7 лет Нверу за улетный подарок

Архив 201014/10/2010

В суде ереванских общин Центр и Норк-Мараш на днях был вынесен один из “редких” приговоров — сотрудника уголовно-исполнительного заведения осудили на 7 лет тюремного заключения. За доставку наркотиков на зону.

Нет, наказанный столь сурово Нвер Захарян не был сотрудником тюремного “наркоцентра” — “Нубарашена”. Экс-охранники этого учреждения, попавшиеся на распространении наркозаразы на вверенной им территории, еще предстанут перед судом. А вот лейтенант Захарян снабжал марихуаной “постояльцев” тюремной больницы — тем глубже его вина. Ведь если не все, то хотя бы большая часть заключенных этого заведения действительно страдают недугами, которым могут придать смертельную “остроту”.
Впрочем, мы не станем обсуждать степень болезненности Самсона Погосяна, для которого в общем-то и предназначались 0,638 грамма сушеной марихуаны, на которой погорел младший специалист отдела обеспечения безопасности “Больницы для заключенных”. Из материалов следствия известно, что эту дозу Нвер Захарян приобрел на “воле” и провел за колючую проволоку, чем “нанес серьезный ущерб уголовно-исправительной системе и интересам государства и общества”.
Но это официальная версия, с которой сам подсудный охранник категорически не согласен. События 27 марта — дня своего пленения Захарян представляет следующим образом. Утром в салоне собственного автомобиля Захарян обнаружил пакет, источающий характерный запах марихуаны. Первым его побуждением было сразу же выбросить наркотик. Но тут ему в голову пришла другая идея — сохранить травку для дальнейшего использования при острых приступах почечных болей, которые с ним нередко случаются. Не успел он хорошенько обдумать эту мысль, как увидел приближающихся к его автомобилю двух коллег из оперативного отделения. Ему не оставалось ничего как спрятать преступный пакет в нагрудный карман. Опера “пригласили” Захаряна в кабинет начальника уголовно-исполнительного учреждения. Здесь лейтенант вынул из кармана наркотик и рассказал руководству, что хранил его для собственного пользования.
Интересно, что признание охранника было записано скрытой камерой, “припрятанной” на ноутбуке, а позже использовано в качестве одного из доказательств его виновности. Конечно, адвокаты обвиняемого попытались отмести эту улику как недопустимую. Однако суд во главе с Гагиком Аветисяном признал ее вполне корректной. Более того, были представлены доказательства, что наркотик предназначался определенному человеку — заключенному Самсону Погосяну. А клятвы Нвера в том, что он ничего не имел с доставки наркотиков заключенным, так и не были услышаны. В результате Захарян получил целых семь лет строгого режима, образовавшихся от наложения друг на друга двух статей УК РА — 266-й (“незаконный оборот наркотических средств”) и 308-й (“злоупотребление должностными полномочиями”).
Фактически примерно такое же наказание светит другим тюремным наркодилерам. А их, как известно, в последнее время было словлено видимо-невидимо. Что ни месяц приходят сообщения о том или ином сотруднике нубарашенской, кошевской или иной колоний, пойманных за руку при переносе наркотиков на территорию зоны. К сожалению, нехилый список нарушителей колониального режима не уменьшает приток улетного товара за решетку. Может, его остановит информация о доставшемся Нверу жестком наказании?