Андрей Давидян: “Даст бог, еще немножко посопротивляюсь”

Архив 201615/11/2016

Печальное известие из Москвы: скончался замечательный джазовый музыкант и певец Андрей Давидян

Он часто приезжал в Ереван и выступал в джаз-клубах. Андрея здесь полюбили так, как много лет назад его отца – тенора Сергея Давидяна, одного из первых исполнителей бабаджаняновских хитов 50-х гг. (Именно он поет за кадром в знаковом армянском фильме «Песня первой любви».) Свой талант Андрей, конечно же, унаследовал от отца и матери – тоже музыканта. Джазовое сообщество Армении (и не только) с болью узнало о кончине артиста.

 

Смерть Андрея Давидяна могла спровоцировать операция по удалению аппендикса, — сообщают СМИ. Такое мнение выразил представитель артиста Юрий Денисов. По его словам, операцию в конце октября проводили под общим наркозом. «Мы будем выяснять, почему в таком солидном возрасте врачи не применили к нему, например, щадящий наркоз». Представитель Давидяна добавил, что музыкант после операции успел съездить в Ригу и «вернулся оттуда полон творческих планов». Удар у него случился дома 5 ноября. После госпитализации артист на какое-то время пришел в себя и общался с близкими. «Мы его навестили, он с нами даже поговорил, но речь очень “плыла”, каждое слово давалось с трудом», — сообщил Денисов. Предлагаем одно из последних интервью А.Давидяна (с сокращениями)

— Многие, но не все, помнят вас по клипу «Замыкая круг» 1987 года, в котором спели все известные на тот момент рокеры, в том числе и Александр Градский. Но не многие знают, каким образом вы оказались там в одном ряду с Андреем Макаревичем, Константином Никольским, Жанной Агузаровой и многими другими…

— Начнем с самого начала: я учился в школе № 152 на станции метро «Аэропорт» в Москве. Очень хороший район: здесь, недалеко от центра, живут актеры, писатели. Это, если так можно выразиться, «дворянское гнездо». Общаясь со сверстниками — детьми творческих людей, — мы воспитывались в определенных морально-этических условиях. Понимали, что такое литература, кино и музыка. Различали, что такое вкус и что такое пошлость. От тех, кто бывал за рубежом, получали информацию о том, что происходило там, слушали иностранных музыкантов. Конечно, семья у меня была музыкальная: папа — Сергей Давидян — оперный певец. Я с детства любил ритм, и барабаны в частности. Так, в восьмом классе мы сколотили команду: соорудили ударную установку, самодельные тарелки, начали увлеченно репетировать. Я дружил с Игорем Окуджавой, сыном Булата Шалвовича, очень талантливым человеком. Он играл с нами.

— Но после окончания школы поступать решили в театральный вуз?

— Да, на экзаменах встретились с Ефимом Шифриным. Поступали вместе и провалились. Тогда с Игорем Окуджавой мы создали группу «Високосное лето». Затем пригласили Криса Кельми, вышли на гитариста Александра Ситковецкого, к нам пришел барабанщик Юра Титов. В таком составе группа просуществовала до 1974 года. После чего мы с Юрой ушли в армию — меня отправили в роту морской пехоты. Когда вернулся, состав «Високосного лета» был уже другим. И мы создали команду «Добровольное общество»: играли кавер-версии рок-хитов Deep Purple, Led Zeppelin, Grand Funk Railroad.

— Так в институт вы все же поступили?

— Да, конечно, только не в театральный. В итоге я окончил Институт стран Азии и Африки по специальности «переводчик». В совершенстве владею английским, арабским, французским языками. У меня были командировки в Египет, Алжир. Когда вернулся в СССР, уже началась перестройка. Так вышло, что государство не обеспечило нас, студентов, работой и бросило в открытое плавание. Идти работать переводчиком было попросту некуда, а кормить семью надо.

— На тот момент у вас уже была семья?

— Да, у меня была жена и родилась первая дочь. И как раз в тот момент, когда я остался без работы, мне позвонил Максим Дунаевский и пригласил в Государственный эстрадный оркестр РСФСР. Со мной там пели Ирина Понаровская, ее супруг Вейланд Родд, Павел Смеян. Объездили с концертами всю страну. Но затем оркестр распался, и я снова создал свою команду. «СВ» — что значит «Снова вместе»: Вадим Голутвин, Павел Смеян, Юра Титов и все мои старые друзья. Стали выступать. В 1992 году создали объединение «Лаборатория современной музыки», а в 1993 году я перешел в группу, в составе которой выступаю до сих пор, — Sound Cake. Играем в клубах, на фестивалях, на корпоративах: джаз, фанк, соул.

— В Sound Cake вместе с вами выступает и вокалистка Анна Абрамочкина — мама вашей младшей дочери…

— Совершенно верно. Мы познакомились, когда я пришел в Sound Cake, — она уже тогда солировала. Завязались теплые отношения, я влюбился, мы поженились, а позже появилась на свет Катя. Но не так давно мы осознали, что наши дороги расходятся, и развелись, но до сих пор сохранили хорошие человеческие отношения, что ценно.

— Вы часто влияли на судьбу своих детей? Строго воспитывали их?

— Нет.(Вздыхает.) К сожалению. Наверное, надо быть строже, детям потом будет легче жить. Но кажется, мне удалось воспитать тонких и честных детей. Старшая дочь Мария уже взрослая, ей 31 год, живет в Бельгии, увлекается искусством. Она очень самостоятельная и прошла хорошую жизненную школу: когда приехала туда, сама зарабатывала себе на хлеб — работала в супермаркетах, в фирме по продаже цветов. Средняя дочь Лиза тоже живет за рубежом, мы редко созваниваемся. А Кате — 14 лет. Мы пока не обсуждали, кем бы ей хотелось стать. Если она решит заниматься музыкой, постараюсь дать дельные советы. Но у нее есть и другие увлечения. Она очень любит рисовать и делает это достаточно точно. Дизайн, моделирование одежды — думаю, у Кати это получилось бы.

— Что касается одежды: к выбору гардероба вы подходите с особым вниманием. Это важно для вас?

— Важно, конечно. Внешний вид — это обязательная составляющая образа артиста. Да и вообще мужчина должен выглядеть стильно. Не шикарно, а стильно!

— Этапы поединков и нокаутов вы успешно преодолели. Впереди — прямые эфиры, во время которых голосовать за участников проекта начнут зрители. Что, по-вашему, самое важное на этом этапе? Как прийти к победе и заразить зрителей своим номером?

— Всегда и везде надо делать свое дело! Каждый раз ты выходишь и думаешь, что надо просто хорошо спеть. Как проголосуют? Не известно никому. Люди узнают на улице, и это приятно. Для людей «Голос» — это шоу, игра, а для меня — ответственность. Надеюсь, что за меня будет голосовать не только Армения, но и мои слушатели по всей России. Ведь у меня одновременно с «Голосом» идут концерты — с начала декабря почти каждый день, представьте! Так что всегда стараюсь идти step by step (англ. — шаг за шагом). Если даст бог, еще немножко посопротивляюсь.(Улыбается.)

(С сокращениями)