А я домой, в Армению, хочу!..

Архив 201221/01/2012

Дым Отечества, “подкрепленный” бизнес-грантами, оставил на родине 28 соотечественников

Убедиться в том, что в последние годы желающих вернуться на родину армян становится все больше, позволяют результаты программы, профинансированной чешской организацией People in need.

Армянское представительство чешской структуры в минувшем году завершило трехлетний проект, в рамках коего 28 реэмигрантов получили бизнес-гранты. Это позволило соотечественникам основать собственные предприятия и компании — “корни”, которые удержали их в некогда родных краях.
Любопытно, что из обратившихся за содействием, ереванцев далеко не большинство, а всего пятеро. Остальные 23 участника программы — жители областей, “отважившиеся” вернуться обратно. На первом месте гегаркуникцы, их в списке 10! Остальные — представители трех областей, на которые распространялся проект — Ширакской, Лорийской и Котайкской. Причем среди вернувшихся на родную землю уехавшие за бугор довольно давно. По условию программы, соискателем мог быть лишь тот, кто прожил вне Армении не менее 2 лет. Так что среди них немало таких, что осваивали просторы иных стран на протяжении 10 и более лет! Многие из обратившихся за финсодействием имели высшее образование, и в принципе, были устроены недурно. Тем не менее дым Отечества оказался родней. Кто-то вернулся навсегда из-за престарелых родителей, желая быть рядом с ними. У кого-то за годы миграции подросли дети, и будучи обуреваемы желанием дать им исключительно армянское образование, люди срывались с насиженных мест.
География стран, куда подались соотечественники, широка — помимо России в списке значатся Киргизия, Молдова, Болгария, Польша, Франция, Бельгия, иные европейские страны. В этом числе могло быть и немало экс-”американцев”, и даже армян, подданных Турции. Но дело в том, что изначально условием программы People in need было участие в тендере лишь эмигрировавших в европейские страны. А жаль — ведь, со слов координатора проекта Вагинака Вартаняна, соотечественников из США, желающих заручиться собственным делом в Армении и переехать сюда навсегда, обращалась масса.
Что касается тех, кто был выбран в качестве грантополучателей, то им в рамках проекта, финансируемого ЕС, было предоставлено по 4 тысячи евро. Если быть точнее, то речь шла не о деньгах в “чистом виде”, а о закупе на эту сумму всего необходимого для начала собственного “дела” имущества и оборудования. Причем 10 из 28 новоиспеченных армянских мини-бизнесменов, на протяжении года доказавшие успешность и перспективность начатого ими дела, получили оборудование в подарок — ведь таковы были условия проекта. Впрочем, были и такие, у кого имущество из-за провала начатого дела было “конфисковано” и передано иному соискателю, прибывшему из-за бугра. Так, профинансированный в Гюмри салон красоты был закрыт, и аналогичное предприятие, под предложенную иным участником проекта более серьезную программу, было решено основать в Котайке. Прогорел и кузнечный бизнес в Чамбараке — оборудованную за счет фирмы кузницу передали иному бизнесмену-”кузнецу”, переехавшему из дальних далей в тот же регион… Казалось бы, избалованные возможностью основать более серьезный бизнес за пределами страны, приехавшие будут воротить нос, желая более серьезных капвложений. Но реэмигранты не чурались ничем. В числе новосозданных мини-компаний самые разнообразные: хлебобулочный цех, типография, салон красоты, автомойка, теплица, цех по производству камней, сфера услуг (компьютерные, бухгалтерские, экономические) и даже производство надгробных плит.
Скажем, каменное производство в селе Мехрут основала Елена Айвазян. За долгие годы проживания в России занималась вместе с мужем аналогичным делом, так что продолжить его не составило труда. А вот Гоар Арутюнян из Чамбарака выпекает хлеб и булки. Вернувшийся из Болгарии Гагик Сисабян основал производство печатей. А Карен Назарян занялся выращиванием помидоров — со слов Вагинака Вартаняна, Назарян развернулся на славу. Основал уже и вторую теплицу, и томаты в его “огороде” крупные и довольно вкусные. Недурно идут дела и у “основателя” автомоечной — молодой человек вернулся из Бельгии, где пробовал себя в автомобильном бизнесе. Но по определенным причинам, в том числе и по состоянию здоровья, вернулся на родину. Навсегда приехал и Ваня Саакян — из числа 28 грантополучателей он, пожалуй, ветеран пребывания за пределами Армении. В общей сложности в разных городах России он прожил 19 лет!
“Близкие и знакомые в Ставрополе, откуда я вернулся 2,5 года назад, возможно, думают, что у меня крыша поехала, — полушутя говорит Саакян. Но, скажите мне, если бы вы уехали из своего родного дома, разве вам не хотелось бы когда-нибудь вернуться обратно?” До далекого 1993-го Саакян занимал пост директора предприятия “Армспецстройполимер”. Но возникшие сложности с перегонкой бензина из Ирана вынудили его отправиться в Москву. Решить проблемы удалось, но вскоре компания закрылась, и пришлось снова ехать за кордон, чтобы зачинать новое дело. В годы землетрясения судьба свела его с русскими специалистами связи, помогающими восстанавливать разрушенный Спитак. Так международное “трио” — Саакян, Фролов и Гильбо — учредили в Ульяновске торговый дом “Свияга”. Дела шли неплохо, но в 1997-м нашего земляка потянуло в Ярославль. Очередные два года на чужбине без семьи прошли не зря — приобрел квартиру. Но поразмыслив, что основательно обустроившись, дети и жена окончательно забудут об Армении, решил податься в Ставрополь. “Там хотя бы обосновалось наша родня. Можно было создать мини-Лори, ведь сам я родом из села Лорут, — улыбаясь, говорит он. — Не поверите, но задумка удалась. Не зря и созданное ООО “Моткор” было названо в честь старинного города близ Алаверды. Так что зажили мы неплохо: фирма занималась торговлей сельскохозяйственных запчастей, столярным, а затем и мебельным делом. Мебельный цех и по сей день в ведении старшего сына. Но все эти годы я лелеял одну мечту — вернуться в Лорут и заняться пчеловодством. А чтобы не ехать на пустое место, для начала пытался наладить контакты с россиянами, коих заинтересовало бы производство не только меда, но и прополиса, пчелиного молочка и пр. Однако смерть мамы заставила сорваться с места гораздо раньше…”
Ваня Саакян вернулся на родину, “вооружившись” лишь одним чемоданом. И принялся начинать все с нуля. Ныне с ним жена, а 30 декабря в канун 2012-го приехал и младший сын, коего пытаются уговорить остаться в Армении навсегда. Не исключено, что месяца через два переберется к родителям и старший сын с семьей. Ситуация фантастически нереальная — оставив в России собственное мебельное производство, кафе, двухэтажный дом с утварью, два автомобиля и многое иное, что было нажито за долгие годы, ныне семья живет по найму. Ведь в 90-е свое жилье они продали. Пока супруги с сыном арендуют квартиру в Ереване. Но по приезде старшего сына планируют взять в аренду дом в Птгни. Очевидно, что основанный на “чешский грант” компьютерный центр не прокормит большой семьи. Но Ваня не унывает — активно занят развитием пчелиного дела в Лоруте, где в родительском доме уже имеет 4 улья. А недавно взял в кредит 5 млн драмов, дабы к весне увеличить пасеку на 50 ульев. “Эта заветная мечта со мной аж с 1991 года! Хочу развить пчеловодство. И не только в родном Лоруте. Очень хочется довести состояние пчеловодства страны до такого уровня, чтобы мед, равно как и коньяк, считался брендом нашей страны!” — говорит Саакян.
Оптимизму 58-летнего мужчины надо отдать должное. Ведь очевидно, что многое за годы отсутствия в стране переменилось и стало неприемлемым для него. “Когда мне было лет 14 и в автобус заходила ровесница, я вскакивал с места. А сейчас, как посмотрю, все иначе… Раньше люди шли улыбаясь, ныне чаще хмурятся. Предпочитают одеваться в черное. Не понимаю, почему Турция должна диктовать нам свои условия, модные тенденции? Где наши “Гарун”, фабрика “Клары Цеткин”?.. Почему на улице молодые люди бросают горящие окурки себе же под ноги? Разве улица не их дом? Как-то поднял один такой окурок, но парень кинул на меня откровенно косой взгляд, — делится Саакян. — Да, многое не принимает мое сознание. Вот, скажем, люди, которые словно картошка перевозятся в маршрутке — явление жутчайшее. Но более всего удивляет иное: стремление найти виноватых где-то там, далеко. А виноваты-то чаще мы сами. Ведь нельзя сидеть сложа руки, нельзя быть равнодушными, ждать помощи доброго дяди!.. Знаете, на вопрос, есть ли будущее у меня и у моей семьи в Армении, я отвечаю однозначно — есть! Ведь главное, чтобы не было войны. А мир и то, что является его неотъемлемой частью — наше благосостояние, — мы способны создать собственными руками. Не та мы нация, чтобы сдаваться!”…