Анна МАИЛЯН: “Нужна диктатура. Культурная диктатура!”

Архив 200917/10/2009

Впервые мне посчастливилось услышать ее голос десять лет назад. Импровизированное выступление состоялось в монастырском комплексе Гегард, в пещерке, находящейся над церковью Св.Богородицы. Многие тогда вспоминали, что годами раньше здесь записывала свои песни Лусине Закарян — эпохальная армянская певица, которой не стало восемь лет назад. …А затем зазвучал голос Анны Маилян, вызвавший оцепенение, шок вперемешку с радостью. Радость от того, что армянская духовная музыка вновь находится в надежных руках. Каким вы видите будущее армянской духовной музыки? — первый вопрос, с которым мы обратились к певице, ныне уже заслуженной артистке Армении.
— Будущее сложно назвать безоблачным — в Армении, увы, ничего не предпринимается для воссоздания профессиональной школы духовного песнопения. Можно, конечно, слушая Лусине Закарян и Хорена Паляна, штудируя работы Комитаса и других авторов шараканов, теоретически представить, как необходимо исполнять эту музыку, однако самообучение далеко не всем удается. Это весьма сложно. И все же, несмотря на трудности и, чего скрывать, упадок интереса к духовной музыке, в Армении все же есть солисты и коллективы, активно занимающиеся ею.
Для всех нас, конечно же, ярчайшим примером высокопрофессионального исполнения была и остается великая Лусине Закарян. Что касается меня, то считаю, что я просто обязана не только исполнять, но и пропагандировать духовную музыку, наше подлинно национальное искусство. Недавно вместе с руководимым мной Ethno Vocal Triо мы выпустили альбом Armenian Traditional Songs. Я являюсь также автором множества проектов, последний из которых “Мой Комитас”. В рамках этого проекта при участии продюсерского центра “Шарм” был издан диск, в работу над созданием которого были также вовлечены воспитанники ансамбля Софи Девоян (“Театр танца и души”), артисты театральной труппы “Мим Студио”, ансамбль народных инструментов и Камерный оркестр под руководством дирижера Карена Дургаряна. Думаю, именно посредством вовлечения в “духовную проповедь” коллективов и артистов, работающих в иных жанрах, возможна реализация такого рода проектов. Мы должны попробовать приблизить современного молодого человека к той музыке, которая на самом деле является родной для него, только он, к несчастью, пока об этом не знает.
— В позапрошлом году вы вместе с композитором Мартином Агароняном записали песню для представления на “Евровидении”…
— Мы с Мартином записали замечательную, на мой взгляд, песню, более чем достойную того, чтобы быть представленной от имени нашей страны на этом конкурсе. Но создалась весьма неоднозначная ситуация, о которой мне бы не хотелось сейчас говорить, — и мы даже заявку не представили. Ну а о клипе и вовсе разговора, как вы понимаете, не было.
— Вернемся к вопросу о молодом поколении, которое продолжает упиваться низкопробными аналогами неармянской музыки с армянскими словами и не намерено “сдавать своих позиций”. Что мешает изменить существующую систему ценностей в искусстве?
— Мешает многое, причем давно, с тех пор как с легкой руки рабиса армяне стали слушать поначалу турецкую музыку, затем арабскую и т.д., в армяноязычной интерпретации. Дарованная же свобода самовыражения (суть — вседозволенность) ознаменовала начало поры, которую иначе как “армяноязыческой” я назвать не могу. Пусть не сочтут меня ханжой и ретроградкой, но работа в ином жанре, как-то: джаз, рок, соул и т.д. — это одно, а копирование и обезьянничанье — абсолютно другое. Трагедия в том, что последнее, а не подлинное искусство, овладевает массами.
Также не последнюю роль в развале исконно армянского как в искусстве, так и вообще в повседневной жизни сыграло потакание интересам, взглядам и даже слабостям приезжих армян. Повсеместное засилье кальянов явилось для меня последней точкой! Ну неужели так сложно понять, что армянин, выросший на чужбине, потягивая в центре Еревана кальян, будет с большим удовольствием слушать музыку “вскормившего” его народа (пускай даже с армянским текстом), нежели армянские духовные песнопения? И что ж, будем брать с него пример и тиражировать сомнительные вкусы?
На мой взгляд, единственное, что сегодня в силах остановить низкопробную “лавину”, — это диктатура. Культурная диктатура! Система, проповедующая и поддерживающая исконно армянские традиции и устои в современном искусстве…  — Расскажите еще о ваших проектах. Год назад вы упоминали о ванских песнях…
— Я продолжаю работать над “материалом”. В основном это акапельные произведения, но несколько песен исполняются при инструментальной поддержке Ваана Арцруни. Некоторые же песни, которыми я занималась сама, имеют звуковой аккомпанемент. Процесс рождения одночасового диска с чарующими песнями Вана — работа очень захватывающая и интересная, и думаю вскоре порадовать ею не только ванцев, но и ереванцев.
— Анна, каждый год вы устраиваете концерт в день своего рождения. А с каким репертуаром вы выступите в этом году?
— Все началось с того, что как-то раз за рубежом один из концертов состоялся как раз в день моего рождения. Это совпадение навело меня на мысль о проведении ежегодных так называемых именинных концертов. Тем более что я не болельщица застолий, обычно быстро устаю от них и… скучаю. А когда концерт, причем такой вот неформальный, на котором как приглашенные, так и незнакомые зрители и всем вместе хорошо, то и мне скучать не приходится.
Этот год, надеюсь, не станет исключением. Единственным изменением в традиции может стать дата, которую я “приближу” к концу года, поскольку планирую не маленький междусобойчик, а чуть более солидный концерт, к которому нужно подготовиться. И, надеюсь, в итоге нам — мне и моим коллегам по Ethno Vocal Triо певицам Эгине Авдалян и Асмик Закарян, а также многим другим исполнителям — удастся полноценно порадовать зрителей новыми и оригинальными выступлениями.
Рубен ПАШИНЯН