Мехитаристенгассе, 7…

Архив 201222/05/2012

История венской типографии мхитаристов
История венской типографии Конгрегации Мхитаристов исследовала публицист и радиожурналист Барбара ДЕНШЕР (Вена). История чрезвычайно интересная и для многих не очень хорошо знакомая. Традиционно более известна деятельность Мхитаристов, обосновавшихся в Венеции — она представляется более романтичной и красочной. Между тем роль мхитаристов Вены в становлении национальной культуры огромна… Предлагаем статью Барбары Деншер, а также интервью с ней. Полностью они опубликованы в журнале “Анив”.

“Конгрегация мхитаристов — типография и художественная печать” — элегантно написано золотыми буквами на черном фоне вывески на длинном здании по адресу Мехитаристенгассе, 7. Ниже мелким шрифтом указано: “Основана в 1810 году”. Чего здесь не хватает, так это дополнения: “Закрыта в 1998 году”, поскольку в конце этого года производство было остановлено.
Растет угроза того, что деятельность типографии мхитаристов, которая в течение почти 189 лет была связующим звеном между Востоком и Западом, восточной и западной культурами, будет предана забвению и скоро уже не останется ничего, что можно было бы реконструировать.

По причине внутренних разногласий в 1773 г. произошел раскол Ордена мхитаристов на две Конгрегации. Некоторые члены ордена покинули Венецию и поселились в австрийском на тот момент Триесте. Наделенные привилегией, выданной им австрийской правительницей императрицей Марией Терезией 30 мая 1775 г., они учредили там типографию для армянских и итальянских книг.
В листке “Гражданам и жителям Вены от Конгрегации мхитаристов”, опубликованном в 1848 г., отмечалось, что Мария Терезия выдала привилегию с намерением “привлечь армян в расцветающий город и тем самым серьезно оживить торговлю с Востоком”.
В октябре 1810 г. мхитаристы из Триеста переселились в Вену и поначалу нашли прибежище в монастыре сервитов (сегодняшний 9-й район Вены, ул. Сервитенгассе).
5 декабря 1810 г. по “высочайшему предписанию” они получили от императора Франца 1 разрешение постоянно поселиться в Вене. Им был предоставлен в безвозмездное пользование комплекс зданий в пригороде Санкт-Ульрих (в районе сегодняшнего Нойштифтгассе, тогда называвшегося “Ам Платцль”). Ранее здесь находился основанный в 1600 г. венский монастырь капуцинов, который был ликвидирован в 1784 г. После того как обветшалые строения были заново отремонтированы, в феврале 1811 г. сюда вселились мхитаристы.

Император Франц I возобновил выданную Марией Терезией привилегию и специальным письмом от 15 декабря 1810 г. наделил мхитаристов правом печатать книги на “восточных и западных языках”. Затем началось оборудование типографии, при этом были использованы часть устройств и литер из Триеста.
Вскоре новое производство вызвало недовольство местных книгопечатников. В январе 1812 г. они (представленные председателями корпорации печатников Бернхардом Филиппом и Антоном Штраусом) подали в венский магистрат жалобу против мхитаристов по причине “весьма вероятного неправомочного использования типографии”. Однако она была отклонена со ссылкой на императорское письмо, так же как и следующая жалоба.
В одном из докладов полицейского управления округа Санкт-Ульрих от 7 февраля 1812 г. о деятельности типографии мхитаристов отмечается, что “под руководством мхитаристского отца Анастазиуса” “подмастерье Иос. Мюллер” и “наборщик Алоис Шлегель” печатают книги “на немецком, латинском, армянском, восточном и западном языках”. Кроме этого, мхитаристы “организовали собственное шрифтолитейное производство” — также под руководством отца Анастазиуса.
Первый достоверно известный труд — издание на древнеармянском языке “Жития Девы Марии” — был выпущен венской типографией мхитаристов в июле 1812 г. В том же году здесь напечатали первую книгу на немецком языке — научный труд о лошадях под названием “Оценка внешнего состояния лошади, или так называемый экстерьер”. С самого начала у мхитаристов печатались также книги на латинском языке. При этом речь идет в большинстве случаев либо о теологических текстах, либо о диссертациях из области медицины (которые тогда еще составлялись на латыни).

Для того чтобы гарантировать долгосрочные доходы типографии за счет больших фиксированных заказов, Конгрегация ходатайствовала 21 сентября 1811 г. о выдаче разрешения на печать церковных книг, т.е. требников и молитвенников на латыни. 13 марта 1812 г. последовало еще одно письмо, где содержалось ходатайство о выдаче эксклюзивной привилегии на печать латинских требников на всей территории Габсбургской монархии. Запрошенная исключительная привилегия была выдана.
В 1824 г. привилегия мхитаристов была продлена на следующие 30 лет. Когда же вслед за этим начали подавать жалобы книгопечатники и торговцы книгами из Ломбардии и Венето, которые считали себя существенно ущемленными из-за исключительного права мхитаристов, эти области, а также побережье и Тироль были изъяты из области действия привилегии. Несмотря на это ограничение, производство требников и молитвенников стало важнейшим источником доходов для мхитаристов.
В своей книге “История книгопечатания Вены” Антон Майер пишет, что выпущенные в типографии мхитаристов требники “могут быть отнесены к лучшему из того, что вообще было сделано в этом жанре со времен классического книгопечатания”.

С самого начала типография мхитаристов приобрела особенную славу благодаря печати нелатинскими литерами. Еще со времен деятельности Конгрегации в Тристе наряду с публикациями на армянском языке в центре внимания поначалу находились прежде всего тексты на греческом.
Уже в 1818 г. венская типография мхитаристов располагала кириллическими литерами. В этом году в свет вышло первое достоверно известное издание на славянском языке — “Сербско-немецко-латинский словарь”. В качестве автора был указан “Вольф Штефансон” — такой была германизированная форма имени и фамилии сербского писателя и филолога Вука Стефановича Караджича, который считается создателем современного сербского письменного языка. В 1813 г. после подавления так называемого второго сербского восстания, в котором он принимал участие, Караджич бежал в Вену, где прожил до своей смерти в 1864 г.
Почти все его труды (сборники текстов и научно-филологические сочинения) были напечатаны у мхитаристов.
Под руководством Караджича, “недовольного литерами, которыми печатались его первые труды”, в конце 1830-х гг. “на шрифтолитейном производстве Конгрегации были вырезаны и отлиты различные виды русско-сербских букв”.
Начиная с середины XIX в. печатание иностранных изданий стало развиваться еще активнее. В 1847 г. у мхитаристов вышло еще одно крайне важное для южно-славянской культуры поэтическое произведение на сербском языке “Горный венок” (“Горски виенац”) черногорского поэта-лирика Петра Петровича Негоша, произведение, которое считается национальным эпосом Черногории.
Наряду с текстами на сербском языке у мхитаристов издавались многочисленные труды на других восточно- и юго-восточноевропейских языках — среди них много книг на болгарском, а также труды на чешском, польском, украинском, русском, словацком, словенском, румынском и венгерском языках. Венская типография мхитаристов играла тем самым значительную роль для формирования национально-культурного самосознания этих стран.
Значительную часть продукции на иностранных языках составляли также словари, грамматики и учебники языков, такие, как, например, “Русинско- (т.е. украинско) венгерская грамматика”, “Словацкая орфография с краткой грамматикой”, итальянский “Compendio di gramatica tedesca”, еврейская грамматика, “Краткая грамматика арабского языка”, “Русская грамматика для словенцев”, трехъязычный турецко-армянско-французский и четырехъязычный греческо-итальянско-армянско-турецкий словари.
Особое значение имеет “Словарь японского языка”, первый японско-немецкий словарь, который был разработан венским ориенталистом Аугустом Пфицмайером и выпущен в 1851 г. “По комисионному поручению C.Gerold & Sohn типографией михитаристов”. Его издание потребовало особого печатно-технического процесса с литографированием 1034 японских иероглифов. Это значительно подняло стоимость производства, из-за чего из трех запланированных томов в свет вышел только первый, затем проект был закрыт.
Сегодня “Словарь японского языка” является антикварным раритетом. Когда в мае 2007 г. он был предложен по цене 1 200 евро на сайте Международной лиги продавцов антикварных книг, там появилось примечание: “Японский текст прекрасно отпечатан в широко известной типографии мхитаристов, знаменитых своей печатью книг на восточных языках”.

В 1828 г. мхитаристы получили право вести торговлю продукцией издательства и розничную книжную торговлю и открыли на Зингерштрассе, 7 книжный магазин. В том же году аббат ордена Аристакес Азарян основал Союз по распространению хороших католических книг. Такой Союз был ранней формой книжного товарищества и вместе с тем преследовал благотворительные цели.
Союз просуществовал до 1849 г. и в течение этих 20 лет выпустил в общей сложности 92 издания. Общее количество томов, напечатанных в течение этого периода, составило, согласно годовому отчету за 1849 г., 475 889.
Наряду с трудами религиозного и церковно-исторического содержания и отдельными литературными произведениями в программе Союза были многочисленные книги по исторической, крае- и страноведческой проблематике.
После выхода пяти томов в 1849 г. деятельность Союза была остановлена по причине “выросших за последние два года расходов на бумагу, набор и печать” и “слишком малого количества участников Союза” в последние годы. В 1862 г. деятельность Союза была возобновлена, вплоть до 1866 г. в свет вышли 35 книг, после чего он был окончательно распущен из-за нехватки средств.

Финансовые проблемы венской Конгрегации мхитаристов, которые привели к продаже книжного магазина, роспуску “Союза для распространения хороших католических книг”, сдаче в аренду с 1873 по 1889 гг. “Западного отдела” типографии (“Восточный отдел” оставался в ведении мхитаристов), стали результатом увеличения инвестиций и строительных работ ордена, вызванных внешними обстоятельствами, а также политического развития событий.
До середины XIX в. мхитаристы могли существенно расширять оборудование типографии. Если в 1812 г. они начинали производство с двумя деревянными прессами, то в 1836-37 гг. были приобретены первые стальные ручные прессы, в 1841 г. — первая скоростная плоскопечатная машина, а в 1855 г. производство было переведено на энергию пара.
В 1838 г. было открыто шрифтолитейное производство, где производились литеры для множества латинских, кириллических, греческих, армянских шрифтов, а также шрифтовые знаки для “еврейского, раши (особая разновидность шрифта для еврейского алфавита), самаритянского, коптского, эфиопско-амхарского, церковного шрифта (Kirchenschrift), турецкого, сирийского, халдейского, зендского, клинописи, деванагари, древнегреческого, финикийского, грузинского, глаголицы, рунических знаков, хеттского, японского, китайского”.
Резко увеличили финансовую нагрузку на Конгрегацию последствия крупного пожара, который разбушевался 11 марта 1835 г. в предместье Санкт-Ульрих, когда монастырь и церковь мхитаристов пострадали так сильно, что возникла необходимость нового строительства. Автором проектов стал известный австрийский архитектор Йозеф Георг Корнхойзелъ. Строительство монастырского здания — вместе с типографией — началось относительно скоро, закладка первого кирпича состоялась 18 октября 1837 г. в присутствии императора Фердинанда I.

Существенный, хотя и временный, ущерб производство венской типографии мхитаристов испытало в революционный 1848 год. Вследствие подстрекательских лозунгов, в которых мхитаристы назывались “назойливыми чужаками”, неправомочно поселившимися в Вене, чтобы обогащаться за счет местных рабочих, 8 апреля 1848 г. произошло нападение на монастырь.
Антон Майер писал об этом в своей истории книгопечатания: “Рев и крики заполнили воздух, толпа бросала камни в окна и пыталась проникнуть внутрь, чтобы все разрушить. В 12 часов ночи наконец-то раздался звук набатного колокола, затем появилась национальная гвардия и рассеяла возбужденную чернь. Типография была спасена, однако Конгрегации пришлось на время закрыть ее. Настоятель Аристакес Азарян направил заявление правительству, в котором он попросил оказать защиту от возможных новых демонстраций и разрушения типографии. Тогдашний министр внутренних дел Фрайхерр фон Пиллершторф заверил его, что потребовал от полицей-обердиректора в случае необходимости совместно с комендантом города защищать имущество и членов Конгрегации. Нижнеавстрийское правительство выразило свое глубокое сожаление и отметило, что было бы весьма целесообразно для Конгрегации объяснить свое положение в специальных статьях в газетах и научных журналах, в особенности — свое законное право на книгопечатание”.
Вслед за этим Конгрегация опубликовала 18 апреля 1848 г. листок “Гражданам и жителям Вены!”, в котором монахи ссылались на выданную еще Марией Терезией привилегию и отмечали: “Так как уже распространились слухи, что мы свободно от налогов и сборов пользуемся своим правом на книгопечатание, мы вынуждены со всей серьезностью заявить, что это коварная ложь, так как наши налоги в настоящий момент составляют ежегодно 441 флорина 34 кройцера (…) Как известно, цена восточных книг в последнее время стала для покупателя чрезмерно высокой, мы серьезно повлияли на ее снижение вместе с другими нашими монахами, мхитаристами из Сан-Лаззаро, и тем самым значительно облегчили изучение и приобретение восточной литературы в Германии. Будучи друзьями немецкого образования, немецкой цивилизации, мы способствуем через восточные книги, в особенности через армянский журнал, распространению по всему Востоку немецкого образования и немецкого влияния; в то время как все остальные восточные листки распространяют только лишь французское, английское и русское влияние, мы же передаем все немецкие явления в немецком духе (…) Армянская нация со всего Востока присылает нам за это сюда в Вену ежегодные пожертвования и другие подарки, отчего часть населения Вены получает большую пользу; благодаря поступающим сюда из далеких стран деньгам, наша типография продолжает действовать и дает работу многим рабочим, печатникам и переплетчикам, некоторые из которых в противном случае не имели бы средств к существованию”. Нападений на типографию больше не последовало.

За относительным затишьем 1848 г. последовал большой государственный заказ: в типографии мхитаристов должны были печататься венгерские банковские билеты достоинством 6 и 10 кройцеров. Специально для этого заказа — он находился под строгим контролем самого аббата Ордена — были приобретены новые скоростные плоскопечатные машины. После окончания печатной серии в 1850 г. они были выкуплены Министерством финансов и затем переданы государственной типографии.
В последующие годы типография мхитаристов получила новые государственные заказы, прежде всего на печатание текстов законов и школьных учебников на языках Австро-Венгерской монархии.
Крушение Австро-Венгерской монархии в 1918 г. означало для мхитаристов серьезное экономическое падение.
Репутация, которую мхитаристы получили благодаря печати не-латинскими литерами, принесла, тем не менее, ряд заказов и после 1918 г., но и они были результатом развития политической ситуации того времени. Так, типография получала заказы на печать кириллическими шрифтами от русских эмигрантов. Болгарский революционер Георги Димитров, который в 1919 г. был одним из учредителей болгарской коммунистической партии, а в 1946-1949 гг. — болгарским премьер-министром, напечатал у мхитаристов первые 13 номеров газеты “Работнически вестник”, которую он возглавлял как главный редактор.

После уничтожения армянских общин в Турции в 1915 г., после того как в прежней русской Армении спустя два года государственной независимости (1918-1920 гг., когда посольство Армении в Вене находилось в монастыре мхитаристов) установилась советская власть, издательская деятельность мхитаристов приобрела новое значение для сохранения армянской культуры. Например, через издаваемую мхитаристами серию “Azgain matenadaran” (“Национальная библиотека”, основана в 1890 г.) Серия “Azgain matenadaran” содержала научные работы преимущественно по армянской истории, литературе, церковной истории, истории искусства и филологии, среди них — научные трактаты мхитаристов и переиздания старых текстов. В качестве 239 тома “Azgain matenadaran” в 1996 г. вышел труд по армянской нумизматике.
С 1917 г. в типографии мхитаристов печаталась серия “Исследования армянской истории”, где публиковались статьи на различных языках (армянском, немецком, английском и французском). Последними по счету томами в этой серии были: “Концерты Арама Хачатуряна” Томаса Айгнера (1989). “Диаконисы Армянской Церкви в канонической перспективе” Мари Кристин Арат (1990) и “Средневековый арабско-армянский ботанический словарь” Джона С.Греппина (1997).
Уже в 1887 г. тогдашний аббат ордена Арсен Айдинян основал научный журнал “Handes Amsorya” (“Ежемесячник”), который уделял особое внимание филологическим и литературоведческим темам.
“Handes Amsorya” выходит в свет до сегодняшнего дня, однако уже давно не как ежемесячник, а как ежегодное издание. Как и прежде, он редактируется мхитаристами, однако после закрытия типографии выпускается в Армении.
В последние годы работы типографии к венским мхитаристам перешла печать книг, которые выходили в “Casa Editrice Armena” — издательском доме мхитаристов Сан-Лаззаро, потому что типография мхитаристов в Венеции была закрыта уже в начале 90-х гг. XX в. Такое сотрудничество с Венецией было знаком постепенного сближения обеих групп Ордена. Наконец, в июле 2000 г. конгрегации Венеции и Вены снова объединились после 228 лет раскола.
Перевод с немецкого
Александра КАРАЛЕВИЧА
(С сокращениями)

Интервью с автором статьи о типографии
мхитаристов Барбарой ДЕНШЕР
— Как появился замысел Вашей первой книги об Армении “lm Schatten des Ararat. Armenische Kontraste”? Как бы Вы обозначили главную тему книги?
— Идея книги возникла из радиопередач. Многие в Австрии говорили мне, что они были бы рады узнать об Армении больше. Цель книги — дать немецкоязычному читателю информацию об этой восхитительной стране.
— Что лично вас больше всего заинтересовало в армянской культуре — древней и новой?
— Армянская культура настолько разнообразна, что едва ли представляется возможным выделить какую-либо ее отдельную сферу. Меня интересуют многие ее области — от древней письменной культуры и музыки до современной живописи. В Армении меня впечатлил высочайший творческий потенциал людей.
— С чем связана, по-вашему, болезненная реакция активистов турецких общин в Австрии и некоторых других странах Европы на позитивный образ Армении? Это спонтанный негатив или он направляется властями Турции через посольства?
— Для ответа необходим тщательный анализ конкретных случаев. Но, вероятно, есть отличие между официальной политикой и самими людьми. В связи с этим есть признаки позитивного сближения. Я знаю, что, например, в Австрии есть много положительных и дружественных контактов между армянами и турками.
— Каким было ваше первое знакомство с Конгрегацией венских мхитаристов? Каковы ваши личные впечатления от общения с монахами? Многим ли в сегодняшней Вене известно о существовании Конгрегации и монастыря?
— В ходе моего исследования по теме “История армян в Вене” я, разумеется, вышла на контакт с мхитаристами. Конгрегация и прежде всего настоятель Паулус Коджанян помогли мне с источниками информации по армянской истории и культуре. Конечно, Конгрегация мхитаристов известна в венских интеллектуальных кругах, и я надеюсь, что знание о них распространится еще шире, т.к. они являются важным элементом в истории венской культуры.
— Во время нашего пребывания в Вене мы убедились в опасном несоответствии богатств, которые находятся в руках мхитаристов, численности монахов и их преклонного возраста. История типографии мхитаристов может повториться с другим, еще более ценным, историческим достоянием. Каким видится вам решение этой проблемы? Какую роль могли бы сыграть государственные и общественные структуры Австрии и Армении в гарантии сохранения богатств мхитаристов, в том, чтобы эти богатства стали доступными ученым-арменоведам и востоковедам через полную каталогизацию, цифровое фотографирование экспонатов, сканирование книг и документов?
— Как раз в последнее время Конгрегация мхитаристов получила значительную поддержку на реставрацию монастыря и церкви, а также на поддержание в исправном состоянии библиотеки от Вены и Австрийской Республики. Разумеется, очень трудно подобающим образом сохранять культурное наследие такого большого объема, как монастырь мхитаристов. В будущем было бы, наверное, возможно содействие других спонсоров из числа международного армянского сообщества.