Ани и гранаты от мэтра Гевондяна

Архив 201702/03/2017

Живописцу, художнику-монументалисту и дизайнеру Рубену Гевондяну исполняется 75 лет. Он настоящий творец-исследователь. В его искусстве уже более полувека прослеживается неприкрытая любовь к национальной истории. Он создал свой, ни с чем не соотносимый мир прошлого армянского народа, воспроизвел его и даже восполнил пустующие лакуны. История в трактовке Гевондяна — не просто события минувших дней, не героические страсти героев и не романтика давно ушедших дней. В целом искусство художника — значительный вклад в национальную art-копилку.

 

Он не берет конкретные факты, считает, что они были и прошли. Цепь событий дала то, что имеем, квадратные километры камня и земли и памятники. История оставила нам материальный мир и, главное, великий дух, который поддерживает нас, убежден Рубен. Его искусство дает богатую пищу для размышлений. Ландшафт и постройки, люди и предметы складываются им в многозначные композиции, они заставляют почувствовать ход исторического процесса, позволяют окунуться в реку времени. Одним из наиболее ярких примеров его понимания жанра стали росписи в детской библиотеке им.Хнко Апера (1980-1984). На трех стенах он изобразил чуть ли не весь мир армянской культуры от неолита до наших дней.

Изобразительный мир Гевондяна не музей, а мир живой и пульсирующий. Многие предметы он воспроизводит, часто не имея сохранившихся аналогов, после изучения фрагментов. При этом они убедительны в своей вещественности.

Классическая армянская архитектура — еще одно пристрастие Гевондяна. Когда оно зародилось, и сам он точно не знает, но веховым событием стала дипломная работа, посвященная строителям Звартноца. С того дня архитектура, выписанная с тщанием зодчего и вдохновением художника, появлялась во многих его работах. Где-то в середине 80-х он вплотную занялся древнеармянской столицей Ани, задумал поднять ее из руин и как бы отстроить заново. Показать Ани во всей красе, показать ее культуру, увы, в основном утерянную. Ани для него уникальный и необъятный мир, одно из чудес, сотворенных армянским гением. Подготовительная работа, конкретно изучения огромного массива литературы, схем, карт, фотографий и обмеров анийского пространства и сохранившихся памятников и руин заняли несколько лет. Были выполнены большие аксонометрические эскизы – вид на город и окрестности с высоты птичьего полета. Столица Ани предстает в период своего наивысшего расцвета в Х-XI веках. Это живописный царь-град армянских Багратидов, славящийся многочисленными церковными и общественными сооружениями, жилыми кварталами, садами, мостами и всем прочим, что было в этом знаменитом городе. Все как в те времена, и даже немного лучше. Но без этого и быть не могло, ведь это научно-художественная реконструкция. События 80-х и не слишком бодрящие душу и вдохновение 90-е годы помешали работе над Ани. Окончательный вариант, живописный, Рубен выполнил на холсте размером 3 на 5 метров в 2005-2010 гг.

Впрочем, время даром не пропало: Рубен с дочерью-художницей Айцемник сделали замечательные росписи в гостинице «Ереван», который переживал основательную реконструкцию. Владельцы отеля итальянцы Гаспарини, увидев работу Рубена, проделанную в детской библиотеке, без каких-либо сомнений предложили расцветить интерьеры гостиницы именно ему. Полусферический потолок-плафон в Овальном зале, подпотолочный фриз и росписи в других помещениях. Для плафона и фриза Гевондян предложил тему «Утро Навасарда» — первого месяца года по армянскому календарю, который приходится на 11 августа. Это был всенародный праздник, полный ритуальных действ, жертвоприношений, театрализованных зрелищ, танцев, веселых игр и охоты. Отец с дочерью создали синтетическую картину армянского эллинизма и христианства. Овальный зал стал с тех пор виртуальным экскурсом в национальную историю. Многочисленные персонажи органично расположены среди архитектурных сооружений: Ахтамара, Звартноца, Ани, даже купол константинопольской Св.Софии, восстановленного зодчим Трдатом. Здесь, как и в библиотеке, Рубен Гевондян показал свое блистательное мастерство рисовальщика, для которого не существует никаких проблем с перспективой и ракурсом.

Так же виртуозно он воссоздал 170 гектаров исторической столицы и окружающее пространство. Получился не миф, а реальный земной город. В Ани, правда, не тысяча церквей, как когда-то его называли, а не больше ста, по мнению Рубена. Вполне достаточно для 100-тысячного города, одного из самых значительных в обширном регионе.

Кроме собственно самой столицы, Рубен разместил в верхних углах картины герб города со знаменитой пантерой, атрибутами власти, искусств и ремесел, а также указатель сторон света. А еще внизу картины фриз – средневековый праздник с участием анийцев: от царя до духовенства, ремесленников, сельчан, строителей и т.д. В центре триумфальные ворота Ширакамут, которые на самом деле расположены вне города. Это единственная вольность, которую позволил себе автор. Отметим, что скоро картина Рубена Гевондяна «Ани – столица Багратидов» предстанет пред очи общественности в Музее-институте архитектуры. После Ани Рубен работал над оформлением главной армянской церкви Москвы – храма Св.Богородицы.

Параллельно монументальным работам художник рисовал красочные картины, полные национального духа. Он разработал свой особый язык символов-знаков и часто использовал цветок лилии, виноградную кисть, морскую раковину, крыло птицы, наконец, гранат. Для него это самый совершенный, самый прекрасный плод на свете. Вспоминает, что катализатором его гранатомании стал фильм Параджанова «Саят-Нова» — «Цвет граната». Работая над дипломом, он долго зарисовывал гранаты на рельефах Звартноца. И вообще, не без оснований думает, что Адам преподнес Еве именно гранат – райский фрукт – а не яблоко.

Один из символов, придуманных Гевондяном, родился не так давно. Он глубок и убедителен, как и все, что он создает уже много лет: терновый венец и пробившийся сквозь него прекрасный цветок лилии. Так и в жизни…