Алиевы в Азербайджане навсегда?

Архив 201615/09/2016

Референдум в Азербайджане положит начало конституционной реформе, усиливающей власть алиевского клана. Россию это устроит, а Запад — не очень, пишет российское агентство Росбалт.

 

В Азербайджане 26 сентября состоится референдум по внесению изменений в Конституцию. С уверенностью можно «предсказать», что страна чуть ли не единогласно проголосует за видоизмененный Основной закон, хотя и при некотором сопротивлении оппозиции. Но официально референдум пройдет на «ура» при помощи известной формулы — «Главное — не как голосуют, а как считают голоса».

Вот наиболее «интригующие» положения из проекта Конституции. Отменяется возрастное ограничение для кандидата в президенты — в настоящее время на этот пост может претендовать лицо, достигшее 35 лет; срок президентских полномочий увеличивается с пяти до семи лет; в парламент сможет баллотироваться кандидат, достигший 18-летнего возраста. Кроме того, вводятся новые посты — первого вице-президента и вице-президента, которых назначает глава государства. Он же полномочен освободить их от занимаемой должности, а также объявить внеочередные выборы.

Возникает вопрос: почему Алиеву срочно понадобилось менять Конституцию, когда он и так может оставаться бессрочным президентом с фактически неограниченными полномочиями? Так-то оно так, да не совсем. Его третий срок истекает в 2018 году. И если Алиев будет баллотироваться снова, на это очень плохо посмотрят на Западе, который постоянно пытается «наказать» Азербайджан за отсутствие демократии и свободы слова, но никак не рискнет это сделать практически.

А пока подчеркнем, что по новой Конституции возрастного ценза для кандидата в президенты не будет. А это означает, что в 2025 году на этот пост сможет баллотироваться (если до того в Азербайджане не наступит что-нибудь вроде «арабской весны») сын Ильхама Алиева — Гейдар, которому к тому времени будет 28 лет. Он может продолжить президентскую династию Алиевых, хотя это вполне могут сделать и обе дочери Ильхама Гейдаровича. Но Восток есть Восток — президент-мужчина здесь ментально предпочтительней президента-женщины. Неизвестно, однако, будет ли Алиев-младший таким же «крепким орешком», как его дед и отец.

Но, вероятно, Алиев меняет Конституцию не только для сохранения президентской династии. Судя по проведенной недавно чистке в рядах его уже бывших соратников, президент не доверяет ни одной из ветвей действующей власти и ее «ячеек», и опасается их гораздо больше, чем оппозиции. А с принятием поправок в Конституцию он совершенно спокойно может распустить парламент, ставший «крышей» для различных кланов во власти и бизнесе, управлять которыми стало затруднительно. То есть, вероятнее всего, после референдума Алиев станет формировать для себя новую команду, которую легче будет контролировать — прежняя пустила слишком глубокие корни в системе госуправления и бизнеса, и, как говорят, начала зарываться и противостоять президенту. Поэтому не исключено, что громкие аресты в Азербайджане продолжатся, а народ будет воспринимать это как «борьбу с коррупцией».

Значительная часть общества недовольна положением дел в республике — от социально-экономической ситуации, подорванной падением цен на нефть и девальвацией нацвалюты, до того, что «на каждый роток» тут же «накидывают платок». Однако недовольные пассивны, поскольку в стране нет и пока не может быть сильных оппозиционных лидеров, способных сплотить вокруг себя протестный электорат. Кроме того, основная часть населения готова мириться с авторитарностью Алиева, поскольку есть мнение, что если он уйдет, наверняка в эту светскую страну придет «большее зло» в лице радикальных религиозных течений или ставленников Запада, которые все перевернут и будут навязывать населению совершенно чуждые ему ценности. Словом, многие в Азербайджане дорожат предсказуемостью Алиева и понимают: если ты играешь по установленным им правилам, тебя не тронут и ты как-то выживешь. Ну а если будешь нарушать эти «правила», итог может быть самым плачевным. В общем, нет в Азербайджане свободы слова, зато есть относительная стабильность и энергичное противостояние президента угрозе «исламизации» страны. Не стоит также забывать о карабахской проблеме, ситуации в Турции и на Ближнем Востоке, чтобы понять: основной части азербайджанского общества смена власти сейчас не нужна — к ней надо только приспособиться, что оно и старается сделать с большим или меньшим успехом.

А Запад к изменению Конституции может остаться равнодушным – здесь понимают, что Алиев, к большому сожалению, «сидит крепко», и искусственное расшатывание Азербайджана извне, без большой помощи изнутри, которой нет, сейчас не представляется возможным. И в Брюсселе, и в Вашингтоне осознают, что если они сильно «надавят» на Алиева, он еще энергичнее будет дрейфовать в сторону России, пойдет на «опасное» сближение с Ираном и вступит в этот «дьявольский» ЕАЭС. Ну и, конечно, будет «цементировать» свои отношения с Турцией еще и на общей «антизападной почве». России и Ирану до азербайджанской Конституции большого дела нет. Она устраивает их ровно настолько, насколько их устраивает Алиев — а пока они «вполне удовлетворены» внешней политикой Азербайджана и стабильностью на своих границах с этой страной.

Разумеется, в Армении пристально следят за всем, что происходит в Баку, любое «телодвижение» на Апшероне рассматривается в Ереване в контексте эскалации конфликта. Как сказал политолог Сергей Минасян, референдум предоставит президенту Алиеву и его семье новые полномочия. «Думаю, что в этой связи в ближайшее время Азербайджан вряд ли пойдет на новую эскалацию конфликта». А дальнейшее развитие ситуации будет зависеть от оценки Азербайджаном переговорного процесса и военно-технического баланса. Но даже, продолжил Минасян, если Баку сочтет, что военное преимущество на его стороне, он может пойти на эскалацию, но не на широкомасштабные военные действия, которые в настоящее время не входят в его интересы.

(С сокращениями)