Анкара демонстрирует “этническую ярость”

Архив 200911/07/2009

Турция желает учить китайцев гуманизму и политической толерантности
Последние события в Синьцзянь-Уйгурском автономном районе Китая вызвали широкий отклик в Турции. По всей стране проходят демонстрации сторонников идеи “Великого Турана”. Их участники жгут китайские флаги и призывают руководство страны “жестко отреагировать” на происходящее за тридевять земель.   Напомним, неделю назад в административном центре автономного района, городе Урумчи, произошли массовые беспорядки на национальной почве: более тысячи уйгуров (коренное население Синьцзяна, ныне насчитывающее порядка 10 миллионов человек) выступили против этнических китайцев — ханьцев. По меньшей мере 156 человек погибли и более тысячи были ранены. Полиция задержала около полутора тысяч погромщиков. Вслед за тем на улицы вышли представители “титульной” ханьской нации и громили уйгурские кварталы. Отдельные акции прошли в других регионах автономии. Уйгуры — народ тюркского происхождения, места их обитания являются прародиной тюркского этноса. Именно отсюда, из предгорий Алтая, из тех мест, где ныне смыкаются границы Монголии, Китая и Казахстана, и начали некогда тюрки свой поход на Запад. Как известно, им удалось сокрушить Византию и создать на ее месте собственное государство, простирающееся от Вены до Египта и Персидского залива. Однако полностью захватить Европу, как это сделали на заре Средневековья их предки-гунны, тюркам не удалось. Совместными усилиями австрийских немцев и венгров, объединившихся перед лицом смертельной опасности в одно государство, Австро-Венгрию, а также поляков и чехов турки были отброшены от стен Вены. В 1683 году османская орда потерпела сокрушительное поражение от войск европейской коалиции, которыми командовал польский король Ян Собеский. Это стало началом конца турецкой экспансии. В последующие века территория Османской империи под ударами австрийцев и русских постепенно сокращалась, а турецкой армии практически уже никогда не удавалось одерживать сколько-нибудь значимых побед. Первая мировая война и революция Кемаля Ататюрка подвели черту под пятивековой историей империи османов. Однако память об имперском величии, как видим, жива и доселе. В Турции на психологическом уровне все народы тюркского корня (от тех же уйгуров до азербайджанцев) все еще воспринимаются в качестве “единой нации”, которую Анкара должна опекать и защищать.
Премьер-министр Реджеп Эрдоган осудил силовые методы подавления беспорядков в Синьцзяне. По его словам, реакция китайских властей идет вразрез с международными нормами, является примером грубого подавления прав человека и национальных меньшинств. Далеки китайцы от гуманизма и толерантности! Желая научить их этим благородным понятиям, Анкара намеревается, пользуясь своим статусом временного члена Совета Безопасности ООН, вынести этот вопрос на обсуждение мирового сообщества. Одновременно в Турции звучат призывы бойкотировать китайские товары, а в парламенте страны депутатская группа дружбы с КНР заявила о самороспуске.
Все это является пустым сотрясением воздуха и бурей в стакане воды. Как мы уже многократно убеждались, громкие декларации турецких политиков — это одно, а реальная, прагматичная политика, проводимая Анкарой, — нечто совершенно иное. Турции никогда не удастся добиться осуждения Китая в ООН — Пекин как постоянный член Совбеза заблокирует любую подобную резолюцию, даже если, вопреки ожиданиям, такого рода текст и пройдет все стадии обсуждения. Кроме того, товарооборот между двумя странами в прошлом году превысил 14 миллиардов долларов. Очень сомнительно, что интересы таких масштабов будут легко принесены в жертву идеологическим соображениям. Есть и еще один важный нюанс. Уйгуры ведь бузотерят далеко не в первый раз. Предыдущий всплеск “национального самосознания” у кочевников случился в середине 90-х годов. И тогда Анкара попыталась получить с этого некоторые политические дивиденды. Но тогдашний руководитель КНР Цзянь Цземин очень быстро и резко пресек подобные поползновения одной-единственной фразой. “Если Турция будет вмешиваться во внутренние дела Китая, мы мгновенно признаем факт геноцида армян в Османской империи”, — заявил тогда китайский лидер. И все стразу успокоилось. Этот сильный козырь и сегодня продолжает оставаться в китайской “обойме”.
Такова политическая ипостась происходящего. Но есть во всем этом и морально-нравственная сторона. Кто говорит о толерантности, гуманизме, соблюдении норм международного права в отношении национальных меньшинств? Махатма Ганди? Мать Тереза? Андрей Сахаров, наконец? Нет, обо всех этих замечательных принципах вещает руководитель государства, где национальные меньшинства (на деле — несчастные граждане захваченных турками стран) веками подвергались самым диким гонениям, насилиям и надругательствам. Ведь не только армяне, но и греки, болгары, ассирийцы, арабы — все с лихвой хлебнули турецкого “зулума”. Поэтому турецкому руководству следует наконец определиться. Либо Анкара полностью порывает со своим темным историческим прошлым, признает факт геноцида (и не только геноцида армян), кается и просит о прощении за преступления предков, либо объявляет себя наследником империи султанов в том числе и в этом, преступном и кровавом, смысле. Но тогда никакого права поучать иные державы, как им следует поступать со своими нацменьшинствами, говорить о демократии, свободе и международном праве у Турции нет.
Развитие событий свидетельствует, что Пекин абсолютно проигнорировал реакцию Анкары. Китайские власти уже объявили о том, что зачинщики и участники беспорядков будут сурово наказаны. Речь идет, заметим, о таких “мерах исправления”, как смертная казнь. Кроме того, в Урумчи закрыты все мечети. Местная администрация не без оснований считает их рассадником экстремистских настроений. Помимо всего прочего, официальный Пекин заявил о наличии в происшедшем “зарубежного следа”. Пока речь идет об “Аль-Каиде” и связанном с ней “Всемирном уйгурском конгрессе”, эмиссары которых, по данным китайских спецслужб, спровоцировали беспорядки. Но можно не сомневаться — если Анкара попытается зайти в своем противостоянии с Пекином слишком далеко, в случившемся очень легко будет выявлен и турецкий след.
Армен ХАНБАБЯН