Арбун и арбунцы

Архив 201019/06/2010

Вчера в редакцию “НВ” поступила анонимка. Судя по всему, из Минсельхоза республики

Анонимка — потому что автор текста не указан. Неизвестному сочинителю, насколько можно понять, не нравится критика, которой на наших страницах подвергается решение о присвоении некоторым видам нашего коньяка названия “арбун”.

В послании, которое называется “Пояснение”, говорится, что принятие правительственного постановления “Об установлении отдельного товарного наименования для бренди” продиктовано требованиями Закона РА “О спиртных напитках на основе виноградного сырья” (15.07.08). Согласно этому закону, армянский коньяк и армянский бренди — это одно и то же. Они представляют собой напитки, изготовленные и бутилированные на территориях Армении и НКР на основе спиртов, полученных из виноградного сырья в указанных государствах.
Виноград также должен быть сугубо местный или выращенный в НКР. Согласно закону, в Армении может также изготовляться бренди, в котором содержится до 40 процентов импортного спирта. Таким образом, в нашей стране может изготовляться два вида бренди — армянский бренди (он же — армянский коньяк) и бренди, содержащий часть импортных спиртов. Этот последний и получил название “арбун”. Цель такого решения — отделить бренди от армянского бренди, чтобы избежать недопонимания со стороны потребителей. А также забота о том, чтобы по-прежнему высоко держать авторитет армянского коньяка.
До этого момента все в письме хоть и несколько заковыристо-бюрократично, но в целом понятно. Дальше, однако, становится интереснее. Автор переходит к вопросу о благозвучности названия “арбун”. Утверждается, что при его выборе были изучены многие источники, “проводилась работа с инспекцией по языку Министерства образования и науки, после чего различные варианты были представлены на рассмотрение Минюста, Минэкономики, Минфина и Минздрава, Комитета госдоходов, Общества защиты прав потребителей, научного Центра виноградарства, плодоводства и виноделия, а также крупных производителей коньяка. Из всех вынесенных на обсуждение вариантов был избран “арбун”, который и был утвержден правительственным решением”.
Думается, подобного рода разъяснение нелишне. Всегда интересно знать, как именно принимаются решения, которые впоследствии становятся… как бы сказать помягче, предметом самого пристального и отнюдь не восторженного общественного внимания. Из текста можно понять, что особой вины за “арбун” на Минсельхозе нет. Вон какие гиганты научной и лингвистической мысли участвовали в обсуждении. Это не говоря о других авторитетных и компетентных министерствах и ведомствах. Из чего следует, что журналисты занимаются придирками, не давая серьезным людям спокойно отделить бренди от армянского бренди. А еще из всего этого со всей очевидностью следует, что сельхозвласти просто не поняли суть общественного недовольства и критики.
Попытаемся со своей стороны также разъяснить, о чем вообще идет речь. Абсолютно не оспариваем право исполнительных органов вносить в те или иные наименования необходимые коррективы. Ни в коей мере не подвергаем также сомнению авторитет и компетентность всех перечисленных выше организаций, благодаря титанической работе которых и родилось спорное название. Речь о другом. Коньяк не просто популярный напиток. Это стратегический ресурс государства. Такой же как, например, медь, молибден и озеро Севан. То есть коньяк принадлежит не виноградарям, спиртоделам и коньякоделам, не экономистам, финансистам и лингвистам — он принадлежит всем нам. И любые перемены в такой сфере должны проводиться с учетом мнения общественности. Но людям ничего не объяснили, просто поставили перед фактом. “Арбун” — и точка. Хоть перепейтесь с горя, быть посему! Но дело в том, что, даже если бы авторами крайне спорного и (продолжаем настаивать на своем!) неудачного наименования были Нарекаци и Ованес Туманян, это ничего бы не изменило. Авторитет авторитетом, а решать такие вопросы необходимо всем миром. Поэтому грамотно обоснуйте необходимость перемен, убедите общество в их неизбежности. Проведите конкурс (в том числе и в диаспоре) на лучшее наименование. Вынесите результаты на всеобщее обсуждение. В конце концов, проведите референдум — в иных странах мнение народа спрашивают и по куда более мелким вопросам. А это совсем не мелкий вопрос. Это ведь не то что улицу имени “Взятия парижскими коммунарами почты и телеграфа” переименовать в улицу имени “Национального самозабвения и самолюбования”. Можно с полной уверенностью утверждать — если бы все было сделано по уму (а не как всегда), никакого “арбуна” и в помине бы не было. Но не было бы также недовольства, критики, издевок, понятного “недоумения со стороны потребителей” — с одной стороны и стремления оправдаться, прикрыться чужим авторитетом и разделить ответственность — с другой. Теперь все это есть. Как, увы, есть и “арбун”. Интересно, кого назначат крайним, когда жизнь покажет всю ошибочность и неуклюжесть такого решения? Скорее всего, журналистов…
Соб.инф