Александр Лукашенко: “У меня, кроме страны, ничего нет”

Архив 201112/04/2011

Александр Лукашенко: “У меня, кроме страны, ничего нет”

В российской газете “Завтра” опубликована стенограммa со встречи лидера Белоруссии Александра Лукашенко с редакторами российских СМИ. Батька был откровенен, что заметно даже по фрагментам его выступления, в котором он рассказал также о своей нелегкой президентской доле… ‘
Спрашивают меня, буду я выдвигать или нет свою кандидатуру на следующих выборах. Об этом рано еще говорить. Я не пять и не десять лет работаю президентом. Хотя я пытаюсь найти аргументы и себя успокоить: был бы я немощный, больной и так далее… Я очень аккуратно отношусь к мнению людей. Прежде чем говорить о выборах, мы провели исследования разных групп. Да и я по стране постоянно езжу, вижу, как люди относятся. Есть те, которые рассуждают так: хватит. Это неправильное рассуждение с моей точки зрения — хватит или не хватит. Что значит “хватит”? Я — не пенсионер, даже если и пенсионер, я здоровый, ну почему не работать? Все считают, что президент — это как царь. Но это не царь. Это человек, который должен впереди всех бежать и много делать в Белоруссии. Рассуждают “ну хватит” те, которые думают, что побыл у власти, получил свое, пускай сейчас другие получат. Это неправильные и вредные рассуждения. У меня, кроме страны, ничего нет. Я вложил в нее все: и знание, и душу. И людей, которые рядом были, в этом плане поворачивал. И не богатые у нас чиновники. А представьте, какой-нибудь придет отморозок и начнет здесь: “приватизируем”, “раздадим”, “продадим”, улицы не уберем, людей не накормим и прочее. А сделать уже ничего не сможешь. Это меня больше всего волнует: что будет со страной? Но это не значит, что я буду удерживать власть. Если бы я почувствовал, что подавляющее большинство людей против Лукашенко, то из-за своего самолюбивого характера я даже не выставил бы кандидатуру. Идите, попробуйте, попробуйте без Лукашенко… Лукашенко же не сахар. Вы же думаете, что я белорусов на руках ношу. Ничего подобного. И директива по дисциплине, ох какая. У нас контрактная система введена — от крестьянина, рабочего и до специалиста — ты должен заключить контракт. Там четкие обязательства твои и руководителя предприятия. Но если я, например, обязан безработицу контролировать и чтобы она была, как мы определили, не больше одного процента, я железно это контролирую. У нас сегодня полпроцента безработных… Если бы нам немножко природного газа, даже не нефти, то вы бы увидели совсем другую Белоруссию. Эти дорогие ресурсы высасывают наши финансы. Мы продаем много — за два месяца у нас рост ВВП почти 8%. Только в Китае такой рост ВВП — 9 или 10%. Мы продаем много, ВВП большой, но прибыли небольшие. Почему? Потому что огромные цены на ресурсы. …Я горжусь тем, как много мы сделали в здравоохранении. У нас сейчас младенческая смертность на уровне то ли Швеции, то ли Германии — 4 человека на тысячу. А ведь 10 лет назад была в три раза выше. …Тоже думаю: вот уйдешь, приватизируют всe: здравоохранение, медицину… Люди умирать будут на улице. Упрекают: Лукашенко приватизирует Белоруссию… Но это моя Белоруссия. И я боюсь, что вдруг будет не так, и ты уже ничем не поможешь. Я сторонник того, чтобы был порядок, каждый человек знал свое место, друг другу не мешали. Я категорически не приемлю, если в обществе какой-то страх и люди боятся говорить. У меня совещание по любому вопросу. Первое, мне приносят план — вот такая тема. Почему эта тема? И последний вопрос — альтернативная точка зрения. Ко мне на совещание не придешь с одной позицией. Должна быть масса точек зрения. Давайте подискутируем, проведем мозговую атаку, а потом примем решение. Я абсолютный сторонник такой демократии, нормальной. А не такая демократия — чтобы перевернуть страну.
Я часто мечтаю. В основном летаю на вертолете по стране, потому что, когда едешь на машине — там перекрыли, там, а люди недовольны. И в итоге дешевле. Я очень люблю природу, я очень люблю людей, я люблю всe живое. Я ни разу на охоту не ходил. Знаю, что животных надо отстреливать, даже в Беловежской пуще лишние зубры есть, а если их не отловили, они угробят Пущу. Я это понимаю, но даже не могу смотреть на убитого зверя. Вот лечу на вертолете. Огромный массив сверху виден, всe ровненько, посеяно, нигде нет залысин, проталин, чистенько. Душа радуется. Я рад, когда, куда бы ни кинул взглядом, все ровненько, засеяно красиво и урожаи хорошие. Вот моя мечта — чтобы была красивая страна. Но самое главное, чтобы у нас было 20 миллионов населения. Мы столько делаем для того, чтобы численность населения поднять! В этой пятилетке, если родился в семье третий ребенок — на тебе бесплатную квартиру. И хорошая материальная поддержка. С детскими садами нет проблем. В Минске цена в детском саду около 15 долларов. Но не хотят люди иметь много детей. Один ребенок в семье, в крайнем случае — двое. Хотя нам удалось поднять эту тенденцию, всe равно умирает пока больше, чем рождается. …Каких бы мы ни придерживались взглядов, какая бы у нас ни была идеология, мы — русские люди. Это собирательное понятие для нас. В это понятие входит не только “русские”, но и “россияне”. Это наше, это было в советские времена, новая общность — советский народ. Делить нам нечего. Тем более не такие мы бедные, перспективы у нас хорошие…