Ангела Меркель: “Мы не намерены дистанцироваться от резолюции о признании геноцида армян”

Архив 201610/09/2016

Диалог между Турцией и Германией, прервавшийся после принятия Бундестагом резолюции о признании геноцида армян, восстановлен. Получив от Берлина определенные пояснения, официальная Анкара дала понять, что удовлетворена и более не видит причин для конфронтации. Означает ли это, что власти Германии уступили оказанному Эрдоганом давлению и согласились пересмотреть свое отношение к преступлениям младотурецкого режима?..

В понедельник на полях состоявшегося в Китае саммита Большой двадцатки канцлер ФРГ Ангела Меркель провела переговоры с Реджепом Тайипом Эрдоганом. Это была их первая встреча после обострения отношений в связи с принятием германским парламентом известной резолюции. Турецкие СМИ, ссылаясь на информированные источники, сообщили о том, что наряду с другими вопросами лидеры двух стран обсудили и тему отношения к событиям 1915 года. Полярно противоположная оценка этих событий и вызвала в июне обострение в отношениях между Турцией и Германией. Сразу после встречи Анкара “сменила гнев на милость”, подтвердив готовность восстановить взаимовыгодное партнерство с ФРГ. Турецкие власти заявили о том, что снимают все ограничения на посещение депутатами Бундестага дислоцированной в Турции военной базы НАТО. Ранее министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу почти прямым текстом сказал, что пока правительство Германии не пересмотрит свое отношение к резолюции Бундестага, ноги немецких законодателей в “Инджирлике” не будет. Во вторник стало ясно, что турки позволили немцам не только посетить базу НАТО, но инвестировать в ее переоснащение 60 миллионов евро. Перемена в настроениях турецких правителей стала причиной комментариев, суть которых сводится к тому, что Берлин в Армянском вопросе “дал задний ход”.

Две недели назад влиятельная берлинская газета “Spiegel Online” опубликовала статью, в которой утверждалось, что федеральное правительство готовится откреститься от резолюции Бундестага. За этим последовал комментарий официального представителя правительства Штеффена Зайберта. Он заверил в том, что о пересмотре резолюции не может быть и речи. Но в то же время Зайберт заявил, что “резолюция Бундестага не является юридически обязывающим документом”. Таким образом, он допустил теоретическую возможность того, что исполнительная власть воздержится от применения подходов, высказанных законодателями. В Турции эти слова были встречены с одобрением. Представитель посольства Турции в Берлине Рефик Согукоглу поспешил высказать удовлетворение. “Мы ценим высказывание господина Зайберта о том, что решать, что такое геноцид, должны суды, а не парламент”, заявил турецкий дипломат. Между тем в действительности Зайберт такого не говорил. Но в Анкаре смогли найти в его словах именно то, что очень хотели услышать.

Не вполне корректно комментировали в Анкаре и оценки, содержавшиеся в недавнем интервью Ангелы Меркель люксембургскому телеканалу “RTL”. Отвечая на вопрос о возможном пересмотре отношения правительства к армянской резолюции, канцлер ФРГ сказала буквально следующее: “Прежде всего хочу заверить в том, что федеральное правительство не собирается дистанцироваться от указанной резолюции. В конце концов я и сама тоже депутат Бундестага. Федеральное правительство не намерено комментировать решения парламента. В ходе переговоров с Турцией мы пояснили, что именно означает резолюция Бундестага. Сайт Бундестага четко разграничивает, что такое закон и что такое резолюция. В отличие от законов резолюции не следует считать документом, юридически обязательным к исполнению. Резолюция — это скорее политическое заявление. Но парламент имеет полное право принимать подобные резолюции. Мы отчетливо заявили об этом в ходе переговоров с Турцией…”

В Анкаре из этих слов Ангелы Меркель сделали вывод о том, что федеральное правительство не намерено следовать подходам, изложенным в резолюции Бундестага. Но канцлер такого не говорила. Она лишь констатировала факт того, что с юридической точки зрения резолюция не является обязательной к исполнению. Точно так же было и в других странах, осудивших преступления младотуток. Парламенты 21 из 22 стран, признавших геноцид армян, сделали это в виде принятия резолюций. И лишь российская Госдума приняла на этот счет закон. Но ни в одной стране исполнительная власть ни разу не позволила себе действий, противоречащих подходу законодателей. А в случае с Германией такое тем более невозможно, поскольку за принятие резолюции выступала фракция правящей коалиции, сформировавшей действующее правительство. Канцлер, будучи также депутатом, и сама голосовала на заседании фракции “за”. Причем подходы парламенсткого большинства и оппозиции в данном вопросе совпадают в полной мере. То есть даже в случае смены власти ничто не будет предвещать возможности пересмотра отношения к принятой резолюции.

В данном случае куда более важной была та часть интервью Ангелы Меркель, в которой она подтвердила отсутствие у правительства намерения ставить под сомнение обоснованность и правомерность принятого парламентом решения. Но эту часть интервью в Турции почему-то не заметили. Ситуация напоминает старый анекдот про стакан, наполенный водой до середины. Оптимист говорит, что стакан наполовину полон, пессимист говорит, что он наполовину пуст. Называй как хочешь. Суть от этого не меняется. А суть в том, что решение о признании геноцида никто не собирается подвергать ревизии. Ангела Меркель отчетливо заявила, что не видит причин для разговоров об уступках туркам. На вопрос журналиста телекомпании “RTL”: “Не означает ли это, что Германия в Армянском вопросе склонила перед Турцией колени?”, канцлер ответила однозначно: “Ни в коей мере”.

Попытки приписать администрации Ангелы Меркель то, чего она не делала, предприняли не только в Анкаре, но почему-то и в Москве. “Российская газета”, являющаяся официальным печатным органом правительства России, опубликовала в понедельник статью, в которой обвинила берлинские власти в готовности поставить под сомнение факт геноцида армян. Собкор официоза Анна Розе пишет: “Германия пошла на уступки Турции. Проблема с беженцами была куплена за счет сведения на “нет” резолюции по геноциду армян. В этом вопросе Меркель растоптала все значимые демократические процедуры и компетенции. В угоду турецкому президенту кабмин ФРГ отказался открыто поддерживать резолюцию парламента по осуждению геноцида армян. Турция получила свое относительно осуждения геноцида армян в Германии…”. Любопытная ситуация. Орган пропаганды одной великой сверхдержавы пытается дискредитировать другую сверхдержаву, используя в качестве инструмента Армянский вопрос. Впрочем, тут для нас ничего нового. Мы давно уже привыкли к тому, что в руках сверхдержав Армянский вопрос стал всего лишь инструментом.

Так что же все-таки позволило турецкому руководству пересмотреть свое отношение к Германии? Почему Эрдоган, в течение нескольких месяцев избегавший контактов с Ангелой Меркель, вдруг согласился пожать ей руку? Очевидно, что Анкара давно искала предлог для восстановления диалога с Берлином. Допущенное Ангелой Меркель упоминание о том, что резолюция Бундестага не является обязательной к исполнению, была для Эрдогана большим подарком. Благодаря этому он смог сесть за стол переговоров, сохранив лицо. Ситуация очень похожа на историю с “извинениями” Турции за сбитый российский самолет. В Москве обращение Эрдогана восприняли как покаяние, хотя в действительности турецкий лидер и не произнес слова “простите”. Сейчас Эрдоган в той роли, в которой совсем недавно был Путин. Что ж, если турецким правителям очень нужно видеть в словах немецких лидеров то, чего в них нет, то это их проблема. У нас же нет особых оснований обижаться на Ангелу Меркель. Заподозрить правителей Германии в негационизме трудно.