“Анри”, который служил не за погоны

Архив 201221/04/2012

Записки начальника нелегальной разведки Юрия Дроздова

За 35 лет службы в нелегальной разведке Юрий Дроздов (на снимке справа) прошел путь от оперативного уполномоченного до начальника управления “С” Первого главного управления КГБ. Ему довелось участвовать во многих секретных операциях. Имеет правительственные награды СССР, ГДР, Польши, Кубы, Афганистана. Он присутствовал в качестве “родственника” знаменитого полковника Рудольфа Абеля при его обмене на американского летчика Пауэрса, был резидентом в Китае и США, руководил операцией по взятию дворца Амина в Кабуле.

Сейчас, по собственному выражению, он “занимается предпринимательской деятельностью” — возглавляет аналитический центр “Намакон”, является почетным президентом Ассоциации ветеранов подразделений специального назначения и спецслужб “Вымпел-Союз”. Автор нескольких книг, в одной из них, недавно вышедшей — “Записки начальника нелегальной разведки”, он рассказывает о специфике профессии, а также о “нелегалах”. Немало страниц посвящено коллеге, легендарному разведчику, Герою Советского Союза Геворку Вартаняну (1924-2012), ушедшему из жизни в январе с.г., и его жене Гоар — “Анри” и “Аните”. Предлагаем отрывки из этой книги.

***
…Подготовка разведчика-нелегала очень трудоемка и занимает много лет. Она нацелена на то, чтобы на базе имеющихся личных качеств сотрудника сформировать профессиональные навыки и умения.
А вот чего нет в этой подготовке, так это курса террора, диверсий и убийств, хотя именно это подразумевают, когда нас называют “рыцарями плаща и кинжала”. Все это далекое прошлое. Разведчик-нелегал — это человек, способный добывать разведывательную информацию, в том числе и аналитическим путем. Просто невозможно представить себе разведчика, который бы пошел на убийство даже в условиях грозящей ему опасности.
***
…Эпоха гласности позволила и нелегальной разведке приоткрыть свои архивы. В 1990-1993 гг. в периодической печати было опубликовано несколько статей о работе нелегалов за границей, которые вызвали живой отклик российской и зарубежной общественности.
Таковы уж парадоксы профессии разведчика, тем более разведчика-нелегала, чтобы стать знаменитым, прогреметь на весь мир, “надо” засветиться. О других, тех, кому с профессиональной точки зрения повезло больше — они остались нераскрытыми, — как правило, мало кто знает у нас и, к счастью, у “них”. А о некоторых вряд ли узнают вообще когда-либо, однако по своему таланту и мужеству, профессиональному мастерству и ценности, а вернее бесценности информации от них, короче, по всему тому, что можно, наверное, назвать “высшим пилотажем” в разведке, многие из них не только не уступают тем выдающимся разведчикам, чьи имена у всех на слуху, но нередко и превосходят их. Об одном из таких людей — Георгии (Геворке) Вартаняне, — составляющих поистине золотой фонд нашей разведки, и пойдет ниже речь..
***
Одним из первых заданий группы Георгия Вартаняна стала работа в Иране по выявлению немецкой агентуры как из числа местных жителей, так и из профессиональных кадровых разведчиков “третьего рейха”. А ее, этой агентуры, в Иране хватало с избытком. К 1940 году в стране насчитывалось свыше 20 тысяч немцев. Вооруженные силы Ирана были в буквальном смысле слова нашпигованы немецкими инструкторами. Влияние Берлина на Тегеран было велико. Шах Реза не скрывал своих прогерманских настроений. В планы Берлина входило вторжение с территории Турции и Ирана в советское Закавказье и Среднюю Азию. Взамен немцы обещали поддержку в осуществлении планов создания “Великого Турана”.
На немцев работали сотни, если не тысячи иранских агентов, среди которых выделялась группа иранцев в количестве примерно 400 человек — высокопоставленные чиновники, депутаты парламента, министры, видные военные, дипломаты, журналисты…”
***
…Часто через знакомых сверстников им удавалось проникать в немецкое окружение, выслеживать, устанавливать связи, явочные квартиры. Никакой техники, понятное дело, тогда не было.
Что касается выявленных агентов, то до августа 1941 года, пока на север Ирана не пришли советские войска, а юг был оккупирован английскими (французское и американское военное присутствие можно считать в значительной степени символическим), их не трогали. Ну, а после того как в Иран вошли наши войска, немецких шпионов арестовали и отправили в Москву.
Долгое время, например, наши разведчики не могли разобраться с одним немецким “фармацевтом”. Наружное наблюдение — следили буквально за каждым шагом этого человека — никакого криминала, ничего подозрительного установить не помогло. Он часто выходил из дома, слонялся без какой-либо цели по городу, не проводил никаких конспиративных встреч, люди, с которыми он встречался, сами по себе ничего не значили, не вызывали подозрений. По всем данным выходило, что “фармацевт” чист. Но через какое-то время поступали сведения о встречах немецкой агентуры с этим “фармацевтом” в то же самое время, когда он, по докладам “наружки”, ни с кем вроде бы не встречался. Это была настоящая головоломка. Разгадать ее решили поручить группе Георгия. И в один прекрасный день, наблюдая с крыши соседнего дома, они вдруг увидели сразу двух “фармацевтов”. Оказалось, это были братья-близнецы”…
***
В 1942 году англичане открыли в Иране разведшколу, где готовили агентов, забрасываемых в СССР. По заданию центра Георгию Вартаняну удалось завербоваться в эту школу. Школу же эту после учебы Георгия Андреевича было решено ликвидировать. Но сделать это надо было так, чтобы не испортить отношений с англичанами. Поэтому Агаянц (Иван Агаянц (1911-1968) — крупнейший советский разведчик, резидент, руководитель отдела Д, координирующего внешнюю разведку в области активных мероприятий — ред. “НВ”) очень деликатно довел до сведения английского резидента, что в Тегеране действует некая разведывательная школа.
“Очевидно, это немецкая, — ответил тот. — Они совсем обнаглели, действуют под самым нашим носом!”
Тем не менее школу англичане быстро закрыли.
Не лучше повели себя англичане, когда выловили выброшенную на парашютах в районе Керманшаха группу из шести немецких радистов. Это была первая группа, которую выбросили немцы, готовя операцию по срыву тегеранской конференции и физической ликвидации Рузвельта, Сталина и Черчилля. Именно группа Вартаняна позволила начисто провалить эту операцию. Неизвестно, как бы сложилась история мира, если бы не Вартанян и его “легкая кавалерия”. Арестовав немецких радистов, английская разведка начала с их помощью радиоигру с Берлином.
Тут-то их и засекли наши разведчики, установив с помощью группы Георгия Андреевича, что немцы проводят радиосеансы с Берлином под колпаком у англичан. Агаянц снова вышел на своего английского коллегу. Тот ответил, что он не в курсе. “Если вы не в курсе, мы их арестуем”, — отрезал Агаянц. От этих слов англичанин побледнел. Но продолжал разыгрывать свою неосведомленность. Лишь через несколько дней он сообщил Агаянцу, что эти немцы работали якобы на английскую военную разведку, и поэтому он был не в курсе. Чтобы как-то снять напряженность, англичанин добавил, что немцы готовят операцию, направленную против трех лидеров антигитлеровской коалиции, и поэтому была затеяна радиоигра с Берлином.
До 1951 года супруги работали в Иране. До 1954 года продолжал работать там и отец Вартаняна. Когда обстановка в Иране стала более спокойной, Вартаняны попросили центр разрешить им вернуться на родину, чтобы получить высшее образование. Потом — второй заход за рубеж, более длительный: три десятилетия нелегальной разведывательной работы. Георгий Андреевич и Гоар работали вместе как одна группа, не допустив ни единого провала.. Причем, учитывая опыт работы в Тегеране, время на их подготовку было сведено до минимума. Если обычного нелегала у нас готовят в течение шести-семи лет, то им с женой понадобилось для подготовки… всего два месяца”… До 1986 года они работали на Западе, на Дальнем и Среднем Востоке. В 1986 году “вернулись на родину, но оставались закрытыми и лишь в 2000 году впервые появились на ТВ в прямом эфире.
***
Где, в каких странах они работали, какими языками владеют, на какие высоты им удалось подняться в разведке в тех странах, где они были, — обо всем этом Георгий Андреевич не говорит. Это не рисовка, это необходимость, чувство ответственности за тех людей, с которыми работал и которые остались там…
…Они полностью выкладывались на работе, не задумываясь о чинах и наградах.
Только где-то в конце 50-х годов во время короткого пребывания в Москве Георгий Андреевич зашел в кадры разведки с просьбой официально принять его в ряды чекистов.
— Так ты за погоны служишь? — словно ножом по сердцу провел этим вопросом паркетный кадровик-чинуша.
Нет, не за погоны служил Георгий Андреевич…
В 1968 году, наконец-то, когда на стол тогдашнему председателю КГБ Андропову легла особо ценная, “горячая”, информация от разведчика, вдруг вспомнили, что он даже не имеет воинского звания. На 45-м году жизни ему присвоили звание… капитана. Правда, потом он быстро вырос до полковника. Жене же звания так и не присвоили. Когда она уходила на пенсию, тогдашний председатель КГБ В.М. Чебриков своей властью определил ей максимальную военную, то есть полковничью, пенсию.
Несколько лет “Анри” и “Анита” работали в Италии, уделяя пристальное внимание южному флангу НАТО. Это было как раз в те годы, когда будущий директор ЦРУ США адмирал С.Тернер был командующим войсками этой зоны, а генерал Александр Хейг — командующим союзническими войсками НАТО в Европе. К этому времени “Анри” и “Анита” уже занимали видное положение в обществе, их хорошо знал президент и некоторые министры страны, а американские морские офицеры и сам адмирал С.Тернер не раз пожимали им руки и пользовались их услугами. Они же оказывали “Анри” помощь, когда ему приходилось выезжать в США с заданиями нелегальной разведки. Все как у Д.Карнеги: умей заводить, иметь и сохранять друзей.
***
…Заканчивался 1983 год. Как всегда в конце года, я работал над годовым отчетом. В сухих официальных строчках оперативного отчета, за цифрами, псевдонимами и фразами упрятывал живую активность разведчиков-нелегалов за рубежом. В который раз приходилось ловить себя на мысли о том, что мы чрезмерно скупы на похвалу или положительную оценку результатов их труда. Мы обсудили в руководстве нелегальной разведки этот вопрос и пришли к выводу, что руководство страны должно знать, каким трудом обеспечивается решение внешнеполитических проблем.
Мы внимательно оценили операции последних почти 40 лет, их конкретных участников и единодушно пришли к выводу, что можем представить к высшей государственной награде нескольких лучших разведчиков-нелегалов.
Руководство страны положительно рассмотрело материалы нелегальной разведки о присвоении звания Героя Советского Союза нелегалу “Анри” и награждении Орденом Красного Знамени его жены “Аниты”, отдавших более 40 лет жизни обеспечению безопасности нашей Родины.
У меня на столе лежал Указ Президиум
а ВС СССР, а где-то через пару часов “Анри” или “Анита” должны были выйти на связь, получить и расшифровать телеграмму. Какой написать текст? Решили — сухо и просто: “Указом Президиума ВС СССР за выполнение специальных заданий Родины Вам присвоено звание Героя Советского Союза. “Анита” награждена орденом Красного Знамени. Поздравляем. Желаем успехов в работе. Центр.” Рабочих вопросов в шифровке на этот раз не было.
Свою последнюю вербовку агента-иностранца “Анри” провел уже после получения высокой награды. “Анита” потом рассказывала мне, что “Анри” принял по радио шифровку, обработал ее, прочитал, побледнел и молча протянул ей.
Подготовила