Ахтамарскому храму крест возвращать не собираются

Архив 200914/11/2009

Губернатор Ванской области Турции Мунир Караоглу на днях обратился в Министерство культуры и туризма с просьбой санкционировать проведение церковных обрядов в армянском храме Сурб Хач, что на острове Ахтамар.

Комментируя свое решение, Караоглу отметил, что поддерживает желание руководства страны улучшить отношения с Арменией. “Больше всех от этого выиграет Ван”, — сказал чиновник. Означает ли это, что возведенный 11 веков назад шедевр армянской архитектуры вновь станет действующим храмом? К сожалению, вовсе нет. Оказывается, губернатор ходатайствовал лишь о разрешении раз в год проводить в церкви литургию. Не более того.
Почему раз в год? Что мешает восстановлению справедливости, то бишь возвращению храма его законному хозяину — Константинопольской патриархии Армянской Апостольской Церкви? Разъяснения губернатора на этот счет трудно назвать убедительными. “Сурб Хач — музей, и превратить его в церковь невозможно, как невозможно восстановить действующий православный храм стамбульский Софийский собор”, — заявил он. Невозможно, и все. Точка. Губернатор полагает, что армяне должны быть благодарны и за то, что им раз в год будет дано право проведения в храме церковной службы. Кстати, такое же право Министерство культуры Турции собирается дать грекам, которые давно добиваются разрешения молиться в монастыре Сумелы в Трабзоне. Этот храм почитается всем православным миром, так как именно там хранилась единственная сохранившаяся икона, написанная самим апостолом Лукой. Анонсируя санкцию на проведение ежегодной литургии, министр культуры Эртухрул Гюнай месяц назад упомянул о том, что правительство собирается дать разрешение на установку креста на куполе церкви Сурб Хач. Но в обращении губернатора о кресте нет ни слова. Надо понимать, турецкие правители отказались от декларированного намерения.
На днях с запросом о состоянии армянских, ассирийских и греческих храмов к министру культуры обратился депутат меджлиса от курдской Партии демократического общества Оздал Уджер. Он потребовал пресечь целенаправленное разрушение и осквернение христианских святынь. Уджер с парламентской трибуны огласил сведения о том, что многие армянские, православные и халдейские церкви в восточных регионах страны используются в качестве коровников, амбаров и военных складов. Депутат призвал правительство предпринять решительные меры для сохранения наследия коренных народов Анатолии. Затронув судьбу церкви Сурб Хач, Уджер с возмущением отметил, что вопреки обещанию крест на куполе храма так и не был установлен. “Сколько церквей в Ване? Какие исследовательские работы там проводятся? Будут ли восстановлены другие церкви?” — спросил депутат у министра. Ответ Эртухрула Гюная в полной мере уместился в рамки состряпанного официальной пропагандой мифа, согласно которому турецкое правительство заботится о наследии армян, греков и ассирийцев даже больше, чем о сохранении памятников османской истории.
За последние месяцы в Турции действительно предприняты осторожные попытки предотвратить окончательное уничтожение нескольких чудом сохранившихся армянских церквей. Восьмого ноября после реставрации был заново освящен построенный в 1191 году армянский храм Святого Григория Просветителя в Кайсери (Кесарии). Сейчас это единственная действующая церковь на территории всей Восточной Анатолии (Западной Армении). В Диарбекире (Тигранакерт) недавно были начаты работы по восстановлению собора Сурб Киракос, которому более тысячи лет. Константинопольский архиепископ Арам Атешян на днях ознакомился с ходом этих работ. Ему даже позволили отслужить литургию, представив это как проявление доброй воли правительства. Патриарший викарий, осмелев, позволил себе просить турецкие власти о разрешении провести церковную службу и в полуразрушенной церкви Сурб Саргис, что в пригороде Диарбекира. Арам Атешян выразил надежду, что и она тоже со временем будет восстановлена. В Константинопольской патриархии приветствовали решение городской администрации Малатии, которая взяла на себя расходы по восстановлению церкви Святой Богородицы, построенной 250 лет назад. Мэр города Мустафа Шаин заявил, что он обеспокоен тем, что Божий храм оскверняют бомжи, которые там поселились. В связи с этим газета “Хюрриетт” пишет: “Было бы прекрасно восстановить эту церковь. В Малатии есть несколько армянских семей. Восстановление церкви станет хорошей новостью для них”.
Все это очень хорошо. Но очевидно, что правительство Турции пытается представить реставрацию армянских памятников как подтверждение особой заботы об армянах. По логике турецких пропагандистов, мировое сообщество не станет верить в утверждение армян о геноциде, если увидит, что турки восстанавливают апостольские храмы. Но никто в Анкаре не берется ответить на вопрос — куда делись тысячи армянских церквей? Почему из них уцелели лишь единицы? Что это, если не следствие геноцида и целенаправленной политики уничтожения духовного наследия армянского народа? С какой стати в Анкаре ждут, что после выделения средств на реставрацию двух церквей армяне поспешат выразить свой восторг и откажутся от международной кампании по признанию геноцида? Совершенно очевидно, что форсирование работ по реставрации армянских церквей напрямую связано с подписанием известных протоколов. Вполне уместны опасения насчет того, что “проявлением заботы об армянских храмах” турецкое руководство стремится подменить выполнение своих обязательств, оговоренных протоколами.

Кстати, примечательно, что турецкие чиновники, ответственные за гуманитарную сферу, весьма своеобразно комментируют свое решение о реставрации армянских церквей. Они представляют их как памятники собственного наследия. Министр культуры Эртухрул Гюнай недавно заявил: “Культура не бывает мусульманской, армянской, греческой. Все богатство Анатолии — ценность Турции. Наследие сельджукской, османской и других живших здесь цивилизаций принадлежит туркам”. Так что не нужно удивляться, когда турецкие государственные деятели называют древнюю армянскую столицу Ани “шедевром анатолийской культуры”. Министр уже доказал — “культура не бывает мусульманской, армянской, греческой…” Оказывается, культура может быть только турецкой.
Артем ЕРКАНЯН