“А что вы можете сделать?”

Архив 200914/11/2009

Месропу Багдасаряну грозит 22 года в грузинской неволе
“Грузия не проходной двор” — эту “мудрость” времен Гамсахурдии, похоже, замечательно усвоило и нынешнее руководство братской республики, пришедшее к власти на мощной демократической волне.

Грузия не проходной двор для граждан всех стран, в том числе Армении, имевших несчастье оказаться в Тбилиси не “с того конца”, а именно со стороны Южной Осетии или Абхазии. Грузинские пограничники четко задерживают сомнительных пришельцев, наивно рассчитывавших, что армянский паспорт оградит их от неприятностей в стране, с которой у Армении безвизовый режим и теплые дружественные отношения. Один из таких “нарушителей” — Месроп Багдасарян, 1978 года рождения, который находится ныне в Кутаисской тюрьме. По словам его родного дяди, известного театрального художника Гарегина Евангуляна, Месропа могут осудить на 22 года лишения свободы — именно такой срок запросил прокурор.
Это не шутка, нет. Грузинская судебная система, взяв за основу американский образец, успешно усваивает “правила сложения”. А арестовали Месропа 27 июля, когда он через Грузию решил приехать в Армению — навестить мать и родственников. Кстати, у него самого армянская прописка. Вот только последние годы он временно проживает в Абхазии, в Новом Афоне, откуда родом его супруга. У Месропа пятилетняя дочь, скоро должен появиться на свет второй ребенок… Вина “нарушителя” (в кавычках и без), по писаным и неписаным законам соседней республики, а точнее по закону гор, весьма серьезна. Он ведь мало того что “возник” в Грузии не с той стороны, так у него в паспорте еще и оказались “черные метки”. Проживающий в Новом Афоне наш соотечественник девять раз (каждый “раз” тянет на 2-3 года срока!) пересекал российскую границу, соответственно, грузинские пограничники не могли не заинтересоваться предосудительными штампами. С учетом политической конъюнктуры это самый что ни на есть криминал, который карается в соответствии со статьями 322-й и 344-й УК Грузии. Речь о “незаконном пересечении границы” и о “неоднократном пересечении границы на оккупированной территории” — таковы формулировки предъявленного М.Багдасаряну обвинительного заключения по итогам следствия.
“Месроп — далекий от политики человек, — говорит о племяннике Гарегин Евангулян. — Он и близко не предполагал, что, имея на руках армянский паспорт, рискует чем-то, направляясь из Грузии в Армению”.
После ареста Месропа три дня продержали в следственном изоляторе г.Рустави — прокуратура этого города возбудила против него уголовное дело. После предварительных судебных слушаний обвиняемого, не имевшего в прошлом ни единой судимости, перевели в тбилисскую тюрьму, где он отсидел два месяца, а затем повезли в Кутаиси. За эти несколько месяцев у Багдасаряна развились астма и сердечная недостаточность. Он лишен возможности встречаться с родными — к нему пускают лишь адвоката. Это со слов Гарегина Евангуляна, который с обидой говорит: “Брат моего деда, Геворг Евангулян был до революции градоначальником Тифлиса. Казалось, уж по крайней мере в Грузии к армянам должно было быть иное отношение”.
Но прежде всего иного отношения он ожидал от “своих”… Гарегин весь октябрь писал письма-заявления — в правительство, МИД, в Общественный совет, омбудсмену, генпрокурору, руководству НС… Обращался и в Церковь — в Араратскую епархию за ходатайством, где ему не по-христиански отказали, сказав, что “подобной практики нет”… Вместе с тем Евангуляну известно, что генпрокурор, омбудсмен и глава Общественного совета написали своим грузинским коллегам — ему непонятно лишь, почему грузины не реагируют на эти письма, почему они столь непреклонны в своем намерении “устроить показательный процесс над армянином, который если и совершил нарушение, то без какого-либо злого умысла”. Сразу после ареста племянника он ездил в Тбилиси, обращался за помощью в посольство РА в Грузии. Посол Г.Силванян порекомендовал ему нанять хорошего тбилисского адвоката — Самвела Чобаняна. Именно он и представлял до недавних пор интересы Месропа. (Ныне бедолага находится под опекой государственного адвоката.) Кроме того, наш консул в Грузии Армен Григорян обратился с соответствующим посланием в прокуратуру страны пребывания. Вчера в телефонном разговоре с “НВ” консул сообщил, что они продолжают заниматься делом М.Багдасаряна. Узнав о том, что дядя обвиняемого обратился за помощью в редакцию, мой собеседник удивился — “А что вы можете сделать?..”
Действительно, что мы можем сделать? Пожалуй, лишь написать о том, как сурово в Грузии собираются судить армянина, по неведению или вследствие своей недальновидности пересекшего границу “не в том месте”. Написать и о том, что наши обращения к грузинской стороне все чаще остаются без внимания. Из этой истории ясно, что и армянским дипломатам в этой стране не так-то легко защищать своих граждан, оказавшихся в беде. МИД Грузии, скорее всего, тоже не “проходной двор” для армян, даже независимо от их ранга. В противном случае за три месяца инцидент был бы исчерпан (это к вопросу “а что вы можете сделать?”). А почему дело обстоит так, а не иначе, судить уполномоченным…
Вчера мы позвонили и в посольство Грузии в Армении всего лишь затем, чтобы понять, как относятся грузинские дипломаты к подобным фактам ареста армян на их территории. Сотрудница посольства, назвавшаяся лишь по имени, Марина, посоветовала нам обратиться в свое посольство, за что мы ей крайне благодарны… Относительно же “незаконного пересечения границы” сотрудница посольства напомнила: “Мы все лето предупреждали”, что из Южной Осетии и Абхазии нельзя проникать на территорию Грузии.

История Месропа Багдасаряна, увы, не уникальна. Он далеко не единственный гражданин РА, оказавшийся в грузинской неволе за нарушение границы. Несколько лет назад президент Саакашвили по просьбе армянской стороны поэтапно амнистировал нарушителей… Но освобожденные места на нарах занимают новые арестанты из числа тех, кто в силу своей аполитичности или, скажем грубо, “топонимического кретинизма” невольно посягают на границы (читай: безграничные амбиции Тбилиси в вопросе границ, особенно усилившиеся после известных августовских событий). При всем при этом случай Месропа Багдасаряна особенный. УК Грузии предусматривает за незаконное пересечение пределов страны не только гибкую систему сроков лишения свободы, но и — штрафов. Интересно, что при готовности семьи Месропа заплатить любой штраф грузинские власти продолжают настаивать на своем “приговоре”. “Я передал через адвоката запрос о выплате 20 тысяч лари (примерно 12 тысяч долларов), но грузинские правоохранители отклонили его”, — говорит Гарегин Евангулян.
Кстати, когда в августе гражданин Турции, капитан турецкого танкера Buket Мехмет Озтюрк, “перепутал” территориальные воды Абхазии и Грузии и был обвинен в “нарушении границ и правил мореходства на оккупированной территории”, власти Грузии откликнулись на ходатайство Анкары и согласились пересмотреть приговор (24 года лишения свободы), заменив его штрафом в 18 тысяч долларов и тремя годами условно. И это при том что судно контрабандным путем транспортировало 2 тысячи тонн бензина и 700 тонн дизтоплива. М.Багдасарян, известно, ничего не перевозил. Но заплатить штраф ему не позволяют или пока не позволяют. Видимо, из желания донести до Еревана определенный, так называемый политический, мессидж.
…19 ноября в Зугдиди ожидается начало судебного процесса над гражданином РА Месропом Багдасаряном. Он не может нести ответственность за то, что между Абхазией, в которой он временно поселился со своей супругой и дочерью, и Грузией непримиримый конфликт. Он не может нести ответственность и за то, что между Грузией, через территорию которой он собирался ехать к матери в Армению, и Россией — кровная вражда. И он, конечно же, не виноват в том, что между Арменией, гражданином которой он является, и Грузией порой больше непонимания и показухи, чем искреннего братства и добрососедства. И, наконец, он не может отвечать за нерасторопность наших властей, умудряющихся всякий раз, когда речь о защите собственных граждан, опаздывать с реакцией…
Наира МАНУЧАРОВА