А вы какой дипломат — настоящий или кооперативный?

Архив 201103/02/2011

На днях начальник Агентства государственной службы занятости (АГСЗ) Министерства труда и социальных вопросов Армении Сона Арутюнян обнародовала данные, согласно которым за прошлый год 56% из общего числа людей с высшим образованием, закончивших вузы за последние несколько лет, не работают по специальности.

Почему? Вопрос сложный, подразумевающий сразу несколько ответов. Для одних учеба — возможность уклониться от армейской службы, для других — получить диплом (не важно какой) и выгодно выйти замуж. Кто-то просто ошибся с выбором профессии или не нашел по окончании подходящую работу. Последних довольно много. Так, в беседе с корр. “НВ” Марине Сардарян пожаловалась на то, что уже 3 года как мается дома: либо заработок предлагается маленький, либо предложения поступают неподходящие. “По профессии я экономист, рано вышла замуж, родила двоих детей, теперь вот хочу работать, а не берут, — сетует она. — Видимо, пересидела, деградировала. Мне намекнули как-то: мол, знаний недостаточно. Неоднократно обращалась во всевозможные агентства, но все без толку”.
Возможно, Марине имеет смысл прислушаться к словам С.Арутюнян, сообщившей, что с внесением изменений в Закон Армении “О социальной защите населения в условиях безработицы и занятости”, которые войдут в силу 5 февраля, предусмотрены следующие программы: организация практики у работодателя безработных с ограниченными возможностями и не имеющих стажа обычных безработных, создание условий для работы людей с ограниченными возможностями и организация профобучения представителей молодежи сельских поселений. “На данный момент 15 тысяч молодых людей с высшим образованием и без рабочего стажа зарегистрировались, чтобы посредством указанной программы проходить практику у работодателя и при возможности устроиться на работу”, — проинформировала она. По ее словам, Армения руководствуется европейской моделью регулирования рынка труда, основной целью которой является увеличение объема и количества активных программ. В Европе действительно существует масса госпроектов по трудоустройству граждан с любым уровнем образования. В той же Франции, считающейся одним из самых социально справедливых государств континента, через соответствующие госбюро на моих глазах всего за месяц устроились на работу шесть моих знакомых — арабы, боснийцы, португалка и кубинка. Другое дело, что предложения, на которые они с радостью согласились, для человека с армянским менталитетом, что называется, из разряда “западло”. Португалка устроилась в больницу санитаркой — выносить, пардон за натурализм, судна, чистить туалеты и операционные. Кубинка работает на кухне посудомойкой, устает очень, но вполне счастлива: “Любой труд почетен. Я не краду, не убиваю, честно отрабатываю свой хлеб”, — сказала она. В том же ключе высказались араб и боснийцы, которые в разных местах подвизались прокладывать кабели, класть кирпич, чинить рейсовые автобусы. К слову, к любой работе во Франции без соответствующей переподготовки не подпускают. Будь ты хоть чистильщиком подъездов, нужно знать, какой жидкостью какую ступеньку мыть, каким порошком какую стенку протереть. Иначе — никак.
В западных агентствах можно быть на учете годами. Тебя периодически вызывают на “рандеву”, и ты вправе отказаться от предлагаемой работы, если она тебе действительно не по душе. Французское государство некоторое время оплачивает твое безделье, но с определенного момента снимает с себя всякую ответственность за твое благополучие. Иди — находи — работай — живи…
Что касается людей с высшим образованием, то их на Западе совсем не так много, как может показаться. По окончании колледжа, в отличие от наших падких до диплома молодых людей, большинство предпочитает идти сначала работать, а не раскошеливать родителей на образование, от которого им, как выясняется впоследствии, нет никакого толку. Ежегодно армянские вузы оканчивает такое количество парней и девушек, которое не снилось даже зацикленным на образовании Великобритании и Германии. В беседе с корр. “НВ” преподаватель одного из университетских факультетов не то в шутку, не то всерьез заметил, что специалистов английского у нас столько, что удивительно, как на улицах Еревана до сих пор не слышна английская речь. Та же история с экономистами, учителями фортепиано, журналистами… Но они еще полбеды. А что делать трудовому рынку с выпускниками частного образовательного сектора? Многочисленными кооперативными врачами, дипломатами…
“Существует серьезная проблема профессионального ориентирования. В вузах должны обратить внимание на те профессии, которые наиболее востребованы на рынке труда”, — подытожила Сона Арутюнян, и с этим трудно не согласиться. Как трудно не согласиться и с тем, что, возможно, не всем дано учиться, так сказать, грызть гранит науки. Кому-то действительно имеет смысл посвятить себя какому-нибудь ремеслу — и чужое место занимать не придется, и толку от этого стране явно больше.