Анкара и Москва вышли на стратегическую орбиту

Архив 201117/03/2011

Анкара и Москва вышли на стратегическую орбиту Два дня в российской столице находился турецкий премьер Реджеп Эрдоган. Несмотря на “рабочий” статус визита, он стал значительным событием для двух государств.
Насыщенная повестка переговоров Эрдогана с президентом Дмитрием Медведевым и премьером Владимиром Путиным включала обсуждение широкого спектра экономического сотрудничества, а также ситуации на Ближнем Востоке.

Не секрет, что и Анкара, и Москва крайне озабочены происходящими в этом регионе событиями, способными, при определенном раскладе, повлиять на внитриполитическую ситуацию и в Турции, и в России. Для Анкары важно в любом раскладе гарантировать свою энергетическую безопасность, а Россия стремится удержать статус великой энергетической державы. Поэтому понятно, что именно вопросы энергетики особенно близки партнерам. Эрдоган, в частности, добивался, чтобы российская сторона гарантировала полноценные поставки нефти для трубопровода Самсун — Джейхан, от черноморского побережья к Средиземному морю. Ради этого турки ранее дали согласие на прохождение в их территориальных водах важного для Москвы газопровода “Южный поток”, а в ходе нынешнего визита согласовали вопрос строительства россиянами первой турецкой АЭС.
И это несмотря на то что в свете событий в Японии тема атомной энергетики во всем мире ныне, мягко говоря, крайне малопопулярна. Турецкая сторона в этой связи утверждает, что россияне построят станцию намного более надежную, нежели все АЭС Японии. Впрочем, энергетической проблематикой сотрудничество не исчерпывается. Товарооборот между странами растет невиданными темпами. В прошлом году он составил 25 млрд долл., а в нынешнем, как ожидается, подойдет к 40 миллиардам. Эксперты не исключают, что уже через годик-другой эта и без того внушительная цифра может удвоиться, чему поможет и недавняя отмена Россией визового режима для турецких граждан. Напомним также, что российские инженеры возводят металлургический комбинат в Искандеруне, а турецкие строители — олимпийские объекты в Сочи. Экономики стран-партнеров все более интегрируются. Все это дало основание председателю межпарламентской российско-турецкой группы дружбы Салиху Капусузу заявить, что между руководством двух стран достигнут небывало высокий по историческим меркам уровень политического доверия. Последнее обстоятельство, очевидное и без признаний турецкого парламентария, раздражает некоторые политические силы в Армении.
Ведь ко всему прочему визит Эрдогана был приурочен к юбилейной, 90-й годовщине заключения печально памятного советско-турецкого Московского договора 1921 г. Этот документ сыграл тяжелую роль в судьбе Армении. Поэтому секретарь парламентской фракции дашнаков Артюша Шахбязан в своем комментарии отметил, что армянская сторона должна внимательнейшим образом следить за ходом визита, ибо “когда Россия и Турция сближаются, это имеет для нас плачевные последствия”. Вопрос, однако, в том, что 90 лет назад сблизились не Россия и Турция, которые незадолго до того были непримиримыми военными противниками, а две политические системы — кемалистская и большевистская. Это диктовалось известной конъюнктурой, в которую исторические чаяния армянского народа никак не вписывались. Конечно, не приходится сомневаться, что российско-турецкое сотрудничество, вышедшее на уровень полноценного стратегического партнерства, способно оказать очень заметное влияние на положение Армении. Однако не обязательно это влияние должно быть лишь отрицательным. В мире все изменилось за 90 лет, и вряд ли подходы и интересы того времени актуальны и сегодня. Совсем не исключено, что российско-турецкое сближение может стать выгодным и для Армении, которая является стратегическим партнером Москвы и непосредственным соседом Турции. Такая конфигурация, конечно, требует большой политической и дипломатической гибкости, а не традиционной сосредоточенности на реалиях давно минувших эпох. К счастью, политическое руководство страны прекрасно это понимает и, думается, приветствует укрепление сотрудничества Москвы и Анкары. Ведь именно такое сотрудничество, а не конфронтация, среди прочего, является гарантом нашей национальной безопасности.