А были ли мальчики?

Архив 201010/04/2010

Судебные разбирательства по делу “одноклассников” вышли на новый виток развития. Главное действующее лицо гюмрийской драмы — она же основной свидетель Лида Егиазарян отказалась от своих первоначальных показаний, создав “алиби” как минимум для трех обвиняемых.

Напомним, что судебный процесс по делу об убийстве 17-летнего Тиграна Тадевосяна взял старт около года назад. Несмотря на обилие обвиняемых, на скамью подсудимых попал всего один человек — Самвел Саргсян. А вот три его друга, которые по версии следствия являются “равноправными” участниками преступления, до сегодняшнего дня находятся в бегах. Как уже писалось в “НВ”, корни этой трагической истории уходят в известный сайт “Одноклассники.ру”. По основной версии, именно на этом портале Тигран Тадевосян в грубой форме “послал” некую Лиду Егиазарян, добивающуюся его расположения. Обиженная девушка пожаловалась на грубияна своему дружку Самвелу Саргсяну, который, собрав целую компанию дружбанов, пошел мстить обидчику любимой. Вендетта закончилась убийством — страшно избитый Тигран Тадевосян умер в больнице через 11 дней после экзекуции…
Итак, в виновности самого Самвела Саргсяна никто из участников процесса не сомневается. Правда, его защитник Тамара Яйлоян, как и он сам, делает попытки смягчить картину преступления. Так, согласно его показаниям, Тигран сам стукнулся оземь (!). Вкратце рассказ обвиняемого звучит примерно так. Обуреваемый желанием наказать грубияна, Самвел погнался за Тиграном, однако пустить в ход кулаки не успел — Тадевосян сам поскользнулся и упал и непроизвольно… дал “подножку” своему преследователю. В результате Самвел упал на обидчика своей девушки, приумножив травмы, которые Тигран получил при падении. В общем все примерно так, как в бородатом анекдоте о несчастном, который сам семь раз упал на нож. Поверить в правдивость этой истории, согласитесь, сложно. Впрочем, рассказ подсудимого кроме смягчения собственной вины преследует еще одну цель — исключить участие в этой истории других людей.
Это же пытается сделать и другой свидетель убийства — Лида Егиазарян. По ее первоначальным показаниям, в тот злополучный день трех друзей Самвела — Сергея Мхитаряна, Эдгара Назаряна и Валерия Абраамяна — она видела в гюмрийском районе “Ани”, то есть именно там, где происходило избиение. Однако сегодня девушка изменила свои показания. Она утверждает, что на самом деле видела этих парней порознь в разное время и в разных частях города, а ее первоначальный рассказ был “продиктован” следователями, которые утверждали, что друзья Самвела “пойдут как свидетели по делу и помогут главному обвиняемому избежать пожизненного заключения…” Кстати, это утверждение может стоить свободы самой Лиде — ее спокойно могут привлечь за дачу ложных показаний. Впрочем, по утверждению адвоката пострадавшей стороны Анны Давтян, это будет слишком мягким наказанием для этой девушки. По словам защитника, наказать Лиду мечтают все гюмрийцы — “ведь именно из-за нее один молодой человек погиб, второго судят, трое находятся в бегах, а шеф гюмрийской полиции освобожден от должности…”
Но оставим эмоции и вернемся к фактам. К активным действиям перешли и родители разыскиваемых парней. На днях матери Сергея и Эдгара, Гаяне Мхитарян и Люся Степанян, сделали заявление о том, что их несовершеннолетние сыновья оказались “в искусственно созданном розыске”. Г-жа Мхитарян утверждает, что провела собственное расследование событий дня убийства и приводит хронологию передвижений своего сына (называя имена свидетелей), из которой следует, что он, как и его друг Эдгар, никак не могли участвовать в экзекуции. А вот по утверждению главного обвинителя Вагаршака Мхитаряна, суд располагает доказательствами того, что при избиении Тиграна особую жестокость проявили Самвел Саргсян и Сергей Мхитарян. Как бы то ни было, следственным органам скорее всего придется досконально проверить “алиби”, представленные г-жой Мхитарян. А пока они не подтвердились, все три испарившихся гюмрийца все еще проходят по делу как обвиняемые.
Ну а для подсудимого Самвела Саргсяна прокурор просит 9 лет лишения свободы. Согласится ли с таким сроком судья, покажет последнее заседание, которого, судя по всему, осталось ждать недолго…