А если это любовь?

Архив 201112/07/2011

Удаленность от родной земли (чисто географическая) не позволяет автору получать информацию о дельфинах в той мере, в какой она могла бы его устраивать. Некоторыми сведениями автор, правда, располагает, однако ж отрывочными, неполными и, что уж вовсе скверно, часто недостоверными. Итак, чем на сей час располагает автор, находясь на изрядном отдалении от высокочтимых млекопитающих?
Известно, что где-то в июле месяце общественная организация “Центр любителей птиц” собирается провести в Ереване акцию протеста. Птицелюбы решили собраться, но не на площади Свободы, что, видимо, пока преждевременно, а рядом со столичным дельфинарием “Немо”, где выступать в защиту дельфинов в самый раз. И тут встает вопрос: От кого защищать? Кто покушается на этих умных и безобидных существ, лишь в прошлом году перемещенных на постоянное место жительство в откровенно сухопутный Ереван?
История птицезащитного движения такова. Каждое 23 июля экологи мира отмечают день защиты дельфинов, но и китов, если по-честному, тоже. А уж если следовать логике “зеленых” до конца и трактовать проблему расширенно, то защищать следует всех водных млекопитающих без исключения.
С широким взглядом у армянских экологов пока не получается: то ли из-за отсутствия в Армении китов, то ли, чтобы не распылять силы по мелочам и сосредоточиться на главном. Главное же, т.е. дельфины, говорят птицезащитники, гибнут на глазах: при ловле и транспортировке — более семидесяти процентов, а те, которые выживают, либо уходят из жизни позже, либо живут в постоянном стрессе, а это прямой путь к агрессии.
Руководство дельфинария с такой трактовкой не соглашается и вот что оно говорит. С дельфинами, говорит руководство, вовсе не так, чтоб их отловили и сразу в самолет, как поступают, например, с таджиками в Москве. Нет. Дельфинов вначале помещают в мягкие ванночки, держат там минут пятнадцать, затем вновь отпускают в бассейн. Затем это дело повторяется, и таким образом длительность пребывания в ванночках, предназначенных для перевозки дельфинов, доводится до времени, необходимого для полета без стресса. Так что они почти VIP-персоны, а не какие-нибудь там злоумышленники без регистрации из стран СНГ.
Получается, чтобы жизнь дельфинов была нежной и ласковой, делается все, и это все — от активистов “Центра любителей птиц”. Если бы автор был птицей, он бы сказал этим джентльменам большое человеческое спасибо, но поскольку автор не рыба и не птица, его сердце раздирают разноречивые, определенно несовместимые чувства. С одной стороны, он гордится своими соотечественниками, которые дарят армянским дельфинам так много радости, любви и душевного тепла. С другой, ему известно, что в Армении живут не только дельфины, и кто посмеет сказать, что для нежной и ласковой жизни им делают все. Что при переходе из одного состояния в другое включается режим, исключающий не только попытки необоснованной агрессии, но и мотивированного отвращения от окружающей народ действительности.
Между тем в том же Монако, в аквариуме, с основанным еще Жак-Ивом Кусто Океанографическим музеем под той же крышей, плавает около четырех тысяч видов рыб и автору трудно судить, насколько им комфортно разевать рты и шевелить плавниками в неволе. Но чтобы общественность Монако сильно этим интересовалась — нет, такого автор не видит. Пусть даже в защиту рыб вначале поднимались все-таки не в Армении, а в Европе.
Здесь мы ненадолго уйдем от рыб к собакам, правда, швейцарского происхождения. Здесь ситуация такова. Власти тамошнего городка Реконвиль убили пуделя из-за того, что ее хозяйка, госпожа Марилена Ианнотти, забыла заплатить налог на владение четвероногим. (Подобные действия предусмотрены соответствующей статьей кантонального закона, принятого сто лет назад, но не отмененного по сей день.) “Решение властей вызвало бурную полемику и даже угрозы убить мэра”, — сообщили газеты. “Мне писали об этом из Англии, Соединенных Штатов Америки”, — признался мэр Реконвиля Флавио Торти. Мэра, правда, не убили, но и пудель уже не с нами.

А что в Ереване? А в Ереване ровно наоборот. Покусанные бродячими собаками горожане требуют решительного отстрела четвероногих. Одновременно другая часть горожан, увлеченная собакозащитной деятельностью, клеймит собакофобов позором, чем загоняет городские власти в тупик. Что делать, как быть? А пес его знает… Вернемся, однако, к своим рыбам и подведем некоторые итоги.
Во-первых. Мало оснований полагать, что отстаивание интересов дельфинов примет в Армении всенародный размах, но и игнорировать его полностью автор тоже не советует. Экологическое движение — страшная сила, и если автору не изменяет память, именно с него начались вначале куцые сборы на театральной площади в Ереване, переросшие затем в события, которые потрясли мир.
Второе. Выступления в защиту рыб, птиц, собак или кошек, хотим мы этого или не хотим (наверное, хотим), ставит Армению в ряд со странами, где взрослые, дети, пенсионеры и малоимущие достаточно защищены социально и потому переводить внимание на живую природу в самый раз. А это, согласитесь, ласкает самолюбие и греет душу.
В-третьих. Если при всем при том в Ереване наберется десяток-другой энтузиастов, готовых ходить вокруг дельфинария с плакатами “Руки прочь!”, то что же в этом плохого? Если же дельфинофобы встанут поперек дельфинофилов и перекроют им дорогу, то где гарантии, что она не выведет на ту, которая приводит к площади Свободы? Такие вот дела…
Рокбрюн-Монако