“А то, чего требует дочка, должно быть исполнено. Точка”

Архив 201004/09/2010

Пожалуй, ни одной больнице города не пришлось пережить столько перемен, всевозможных разборок шумного дележа шкуры неубитого медведя, как восьмой, официально именуемой Медцентром “Канакер-Зейтун”. Создавалась больница еще в 50-е годы, причем поэтапно — отделение гинекологии, роддом, поликлиника, позже общество слепых на свои средства построило здесь глазную клинику, которая по сей день считается одной из лучших в городе. Руководство здесь менялось настолько часто, что даже ветераны затрудняются всех назвать — Геворкян, Арабаджян, Секоян, Мирзоян, Сирунян, но список этим не исчерпывается…

Когда в Армении родилась и стала осуществляться идея оптимизации, идеологи ее, а вслед за ними и реализаторы как-то проглядели, что некоторые так называемые бурги создаются по принципу “пришей к кобыле хвост”. К примеру, никто так и не понял, зачем Центр радиологии “пришили” к Центру травматологии и ортопедии. Впрочем, довольно быстро осознав несуразность этого союза, его расторгли. Медцентр “Канакер-Зейтун” создавали по схожей схеме. В состав городской клинической больницы ввели кардиологический центр, Институт профзаболеваний и несколько поликлиник, в том числе одну из самых известных в городе — детскую поликлинику “Арабкир”. Но и этот союз довольно быстро распался, правда, частично. Руководитель кардиоцентра академик Карлен Адамян сумел отстоять свое право на суверенитет и вышел из состава бурга. Медцентр после этого разрыва хоть и утратил свою масштабность, но не лишился привлекательности, особенно для тех, кто давно уже имел виды на эту не охваченную приватизацией недвижимость.

Поскольку в разное время редакции газеты “Новое время” по просьбе медперсонала приходилось принимать активное участие в отражении многочисленных посягательств на облюбованные различными претендентами лакомые куски на больничной территории, мы знаем об этом не понаслышке. На наших глазах проходили яростные баталии за сантиметры спорной территории, когда дело дошло даже до банальной драки между людьми в белых халатах. Так сложилось, что виды на эту больницу по причине ее муниципальной принадлежности имели многие в зависимости от занимаемых постов. В эту больницу после ухода с ответственной должности начальника Горздрава мэрии вернулся Гамлет Мирзоян, лелеющий далеко идущие планы о приватизации бурга. В угоду экс-начальнику столичного здравоохранения муниципальная больница даже была поделена на две части, причем каждая имела своего руководителя. В результате этого передела Мирзояну отошли лакомые куски в виде морга, поликлиники, роддома и отделения гинекологии. Но благосклонная еще недавно фортуна вскоре окончательно повернулась задом к опальному начальнику — ему пришлось расстаться с подарком и осесть в поликлинике “Манук”, которая еще во времена его горздравовского правления была отнята у Медуниверситета той же мэрией и в конечном счете досталась в собственность его брату Ваге, как выяснилось недавно, за 10 тысяч долларов. Однако, похоже, братья вскоре лишатся и этого последнего бастиона, который, судя по недавнему решению правительства, будет возвращен его законному хозяину — Медуниверситету.
Виды на эту больницу имел в свое время и Шаген Хачатрян — известный в городе специалист в области интервенционной кардиологии. Для развертывания этого перспективного направления г-ну Хачатряну срочно требовалось соответствовавшее его замыслам помещение, которым в избытке располагал медцентр “Канакер-Зейтун”. А поскольку претендент выступал в очень внушительном тандеме с сыном ныне покойного премьера Андраника Маргаряна, вопрос был практически решен. Самое правозащитное ведомство страны — Министерство юстиции поспешило дать добро этому, по сути, абсолютно незаконному акту, и тогда коллектив больницы обратился в некоторые СМИ и, в частности, в нашу газету. Автор этих строк была участником знаменитого совещания у премьер-министра, где глава правительства повел себя вполне достойно. Он сказал, что понятия не имел о том, что коллектив против такого решения и теперь, когда он знает об этом, все отменяется и тему можно считать закрытой. Слово свое он сдержал. Но теперь по прошествии почти 10 лет возникает сомнение в правильности нашего всеобщего противодействия назначению Тарона Маргаряна, который вскоре стал лучшим в городе тахапетом, превратив заброшенный Аван в самую процветающую общину столицы. Возможно, именно ему как никому другому удалось бы преобразовать эту больницу и защитить ее от множества посягательств. Но тогда сработал стереотип: раз сын высокопоставленного лица — значит, никакими иными достоинствами, кроме полезного родства, не обладает. Слишком много подобных примеров мы имели, но, как видим, случаются и исключения.
Так сложилось, что самыми династическими профессиями считались и по сей день считаются медицинская и актерская. Среди студентов медицинского и театрального вузов множество известных узнаваемых фамилий. Одни относятся к этому негативно, считая, что именитые родители протаскивают своих не самых талантливых детей в профессию, перекрывая тем самым дорогу более достойным. Правда, с учетом сильно упавшей в последнее время востребованности высшего медицинского образования проблема эта потеряла былую актуальность, но так или иначе такое мнение в обществе есть. Сторонники противоположной позиции, напротив, настаивают, что профессия должна передаваться от отца к сыну, поскольку кроме генетической предрасположенности к ней дети врачей и актеров рано входят в профессиональную среду, имеют больший доступ к информации и т.д. Так или иначе, но потомственных врачей среди наших медиков много. А некоторые из них, преисполненные благодарности к своим родителям, дают приватизированным ими клиникам их имена. Так, глазная клиника носит имя Сергея Малаяна, поликлиника бывшего 4-го управления ныне именуется медцентром имени Владимира Авакяна — отца нынешнего владельца, Центр лапараскопии владелец Армен Меликян нарек именем своего отца — Рафаэла, онкодиспансер до своего слияния с онкоцентром носил имя своего первого директора и отца тогдашнего — Карапета Базикяна. Благодарность детей своим родителям, желание увековечить их память, бесспорно, заслуживают всяческого уважения. А вот желание некоторых родителей уже при жизни передать во владение своим чадам недвижимость, которой они никогда не владели и потому никакого права на нее не имеют, похвальным никак не назовешь. Между тем внедрять своих детей с далеко идущими целями именно в те учреждения, которые уже готовы лечь под “секиру” приватизации, стало тенденцией, успешно продвигаемой сильными мира сего.
Еще в 2003 году по предложению удрученного обвальной приватизацией медучреждений, которая практически лишила здравоохранение ее социального лица, тогдашнего спикера парламента Артура Багдасаряна этот процесс был приостановлен. Национальное собрание поддержало это предложение, и с тех пор это решение никто не отменял — значит, оно остается в силе. Однако, по утверждению людей, близко стоящих к правительственным кругам, кабинет министров весьма озабочен тем, что вот уже седьмой год перекрыт канал поступлений средств в казну от приватизации медицинских объектов. Помимо этого в условиях растущих цен государству все сложнее нести на себе бремя финансирования оставшихся на его содержании объектов здравоохранения. Поэтому сегодня и в медицинских кругах, и среди осведомленного населения все активнее муссируются слухи о том, что вето времен Артура Багдасаряна будет снято, а оставшиеся объекты розданы в частную собственность. Вопрос — кому именно — задавать не будем по причине абсолютной предсказуемости ответа. За все эти годы мы имели множество возможностей утвердиться во мнении, что трудовой коллектив, которому якобы на паях передается в собственность родное учреждение, на самом деле получает дырку от бублика, а само это кондитерское изделие достается либо руководителю, либо кому-то из родных и близких высокопоставленного лица.
В числе подлежащих приватизации медицинских объектов номером первым называют медцентр “Канакер-Зейтун”.
“Не знаю, откуда идут эти разговоры. Наша клиника является муниципальной собственностью и ни о какой ее приватизации не может быть и речи”, — решительно заявил корр “НВ” исполнительный директор медцентра Гагик Стамболцян. Между тем принадлежность мэрии не только не помешала, а, напротив, весьма облегчила тогдашнему мэру Роберту Назаряну возможность одним росчерком пера передать муниципальную поликлинику “Манук” в частное владение братьям Мирзоян. Не помешала она и Министерству юстиции практически благословить передачу части медцентра “Канакер-Зейтун” в частные руки, не будь личного вмешательства премьера Андраника Маргаряна. Так что же помешает это сделать сегодня, тем более что, как утверждают, в этом деле имеет свой кровный интерес экс-мэр, а ныне глава Республиканского комитета кадастра недвижимости всесильный Ерванд Захарян, чья дочь ныне является заместителем исполнительного директора медцентра и одним из самых реальных претендентов на владение или совладение престижной клиникой? Объект этот в самом деле стоит того, чтобы за него побороться. Помимо отделений терапии, офтальмологии, гинекологии, проктологии, пластической хирургии и других эта обширная клиника имеет еще свой роддом, морг, три поликлиники и Институт профзаболеваний. Словом, хозяйство солидное, на которое недаром зарится множество глаз. Четыре года назад хозяйство это еще приумножилось. Решением правительства ему было передано богатое оборудование для Центра инвазивной кардиохирургии, подаренное греческим благотворительным фондом Александра Онассиса Ереванскому медуниверситету. Но поскольку последний довольно скоро от подарка отказался, его и передали в “Канакер-Зейтун” на предмет дальнейшего задействования. Но и там воспользоваться благотворительным даром не спешили. И вот уже четыре года как оборудование стоимостью в 4 миллиона долларов содержится в совершенно не приспособленных для этого условиях — ржавеет, портится. Не говоря уже о нравственной стороне проблемы — игнорируя подарок, мы, по сути, наносим оскорбление тем, кто искренне хотел оказать нам помощь. А пока гуманитарный греческий дар пребывает в ожидании своей дальнейшей участи. В таком же тревожном ожидании пребывает и коллектив медцентра, поскольку все зависит от решения правительства, которое, видимо, будет принято где-то к середине сентября. Одни уверенно утверждают, что часть медцентра уже обещана нынешнему директору Гагику Стамболцяну, а другая часть отойдет дочке бывшего мэра. Другие настаивают на том, что вопрос еще не решен окончательно и могут всплыть другие кандидатуры.
Расхожий слух о том, что входящая в состав медцентра детская поликлиника “Арабкир” вскоре будет передана председателю парламентской комиссии по здравоохранению Ара Баблояну и что, собственно, ради этого и заваривается вся каша с приватизацией, был немедленно и очень решительно опровергнут самим г-ном Баблояном.
“У нас в Медцентре “Арабкир” уже есть прекрасно отремонтированная, соответствующая всем международным стандартам поликлиника. Зачем нам еще одна? Все разговоры о каких-то видах на детскую поликлинику “Арабкир” всего лишь досужие домыслы”, — сказал депутат в беседе с корр “НВ”.
В состав Медцентра “Канакер-Зейтун”, как уже говорилось, входит и отделение офтальмологии, больше известное в народе как глазная больница. По словам заместителя председателя республиканского общества слепых Мартына Саркисяна, еще в середине 50-х годов на средства общества был построен так называемый глазной корпус на 50 коек. В это отделение обществом слепых было инвестировано в общей сложности около 800 тысяч советских рублей — сумма по тем временам весьма внушительная. В мае 2003 года, когда начались шумные разборки вокруг ожидаемой приватизации и главным объектом всеобщих вожделений стал автономный глазной корпус, руководители общества направили в мэрию официальное письмо, деликатно напомнив, что здание в свое время было построено на их средства и вплоть до 1983 года они регулярно направляли туда средства. Однако мэрия предпочла проигнорировать это послание, не удостоив его никаким ответом.

Оспаривать преимущества приватизации, в том числе медицинских объектов, абсолютно бессмысленно, тем более в стране с такой скудной насыщаемостью казны и низким ростом ВВП, как Армения. Но именно в этих условиях должен быть взвешенным, продуманным, хорошо просчитанным каждый шаг. У нас же приватизация свелась в основном к раздаче госсобственности влиятельным и приближенным к верхам лицам за деньги столь символичные и смехотворные, что непонятно, что вообще могла выручить казна от подобной приватизации. В конце 90-х, когда были подведены первые итоги приватизации, открылась картина поистине удручающая — после передачи в частное владение почти половины госсобственности, по расчетам некоторых экспертов, в казну поступило около 2 миллионов долларов, в то время как их реальная стоимость оценивается в 20-40 миллиардов долларов. Такое разбазаривание, а по сути раздаривание национальных богатств в стране со столь скромным достатком чрезвычайно изумляло и даже шокировало не привыкших к подобному мотовству иностранцев. Так, директор Ереванского офиса ВБ Роджер Робинсон тогда публично заявил: “Мы все были свидетелями того, как проходил процесс приватизации больниц в Ереване. Некоторые из них были проданы по очень низким ценам”. Хочется спросить — почему?
Таков был маловпечатляющий итог первого этапа приватизации, в том числе медучреждений, до тех пор пока он не был остановлен, по сути, волевым нажимом экс-спикера, с полным основанием назвавшим этот процесс стихийным и ведущим к обнищанию населения. Но вот что самое обидное и самое опасное — похоже, из прошлых ошибок не сделали никаких выводов, а всемогущие олигархи и их подручные с прежним рвением готовятся к борьбе за лакомые куски приватизационного пирога. Словом, все может повториться, разве что формы борьбы станут более изощренными. К примеру, “дочерние фирмы”, основанные на базе приватизированной медсобственности — чем плохое дополнение к капиталам и имиджу процветающего родителя? Кстати, о дочерних фирмах. В медицинских кругах поговаривают и о возможной приватизации престижной поликлиники N 8, расположенной на центральной улице Баграмяна. Подобные предположения возникли у умудренных горьким опытом “оракулов” в связи с пересменкой директоров, в результате которой прежний — Ара Торосян — перебрался в частное заведение “Рафаэл”, а на его место вступила Армине Арутюнян — родная дочь председателя Конституционного суда. Так что если эту элитную поликлинику и вздумают приватизировать, то у Армине Гагиковны есть все шансы, а такая мелочь, как законодательно утвержденный запрет на приватизацию первичных служб в Армении, вряд ли будет иметь значение.
Словом, за все эти годы, когда случилось много всякого-разного, пора бы уже нам перестать удивляться и уж тем более возмущаться тем, что законы писаны не для всех, что доступ к национальным достояниям имеют лишь избранные, что хорошо живется лишь тем, кто сумел вовремя сориентироваться и, наплевав на прочих сограждан, живо прибрал к рукам все, что осталось от гигантского советского наследства.