Акопа Инджигуляна не в чем обвинять

Архив 201324/08/2013

На плененного армянского солдата в Азербайджане оказывается давление
Азербайджанская пропагандистская машина продолжает использовать плененного солдата Акопа Инджигуляна с целью дискредитации Армении и армянской армии. В сети выложено второе по счету “интервью” оказавшегося на азербайджанской территории заблудившегося военнослужащего. 22-летний рядовой вооруженных сил Армении перед направленной на него камерой неуверенным голосом заявил, что осознанно перешел границу и якобы не желает возвращаться на родину, так как опасается репрессий. Есть все основания быть уверенным в том, что телевизионный сюжет, смонтированный в виде интервью, является делом рук не журналистов, а идеологов азербайджанских спецслужб, вынудивших запуганного пленника повторять слова под диктовку.

Бакинские пропагандисты, исчерпавшие фантазию, задействовали самый простой из известных им сценариев. На этот раз “интервью” было предложено сделать азербайджанской телекомпании “CBC”. Но человек, задающий в кадре вопросы (“беседа” была на армянском языке), сотрудником телекомпании не является. С ролью “корреспондента” мужчина справляется плохо, так как часто перебивает “интервьюера”, отвечая за него и подсказывая слова. Он, в частности, помогает найти “нужную” формулировку для того, чтоб охарактеризовать отношения армянских офицеров к солдатам. Именно “журналист”, а не его собеседник, произносит слова “унижения” и “издевательства”. Невозможно не заметить, что Акоп выглядит подавленным и совершенно не двигает левой рукой. (На это обстоятельство родители солдата обратили внимание еще в первом “интервью”. Не исключено, что рука его повреждена в результате пыток.) Бросается в глаза и то, что Акоп почему-то одет в форму азербайджанской армии, хотя он совсем недавно получил новое обмундирование, в котором и был в день исчезновения. Это тоже позволяет предположить, что в его отношении применялось насилие, в результате чего одежда была порвана.
Имея в виду все вышеперечисленные обстоятельства, трудно рассчитывать на то, что Акоп Инджигулян в сложившейся ситуации мог говорить перед камерой то, что на самом деле думает. Примечательно, что в ходе состоявшейся за два дня до “интервью” встречи с представителями Международного Комитета Красного Креста Акоп Инджигулян ни словом не обмолвился о желании перебраться в третью страну. Он лишь просил о помощи в возвращении на родину. Неужели за два дня его представления о будущей жизни могли так радикально перемениться? Родные Акопа убеждены в том, что на него было оказано сильное физическое и психологическое давление. Сейчас компетентные органы Армении пытаются посредством партнеров из МККК выяснить истинные намерения рядового Инджигуляна.
Азербайджанские спецслужбы на этот раз действуют еще топорнее, чем обычно. Они сами себе противоречат. Сразу после официального подтверждения сведений о задержания армянского военнослужащего на агдамском направлении линии соприкосновения вооруженных сил секретарь Государственной комиссии Азербайджана по делам пленных, заложников и без вести пропавших Шахин Саилов заявил: “Уточнено, что армянин, заблудившись, перешел на подконтрольную нам территорию”. Но затем официальная бакинская версия события была существенно подкорректирована. Всего за неделю Акоп из заблудившегося неудачника превратился в скрывающегося от преследований перебежчика. Согласно утвержденному свыше сюжету, Акоп Инджигулян должен был дать показания о том, что “осознанно перешел на азербайджанскую сторону, спасаясь от царящих в армянской армии унижений и пыток”. Мол, подвергнутый избиению со стороны своих офицеров солдат решил искать защиты и покровительства у противника. Именно эта линия сквозила в комментариях бакинских СМИ к первому “интервью” Инджигуляна. Но в самом “интервью”, показанном по азербайджанскому телевидению 11 августа, такого нет. Акоп говорит, что после ссоры с офицером, потребовавшим принести воду, он “вынужден был пойти за водой”, а его слова перевели, как “вынужден был перейти границу”. То есть тогда еще Акоп был в состоянии выдерживать оказываемое на него давление и выдавал лишь часть того, что от него требовали. За время после первого и до второго “интервью” его, видимо, сумели сломать окончательно.
Бакинская пропаганда получила от Акопа Инджигуляна то, что ей было нужно. Глава Госкомиссии по делам пленных и заложников Шахин Саилов, всего неделю назад утверждавший, что Инджигулян заблудился, сегодня утверждает, что расследованию еще предстоит выяснить, не является ли он разведчиком или диверсантом. В Баку делают все, чтоб Акоп не вернулся на родину. По замыслу идеологов алиевской команды, это позволит дискредитировать Армению, представив ее как страну, из которой люди убегают в массовом порядке. “Армянский военнослужащий будет возвращен в свою страну лишь в том случае, если сам захочет этого. По своему желанию, он может также быть отправлен в третью страну”, — отметил Саилов, намекая на то, что Инджигулян может опасаться ожидающих его в Армении проблем. В действительности нет абсолютно никаких причин, которые могли бы вызывать у Акопа сомнения в целесообразности возвращения на родину. В Ереване его никто ни в чем не винит. По факту невозвращения рядового Инджигуляна на боевой пост военной прокуратурой Армении было возбуждено уголовное дело. По итогам проведенного расследования выяснилось, что в действиях солдата практически отсутствует состав преступления. Было доказано, что он заблудился и оказался на подконтрольной азербайджанцам территории неосознанно. То есть его совесть перед родиной абсолютно чиста, и в Ереване никому и в голову не может прийти его за что-то преследовать. Представители Комитета Красного Креста сообщили ему об этом.
Но сотрудники азербайджанских спецслужб не перестают искать новые способы убедить Акопа в том, что в Армении его ждут неприятности. Сейчас его уверяют, что сделанные в ходе второго “интервью” заявления восприняты в Армении как предательство, и дороги назад у него уже нет. И это тоже наглая ложь. Даже если Акоп действительно говорил, что якобы не хочет возвращаться на родину, это еще не значит, что он является изменником, поскольку ясно, что сделал он это под давлением с целью спасти себе жизнь. Его никто не вправе за это осуждать. Нам важнее его жизнь, а не то, что он сказал. В связи с этим стоит привести в пример требования устава армии Израиля, считающейся одной из самых передовых в мире. В Израиле плененный солдат просто обязан сделать все, чтобы любой ценой сохранить свою жизнь для семьи и страны. Трибунал скорей всего оправдает его даже в случае выдачи военной тайны. В Армении, в отличие от Азербайджана, тоже ценят жизнь своих солдатов. Ни один из плененных армянских военнослужащих по возвращении на родину не оказался за решеткой, хотя многие из них были вынуждены под давлением говорить примерно то, что сказал в “интервью” Акоп Инджигулян. Что же касается азербайджанских военнослужащих, по разным причинам оказавшихся на армянской территории, то практически все они, вне зависимости от обстоятельств, приговаривались на родине к длительным срокам лишения свободы. Приведу лишь несколько примеров: Рафиг Гасанов — 13 лет тюрьмы, Эльданиз Нуриев — 12 лет, Вусал Гараджаев, Вусал Эйбатов — 11 лет… Спасся лишь один — Самир Мамедов, которого удалось переправить в третью страну.

Заметим, что в последнее время Министерство обороны Азербайджана остро нуждалось в аргументе, который позволил бы отвлечь внимание общественности от реального состояния дел в собственной армии. За последние месяцы в вооруженных силах соседней страны произошло множество поистине вопиющих случаев и наглядно демонстрирующих низкий уровень боеготовности и испорченную морально-нравственную атмосферу азербайджанской армии. Участившиеся случаи самоубийства, возросшие показатели смертности в результате столкновений между солдатами и неосторожности при эксплуатации боевой техники, массовые издевательства со стороны офицеров, ставшие почти нормой случаи мужеложства… Все это — реальное лицо вооруженных сил Азербайджана. Но неужели фарс, разыгранный в связи с делом плененного армянского солдата, позволит армии соседней страны спасти честь мундира?