Акоп Джелалян — мтаворакан и даритель

Архив 201116/06/2011

Музей этнографии и освободительной борьбы в Сардарапате в последние годы значительно обогатил свои фонды и экспозицию отборными предметами старины, подаренными замечательным человеком — писателем, коллекционером, а также, как показала жизнь, донатором Акопом ДЖЕЛАЛЯНОМ.

Он один из тех, благодаря которым музеи страны пополняют свои “закрома”. Разумеется, такие патриотические акции не остаются без внимания, как бывало десятилетия назад. Музей этнографии издал полный каталог джелаляновских даров, в который вошло более четырехсот вещей, — отличный каталог.

Акоп родился в Афинах, куда судьба забросила его родителей. Отец занялся антиквариатом и торговлей коврами. Так что любовь и страсть к старым вещам у Акопа от рождения. Дальше — больше. Проучившись в греческой школе, он отправился в Венецию в Мурат-Рафаелян варжаран. Там в Венеции он серьезно углубил свои познания в области антиквариата вообще, а армянского антиквариата, в частности. Вернулся в родные Афины и успешно продолжил фамильное дело. Постепенно стал собирать свою коллекцию. Она кроме прочего имела отличный армянский массив. Собирательство и коммерция не мешали Акопу активно заниматься делами общины, а также журналистской работой. Но и это не все — он обнаружил дар литератора и исследователя, написал ряд интересных статей, сделал многочисленные переводы с разных языков на армянский и греческий, написал недурственные стихи. В итоге его приняли в СП Армении. Акоп Джелалян сломал бытующий стереотип коммерсанта. Он настоящий армянский мтаворакан. Это он подтвердил и словом, и делом. Мечтает создать в Афинах архив-музей армянства Греции. Зная его энергию и последовательность, можно быть уверенным, что это удастся.
Четверть века назад Акоп подарил Музею этнографии 204 произведения, часть из них сразу же попала в экспозицию — вещи были редкие, красивые, в отличном состоянии. В 2001 он приумножил их число, довел до 301 — в честь 1700-летия армянского христианства. Этакий ненавязчивый символизм. Недавно Акоп передал музею 130 европейских гравюр XYI-XX вв. на армянскую тему: церкви, пейзажи, быт, костюмы, карты и т.д. Очень ценная коллекция, многие гравюры в Армении совершенно неизвестны.
Не стоит и говорить, что свое армянское собрание Акоп пополнял не только в Афинах, но едва ли не во всей Европе, роясь в развалах, лавках, разных “антиките”, покупая у коллекционеров. Замечательно то, что многие предметы, переданные Джелаляном, имеют армянские надписи. И медная утварь, и ковры, и ювелирка, и керамика. Это очень важный компонент.
Медь он собрал и бытовую, и церковную — красивые колокола, ковши, тарелки, кувшины, котелки, кофемолки — отовсюду, многие с именами владельцев. Например, шумовка: “Сына Магдеса Мелкона. Год 1722 31 мая”. Серебро представлено украшениями, церковной утварью, обрядовыми предметами, портсигарами, окладами, поясами, перстнями-печатками. Есть и холодное оружие — армянское и европейское. Особое место в дарованных предметах занимает керамика — фаянс из Кутины-Кютахьи, где в XIY веке поселились армяне-беженцы из Ани и где многие из них занялись керамическим искусством и производством. Древнейший известный образец относится к 1510 году. Акоп собрал множество изысканных вещей — чаш, кружек, тарелок, подвесок для люстр. Турки целиком приписывают кутинскую керамику единственно себе, хотя армяне в городе проживали задолго до турок — еще в Византийскую эпоху. Есть и другая керамика, например, уникальная пластина с гербом Первой республики, изготовленная в Афинах в 1923 году мастером А.Минасяном. Разумеется, есть и текстиль. Ковры, в частности. Вот изумительной красоты небольшая скатерть 1731-го из тонкой шерстяной нити и вышитая канителью. И потрясающий “наивный” ковер, явно сделанный по фотографии: некто в феске, с усами, восседающий в кресле среди павильонного антуража. Надпись: “Сувенир от Пеклеяна Казазяну. 3 мая 1904 года”. К сожалению, в каталог не вошла ни одна из дареных гравюр Акопа Джелаляна. Хорошо бы их выпустить отдельной книгой.
Итак, очередной соотечественник из диаспоры, передавший исторической родине ценные художественные дары. Очередной, но не последний. Между тем в суверенной Армении тоже есть собиратели, весьма и весьма состоятельные, которые не передали отечественным музеям даже сломанной ложки стоимостью в ломаный грош. А ведь говорим — одна нация, одна культура, а также другие высокопарные фразы и слоганы. Так-то.