А преступник-то оказался ненастоящим

Архив 200910/12/2009

Очередное заседание суда общин Аван и Нор-Норк по делу Аветиса Калайджяна, обвиняемого в покушении на жизнь высокопоставленного лица, оказалось невероятно коротким. Точнее — слушания и вовсе не было. Прокурор отказался от обвинения, и подсудимого освободили прямо из зала суда.
Чтобы прийти к такому логическому финалу, правоохранительной системе понадобилось 8 месяцев. Именно столько времени провел за решеткой Башшар Шкри Калайджян — личность известная как за рубежом, так и в Армении. Автора двух нашумевших книг, историка-политолога два месяца продержали в изоляторе нацбезопасности, а затем перевели в тюрьму “Нубарашен”, где он просидел еще шесть месяцев. И это при том что с самого начала очень многие считали, что обвинение, предъявленное Калайджяну службой нацбезопасности, яйца выеденного не стоит. Напомним, что зарешеченная полоса в жизни политолога началась 6 апреля, когда его взяли под стражу по обвинению в “подготовке убийства политического деятеля”. Мотивом для столь серьезного обвинения послужили кофейные посиделки. Да-да! По материалам дела, именно за чашечкой этого бодрящего напитка, выпиваемого в квартире одного из знакомых Калайджяна, и был замышлен план покушения. Якобы собравшиеся там три человека, поговорив о социально неблагополучном состоянии ветеранов карабахского противостояния, поразмыслив о сложностях жизни в республике, плавно пришли к выводу о необходимости наказать виновных в сложившейся ситуации и даже назначили “судный” день. Назывались и дата операции — 12 апреля (День Пасхи), и место ее проведения — Св.Эчмиадзин. Эти подробности якобы передавали друг другу знакомые Аветиса Калайджяна. Совсем как из старого мультика, где “Марио идет грабить банк”. История с Калайджяном также могла бы лечь в основу неплохой комедии, если бы не была так трагична для самого политолога, потерявшего здоровье за долгие месяцы узничества. А ведь арестованный с самого начала уверял, что злополучный разговор за чашкой кофе шел в шуточной манере и ни о какой реальной подготовке к покушению, конечно, не могла идти речь. Впрочем, следователи в произошедшем ничего смешного не узрели и через два месяца передали дело в суд. В последнем также царила нешуточная атмосфера. 15 (!) заседаний проходили в строгой секретности за закрытыми дверьми. Фактически первому “смешно” стало Араму Амирзадяну, призванному защищать обвинение в суде. Он-то и положил конец этому фарсу, отказавшись от обвинения. Кстати, финальное заседание также проходило за закрытыми дверьми. (Видимо, чтобы не нарушать установившихся традиций.) О его результатах собравшиеся узнали, лишь когда Аветис Калайджян вышел из зала с победно поднятой рукой.
Впрочем, точку в деле Калайджяна ставить пока рано. По нашим сведениям, историк не собирается забыть о бесцельно прожитых в застенках месяцах и в самом скором времени потребует как моральной, так и материальной компенсации. Тем более что о своих правах Калайджян, долгие годы являющийся членом Парижской комиссии по правам человека, знает не понаслышке.