако в российском бизнес-сообществе его знали не так хорошо: большинство опрошенных “Деньгами” бизнесменов и топ-менеджеров признались, что узнали о его существовании из газет на прошлой неделе. На самом деле Айрапетян общался с широким кругом людей, в том числе политиков, но публичной фигурой не был и в прессе появлялся только в роли мецената и представителя интересов армянской диаспоры на международной арене.
“Он очень много значит для всех армян, и его арест всех страшно расстроил, — сообщила “Деньгам” вице-президент Союза армян России (САР) Лусик Гукасян. — Хотя арест состоятельного человека часто вызывает злорадство, это не тот случай. От бедного крестьянина до бизнесмена — все в шоке”.
Левон Айрапетян родился в 1949 году в селе Ванк в Нагорном Карабахе. В молодости переехал в Москву и стал журналистом, работал в газетах “Комсомольская правда” и “Собеседник”, в журнале “Огонек”. Издательский дом “Собеседник” он впоследствии купил, и до недавнего времени возглавлял его совет директоров. Айрапетян, как многие утверждают, был хорошим журналистом. За время работы завоевал уважение политиков высшего эшелона — Виктора Черномырдина, Муртазы Рахимова — и после ухода из журналистики эти связи не утратил.
Говорят, что в начале 90-х годов Айрапетян имел отношение к открытию в России дилерских центров иностранных автопроизводителей, в том числе General Motors. Позже был одним из акционеров Юниаструм-банка и соучредителем Фонда социальных услуг населению, организовал бильярдный клуб в “Президент-отеле” и выкупил там пол-этажа, владел тремя нефтеторговыми фирмами в Уфе.
Журнал “Ереван” регулярно называл его имя в десятке самых богатых представителей армянской диаспоры в мире, однако размер его состояния не указывал. “Его называют олигархом просто исходя из масштабов благотворительной деятельности, — поясняет Лусик Гукасян. — Но он очень мало ассоциируется с другими нуворишами, это человек удивительного благородства, интеллекта, масштаба личности”.
Для Нагорного Карабаха Айрапетян действительно является крупнейшим благотворителем. Родное село он фактически построил заново — там появились своя больница, школа, гостиница, деревообрабатывающий завод, дорога, он же отреставрировал средневековый монастырь. Приписывают Айрапетяну и участие в создании Нагорно-Кабахской Республики, армянские издания даже называют его одним из ее спонсоров. Он также один из лоббистов признания геноцида армян в Османской империи: существуют его фотографии, на которых он запечатлен и с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым, и с президентом США Бараком Обамой во время переговоров по этому поводу.

 

Потоки Урала

Знакомые говорят про Айрапетяна, что в силу определенных талантов и круга знакомств его ключевым занятием была “склейка” интересов бизнеса и политики. Судя по всему, одно такое продюсерское начинание и оказалось для Айрапетяна роковым. По данным следствия, он имел какое-то отношение к карьере Игоря Изместьева, который начинал в “Башнефти” инженером, а в 2001 году стал членом Совета федерации от Башкирии. Но в 2007-м Изместьева арестовали и обвинили в организации убийств и терактов в Башкирии в 1997-2005 годах, в том числе связанных с приватизацией предприятий башкирского ТЭКа. В 2010 году Изместьева приговорили к пожизненному сроку заключения, наказание он отбывал в знаменитой колонии “Белый лебедь”. А в мае 2014 года его этапировали в Москву, в “Матросскую тишину”, где он дал показания о причастности Айрапетяна к продаже в 2009 году Уралом Рахимовым “Башнефти” “Системе”. Эта информация просочилась в прессу. Одновременно Следственный комитет РФ заявил о возбуждении уголовного дела против сына бывшего президента Урала Рахимова — того самого дела, по которому теперь арестовали Айрапетяна. Дело было возбуждено по заявлению нынешнего президента Башкирии Рустэма Хамитова.
История приватизации и продажи “Башнефти” действительно изобилует темными пятнами. В 2002 году компании “Башнефть”, “Башкирнефтепродукт”, Уфимский НПЗ, “Уфанефтехим”, “Уфаоргсинтез” и “Новойл” были приватизированы семью никому не известными ООО, а спустя какое-то время переданы в “Башкирский капитал”, основным бенефициаром которого считался Урал Рахимов. Счетная палата в 2003 году расценила этот факт как “беспрецедентный случай хищения активов из госсобственности”. Судя по всему, одним из условий поддержки со стороны федерального центра Муртазы Рахимова в 2003 году на выборах президента Башкирии было возвращение этих активов государству.
В 2005 году Рахимов-старший действительно распорядился вернуть компании в госсобственность. Говорят, это решение привело почти к полному разрыву отношений между сыном и отцом. Но на самом деле компании так и не были возвращены. В том же 2005 году блокирующие пакеты акций шести предприятий башкирского ТЭКа выкупила “Система” за $600 млн. А в 2009 году “Система” выкупила контрольные пакеты акций этих предприятий за $2,5 млрд. Деньги, как считается, получили четыре фонда с названиями “Урал”, “Агидель”, “Инзер” и “Юрюзань”.
На тот момент аналитики полагали, что эта схема была, безусловно, одобрена на высшем уровне в качестве сценария “мягкого” отлучения клана Рахимовых от власти и прилагающейся к ней собственности. В 2010 году Рахимов действительно покинул пост президента Башкирии. Правда, он попытался оставить преемника — своего премьера Раиля Сарбаева, но инициатива провалилась, регион возглавил присланный из Москвы Рустэм Хамитов, работавший до этого заместителем председателя правления в “Русгидро”. Урал Рахимов уехал за границу и сейчас проживает в Австрии, а его отец возглавил названный именем сына благотворительный фонд.

Нефть под вопросом

Можно назвать две основные версии происходящего. Первая — подготовка к сентябрьским выборам президента Башкирии. Выборы состоятся впервые за много лет и могли бы стать конкурентными. Основной кандидат — действующий глава региона Хамитов. Но его победа была до недавнего времени не столь очевидной. “После отставки Рахимова по отношению к Хамитову были завышенные ожидания, но он их не оправдал, — говорит политолог Александр Кынев. — К Рахимову же, наоборот, за эти четыре года улучшилось отношение даже у части его противников”.
Улучшению отношения к Муртазе Рахимову способствовала деятельность его благотворительного фонда — он финансирует социальные проекты, ремонтирует детские сады и содержит хоккейный клуб “Салават Юлаев”. Очевидно, из средств фонда “Урал” спонсировалась и предвыборная кампания основного рахимовского кандидата — все того же бывшего премьер-министра Раиля Сарбаева.
Уголовное дело против сына Рахимова в этой ситуации могло бы стать способом воздействия на отца: в нынешних политических обстоятельствах вряд ли можно всерьез рассчитывать на то, что Австрия выдаст Урала Рахимова. А вот “пенсионный фонд” Муртазы Рахимова — благотворительный фонд “Урал” — попадает в зону риска. Если по делу Рахимова-младшего будет обвинительный приговор и удастся доказать, что большая часть денег в фонд поступила от продажи башкирских нефтехимических активов, фонд может прекратить существование.
Более убедительной кажется другая версия событий — атака на активы “Башнефти”. Эту версию фактически уже подтвердил Владимир Евтушенков, назвав после допроса в СКР все происходящее вокруг компании рейдерством. Если будет доказано, что цепочка сделок вокруг активов башкирского ТЭКа была незаконной, то права “Системы” на “Башнефть” могут оказаться под вопросом.
“Тихие выборы в Башкирии — это не конечная цель. Я допускаю, что Хамитов обратился в Москву за помощью против Рахимова, но она была ему оказана в силу совпадения интересов в борьбе “Роснефти” Сечина за нефтяные активы “Системы”, — говорит политолог Станислав Белковский.
(С сокращениями)

На снимках: знаменитая тюрьма “Матросская тишина”; Муртаз Рахимов; Левон Айрапетян с тюремным охранником.