Анкара как “светоч региональной демократии”,

Архив 201105/03/2011

Анкара как “светоч региональной демократии”,
или Не рано ли записали Турцию в образцы для подражания?

Президент Турции Абдулла Гюль направился в Египет, чтобы поделиться опытом демократических преобразований и строительства правового государства.
На Западе в этой связи царят двойственные ощущения. В анализе “Евроньюс” сказано, что именно Турцию часто приводили “в качестве достойного примера перехода от диктатуры к демократии… Успешный альянс политического ислама и демократии вызывает повышенный интерес”. Интерес понятен. Европа обеспокоена тем, что на смену пусть и тоталитарным, но зато вполне надежным “сукиным сынам” в арабских странах станут приходить исламские экстремисты. И тут турецкий пример и впрямь показателен. Местные исламисты давно шли к власти. Их убойная риторика крайне настораживала военных, которые каждый раз блокировали результаты победы партии Гюля-Эрдогана. Пару раз она даже была объявлена вне закона, вынуждена была менять название, самому Эрдогану малость и посидеть пришлось. Но параллельно партия изменялась. “Ее лидеры отошли от старой исламистской гвардии, консервативной и антидемократичной, и сформировали умеренное движение, которое сумело сохранить основы светской системы, введенной Кемалем Ататюрком. В этом сила и особенность Турции”. Но достаточно ли этого, чтобы стать светочем преобразований в арабском мире? Ведь у арабов не было своего Ататюрка, и светские системы в этих странах крайне неустойчивы. Поэтому лекции Гюля падут на не слишком благоприятную почву. Однако нельзя не согласиться с тем, что нынешние события заметно повышают роль Анкары в регионе, ибо Египет, образно говоря, лежит в руинах. Турки и сами это ощутили, в речах турецких лидеров явственно зазвучали нотки этакого превосходства. Французский президент Николя Саркози, отказывая Турции в приеме в ЕС, заявил, что эта страна должна стать мостом между цивилизациями, в этом, мол, ее историческая миссия. И хотя Анкара все равно обижается на отказ, “носителем миссии”, да еще столь всемирно-исторического масштаба, ощущать себя, конечно, приятнее, нежели быть обычным соискателем-неудачником. Можно сказать — не принимают в ЕС, потому что слишком высоко ценят…
Проблема, однако, в том, что в самой Турции некоторые грани местной демократии выглядят довольно невнятно. Так, в последние недели в стране прошли массовые аресты журналистов, в том числе достаточно известных. Хватают работников пера в рамках следствия по нашумевшему делу “Эргенекон”. Вкратце напомним, что эта нацистская по своей сути организация обвиняется в подготовке госпереворота. Конечно, журналисты тут вовсе не в первых рядах, основу “Эргенекона” составляют бывшие военные и полицейские чины, отставные политики, а пишущая братия, видно, была привлечена для “идеологического обеспечения”. Как бы то ни было, и Госдеп, и ОБСЕ уже подвергли Анкару резкой критике, потребовав отстать от журналистов, прекратить их запугивать и тем более — арестовывать. А уже схваченных — немедля освободить. Иначе возникнут очень серьезные сомнения относительно турецкой демократии и свободы слова. Причем тут есть нюанс, который заставит “светоча ближневосточной демократии” проглотить горькую пилюлю. Дело в том, что среди арестованных оказался хорошо нам известный корреспондент газеты Milliyet Недим Шенер. Он автор книги об убийстве Гранта Динка. Неизвестно, насколько верным последователем “Эргенекона” был Шенер, но факт в том, что его труд “Убийство Динка и ложь в расследовании” стал очень популярен и вызвал ярость правоохранительных структур. На журналиста подали в суд, который его, однако, оправдал. Теперь, получается, смелого расследователя решили все-таки “дожать”, отомстить, воспользовавшись удобным поводом. Именно так выглядит вся эта история. И даже если Шенер и связан как-то с “Эргенеконом” (что отнюдь не факт), все симпатии общественности — на его стороне. А власти предстали в образе гонителя свобод. Поэтому, думается, момент выставлять Анкару примером и образцом для народов региона выбран не самый удачный. Европейские друзья Турции явно поспешили.