A на кладбищах все спокойненько…

Архив 201219/04/2012

Недавнее очередное массовое посещение столичных кладбищ по поводу последующего за Пасхой Мерелоца — дня памяти усопших — ереванцев вновь опечалило

Обратившиеся в “НВ” читатели выражали недоумение по поводу замусоренности этих мест вечного покоя. Тех, кто посетил кладбище “Арин-Берд”, что на Нубарашенской трассе, — шокировало зловоние, исходящее от близлежащей горсвалки. Другие были возмущены сложностями с транспортом — доехать до кладбищ еще было можно, а вот посадка в общественный транспорт на обратном пути была сродни взятию Бастилии. Словом, проблем много, но удивляет другое — их стабильное сохранение на протяжении лет.
Автор этих строк лично была свидетельницей того, как штурмовали автобус N 16 те, кто к часу дня пытался покинуть кладбище “Арин-Берд”. На остановке стояло человек 10-15, которые уместились в салон без особых проблем. В итоге, автобус, уже успевший обзавестись пассажирами в жилом массиве, оказался полон, а после следующей остановки просто забит до отказа. Как выяснилось позже, в будние дни Нубарашен обслуживает только маршрутное такси N 47 да автобус N 16, с заходом солнца работающие через пень колоду. Правда, в связи с “мерелоцом” власти выделили дополнительных 10 автобусов.
Полегче было с транспортом посетителям Спандарянского и Шаумянского кладбищ. Обратившиеся в редакцию читатели выразили свое искреннее удивление отсутствием пробок — вдоль основной трассы дежурили дорожные полицейские, были посты и на Аштаракской дороге, ведущей к кладбищу. Однако добравшиеся до места столкнулись с той же застарелой проблемой: везде мусор, бутылки, бумага, целлофан, усохшие цветы и венки. Покрытые щебнем участки сплошь заросли сорняками. Примерно та же картина и на других кладбищах.
Дабы пролить свет на “мусорные” проблемы, мы обратились в Госпредприятие по спецобслуживанию населения — там заверили, что санитарная ситуация как на указанных, так и на иных кладбищах вполне приемлемая. В частности, с Шаумянского, Спандарянского и Центрального кладбищ мусор, говорят, вывозится регулярно. А на Шаумянское грузовик и вовсе заезжает дважды в неделю — по вторникам и субботам. По словам замдиректора организации Габриэла Габикяна, сами люди тоже причастны к активному и быстрому загрязнению территорий.
“Спросите у кого-нибудь, забрал ли он хоть раз с собой бутылку из-под минералки или лимонада? И посмотрите, что вам ответят”, — резонно выпалил он. Однако едва ли все посетители кладбищ страдают неряшливостью. Скорее ими движет суеверие: согласно некой традиции, забирать с собой что-либо с кладбища чревато нездоровьем или даже смертью. Да если бы и не эта привычка, почему опечаленные люди должны думать об утилизации мусора? Не проще ли расставить мусорные баки и пригрозить штрафами. Наконец, пусть не ленится персонал, который, как известно, живо принимается за работу лишь получив чаевые: там мусор убрать, там пыль стереть, там сорняки сполоть.
А вообще, санитарно-гигиеническая обстановка наших кладбищ — плоть от плоти нашей общей культуры. В рамках ее и в целом удручающая картина города. Видеть ее и больно и неприятно. Но еще больнее видеть могилы близких людей в замусоренном, загаженном интерьере, тем более рядом с чадящей свалкой. 
Ну и когда же эта картина начнет прояснятся? Может, с новым мэром?