“У нас все хорошо. И войну прошли, и 67 лет послеее окончания прожили!”

Архив 201212/05/2012

(Окончание. Начало в предыдущем номере “НВ”.)

…По оценке главы Комитета ветеранов полковника Петроса Петросяна, максимум лет через пять в стране не останется ни одного ветерана. Время безжалостно: ныне самому младшему 87 лет, самому старшему — 103. Даже “малолетним узникам концлагерей” перевалило за 70! Стоит ли говорить, что каждый день у них на счету. И прожить остаток жизни следует так, как они того заслуживают. Увы, даже традиционные поездки в санаторий стали делом редким: в 2011-м ветеранов лично принял министр соцобеспечения, пообещав выдать 200-300 направлений. Однако, как заявил Петросян, ни одной путевки так и не выделили.
“Справедливости ради скажу, что при любом нашем обращении к президенту Сержу Саргсяну или к министру обороны Сейрану Оганяну отказа в финансировании комитета еще не было, — оговаривает Петросян. — Но, как видно, госказна небезразмерна. Учитывая это, мы не раз обращались к олигархам, предпринимателям. Тщетно. Разве что Гагик Царукян помогает ветеранам, вот только лишь живущим в Котайкском марзе… А чем наши бойцы хуже собратьев из СНГ? Месяца два назад премьер Тигран Саркисян заявил во время заседания правительства о необходимости постепенно довести положение ветеранов Армении к положению в странах СНГ. Но, вероятно, такие дела быстро не делаются?”
По мнению полковника Петросяна, в еще худшем положении пребывают труженики тыла. Комитет неоднократно поднимал вопрос о приравнивании тыловиков к участникам ВОВ. Увы. И поныне у них нет ни пенсий, ни особых льгот. “А ведь без тыла мы бы войну не осилили, — уверяет он. — Всем известен знаменитый 447 завод, выпускающий и части самолетов, и пушки, и снаряды, и оружие. В числе тех, кто получил медали “Герой соцтруда” и “За победу” — тысячи. Но и их, 85-90-летних, становится меньше день ото дня. Так значит следует задуматься об их “обеспеченной” старости уже сейчас!”
В связи с непростыми соцусловиями многие ветераны предпочитают обеспеченную старость за пределами Армении. Скажем, в России без смены гражданства при наличии прописки можно оформить ту же российскую пенсию, гораздо большую. “Когда я ушел на пенсию, мне предложили перевести дела в Россию и получать втрое больше. Но я отказался. Не хочу осуждать кого-либо. Многие покидают родные места вынужденно. Но прежде, чем пойти на такой шаг, следует все же сто раз подумать и вспомнить — ведь за нее мы воевали, за нее жизнями рисковали!” — говорит Петросян… Сколько именно ветеранов ВОВ переехало за пределы Армении, понятно, никто не знает. Но больно и обидно терять каждого. А смириться с тем, что единственный оставшийся в живых Герой Советского Союза армянин Ашот Аматуни хоть и не по финансовой нужде, но все же перебрался в Краснодар к дочери, и вовсе невозможно! Помнится, кто-то из краснодарских коллег рассказывал о героическом подвиге армянки, давшей клятву и не покинувшей родных мест — хутора Поднавсила, что в Краснодарском крае. Аршалуйс Ханжиян в далеком 1942-м вместе с членами семьи помогала выходить сотни раненых солдат. Умерших хоронили на поляне у хутора. В те страшные дни Аршалуйс поклялась остаться рядом с братскими могилами и охранять их покой. Слова своего не нарушила, и на протяжении 50 лет, до самой смерти, отказавшись от создания семьи, оставалась охранять покой усопших. Ежегодно 9 Мая, да и в будни, к могиле бабушки Аршалуйс и оберегаемым ею могилам приходит немало ветеранов. Эта армянка стала воплощением истинной преданности собственным принципам. И хотя сравнивать жизненную ситуацию Аршалуйс Геворковны и судьбы отечественных ветеранов, остающихся тет-а-тет с социальными невзгодами, вероятно, неверно, тем не менее так хочется, чтобы страну нашу из-за безразличия и бездействия общества ветераны все же не покидали.