Ара, который Мурзо: “У нас есть бизнес, но с шоу пока что-то никак не ладится”…

Архив 201101/12/2011

В эту субботу в Ереване стартует конкурс “Детское Евровидение-2011”. По прогнозам организаторов, шоу будет беспрецедентным по яркости и насыщенности. Музыкальное оформление, безусловно, тоже на уровне, что неудивительно — за кадром настоящий профессионал своего дела, музыкант, аранжировщик Ара ТОРОСЯН, известный в творческих кругах как Мурзо.
Ара, который Мурзо — человек, способный из самой простенькой песенки сделать нечто особенное, запоминающееся настолько, что подпевать будут все — от мала до велика. Пример тому — хит прошлогоднего взрослого “Евровидения” “Бум-Бум” в исполнении Эмми.

— Ара, вы много путешествуете, вовлечены в проекты в Армении и за рубежом, в частности в США. Где вам лучше работается?
— По-моему, в XXI веке особенно для творческих людей неактуально говорить о постоянном месте жительства. Работается ведь не по месту, а с людьми. И потом среда в США особо от здешней не отличается — работаю с людьми, которые уехали отсюда.
— Вы автор многих песен, музыки к фильмам… Как вы пришли к композиторству?
— Я не считаю себя композитором и не люблю, когда в титрах так пишут. Я — музыкант. В моем восприятии “композитор” звучит как титул, а “музыкант” — это движение, развитие… Кстати, моя цель — работать только в кино, то есть писать саундтрэки для фильмов. К тому же мне очень интересно сотрудничать с режиссерами. Так что если для кого-то предел мечтаний, скажем, дирижерство, то для меня — киномузыка.
— Вы помните вашу первую аранжировку? Как давно это было?
— Конечно, в середине 90-х. Это была песня из репертуара Надежды САРКИСЯН “Нахшун Баджи”. Получилась не просто песня, а целый музыкальный номер, в котором она исполняла роль этакой капризной певицы, которой не нравится музыка…
— Насколько важно для вас как человека искусства армянское происхождение?
— Я очень стараюсь часто ездить в Армению, и все мои поездки оказывают чрезвычайно важное, я бы сказал, глубочайшее влияние на мои работы. Это внутри меня. Я тоскую по городу моего детства.
— Сейчас на дворе далеко не середина 90-х. Другой темп, другие реалии… Над чем работаете теперь?
— Вот в начале ноября в Ереване в честь Дня молодежи прошел концерт Тата Симоняна, и я как участник его творческой группы тоже приехал. Далее планируются концерты певца в Благовещенске, а затем для диаспоры в Тегеране и т.д. Сейчас сконцентрировал весь свой потенциал на “Детском Евровидении”, для чего, собственно, я и был приглашен Первым общественным телеканалом.
— Считается, что Тата — это рабис…
— Рабис — это городской фольклор. Такие исполнители, как Тата, Арут, являют собой некий сплав всеармянского восприятия музыки. А сам я слушаю любую музыку — от “рабиса”, над которым массово издеваются, и, кстати, зря, до классики. Мое восприятие музыки не объективное — я постоянно слушаю и анализирую. Это не очень хорошо на самом деле, я как-бы постоянно в работе, а значит, не получаю полноценного удовольствия от услышанного.
— Может, посоветуете, как распознать в ребенке талант? И вообще, стоит ли отдавать его, как говорится, на музыку, как это принято — с юных лет…
— Я считаю, что если ребенок не вундеркинд, то многое решают родители. Меня отдали было в школу Чайковского на фортепиано, но меня не приняли. Не хватило, так сказать, дарования — были проблемы со слухом или ритмом. В советское время вторым по престижности инструментом после фортепиано была скрипка. Вот и пошел учиться на скрипача. Потом поступил в консерваторию, окончил, увлекся электронной музыкой. Одной скрипки мне было мало, хотелось большего. Так и понеслось…
— Вас наверняка неоднократно спрашивали про ваш псевдоним — Мурзо… И все же почему?
— Не знаю. Впервые меня так назвала моя любимица ЭММИ. Я уже сроднился с этим именем, и этот псевдоним мне помог в моем творчестве. Многие ко мне так и обращаются, но, как ни странно, как раз Эмми сейчас называет меня по имени — Ара.
— Эмми — один из ярких символов отечественной масс-культуры, или, как сейчас принято говорить, шоу-бизнеса… Какой он, на ваш взгляд, этот армянский шоу-бизнес?
— У нас есть бизнес, но с шоу пока что-то никак не ладится. Мы, армяне, — народ творческий, при этом не любим трудиться. От того и продукт выдаем не всегда доброкачественный, от того и поют все, кому не лень. А вообще неразбериха везде, не только в масс-культуре. У нас открываются престижные магазины, перед которыми стоят странные, лузгающие семечки люди. У нас открываются банки, в которых рабочих мест больше, чем клиентов, и нет паркинга… Знаете, в США я заметил, что многие тамошние наши соотечественники мечтают вернуться, но не с тем, чтобы обосноваться, строить и поднимать родину, а чтобы купить квартиры и… уехать. Недаром, видимо, нас называют “тнашен” или “тун шинох”.
Беседовала
Тамара БАРОЯН