Երթալը Ճի՞շտ է

Архив 201619/12/2016

«Не пора ли свалить?..»

Продолжаем публикацию нового эссе «Ерталэ чишт э…», посвященного 70-летию Третьей — Большой волны репатриации в Советской Армении. Его автор, доктор филологических наук, заслуженный деятель искусств Авик ИСААКЯН, с азартом, художественным вкусом и в своей неповторимой стилистике исследует это многосложное явление,  имеющее выраженный армянский акцент. Рассказывая о непростых судьбах «наших ахпаров-репатриантов», он связывает их с реалиями Армении — вчерашней и сегодняшней. Правда, на вынесенный в заголовок вопрос так и не дает однозначного ответа…

 

“НВ” благодарит Авика Исаакяна за эксклюзивную публикацию, желая ему новых творческих высот.

(Продолжение. Начало в предыдущих номерах «НВ».)

 

Заокеанский магнит

Для чего нужна диаспора? Ну хорошо, предположим, были армянские колонии, которые сформировались еще до конца XIX века, до армянских погромов, до Мец Ехерна – геноцида. В Персии, например, в Сирии, Египте, Греции или Франции… но в США тогда были только отдельные поселения. Армянская община США сформировалась уже в ХХ веке, практически в наши дни, нас с вами можно считать свидетелями этого процесса. Вот классический пример объединения огромного числа людей одной национальности на чужой земле, за океаном, вдалеке от Европы и Азии. Как же Америке удалось нас, армян, заманить в свою страну? Она что, магнитом нас притянула?… Или какие-то высшие силы велели нам, армянам, ехать в Америку? Но ведь объяснить это очень просто. Когда известная всем варварская, кровожадная, преступная страна разрушила нашу историческую родину, истребила большую часть коренного населения, уцелевшие армяне бежали, куда глаза глядят. И только потом они стали задумываться над тем, где, под покровительством какого государства они оказались. Хорошо там или плохо, тепло или холодно, сытно или голодно? Война там или мир, местное население в основном христиане или мусульмане? Лояльны ли местные к эмигрантам или страна населена фанатичными националистами? И наконец, богата эта страна или бедна? Наиболее оптимистичные ответы на все эти вопросы, на возможные опасения и тревоги давали Соединенные Штаты Америки. И мы, армяне, будучи народом и прагматичным, и практичным, приняли однозначное решение, подобно герою фильма Элиа Казана, воскликнуть: «Америка! Америка!», и все свои взоры, помыслы, надежды и душевные устремления направить в сторону этой страны. «Америка»… это не только звучало довольно эффектно, но и внушало веру и надежду на будущее.

Словом, из отсталого и нехристианского Востока мы двинулись в сторону Америки, где девиз «IN GOD WE TRUST» был отпечатан даже на долларовых банкнотах.

То, что в XIX и ХХ веках уезжали и еще продолжают уезжать в Америку армяне с Ближнего Востока, вполне объяснимо. Но вот главный вопрос: почему в Америку стали уезжать из Армении? Если первые океанические судна и моторные самолеты увезли наших «ахпаров», и Армения практически осталась без этой ценнейшей для нас категории армян (к тому же лишилась полумиллиона населения), то почему, особенно после 1991-го, стали уезжать местные армяне? Неужели все настолько безнадежно, что жить здесь невыносимо? неужели чаша терпения народа не просто переполнена, а перелилась через край? неужели в воздухе настолько не хватает кислорода, что можно задохнуться?.. Таких «неужели» тысячи, задаваться этими вопросами можно бесконечно… Есть гораздо более сложная задача – удержать человека на своей родной земле…

В народе говорят: «Даже корова не оставит пастбища, которое ее хорошо кормит». Да, это так, но известно, что человек способен свыкнуться с голодом, холодом, но никогда – с несправедливостью, беззаконием, ложью. В самые безрадостные времена в душе человека теплится лучик веры и надежды. И, в конце концов, не для опустошения же Армении создавалась диаспора…

А что, не будь диаспоры, армяне бы не уезжали? И как могло не быть ее, а на кого тогда надеяться в тяжелые времена? В чью дверь стучаться на чужой стороне? Где, в какой школе учиться нашим детям в Бостоне или Лос-Анджелесе? Не будь спюрка (диаспоры), в какой церкви мы бы молились, крестились, ставили свечки, крестили детей, играли свадьбы? Да, мы сегодня благодарны тем армянам, которые создали, построили и сберегли центры сохранения армянской идентичности. Но какому зарубежному армянину могло прийти в голову, что церковь в Бостоне, школу в Сан-Франциско и Армянский дом в Милане он строит не для таких же, как он, скитальцев, а для граждан независимой Республики Армения? (Кстати, сегодня число последних за рубежом вдвое превосходит армян традиционной диаспоры). И главное, так быстро адаптируются на новом месте, так быстро осваивают английский язык, наизусть знают Декларацию о независимости Америки и законы штата, особенно Трудовой кодекс и Правила социального страхования пенсионера. Есть районы, где проживают только бывшие ереванцы: в Лос-Анджелесе – в Голливуде и Глендейле, в Париже – в Альфорвиле, а гюмрийцы облюбовали в США районы Монтебелло и Пасадены, в Германии – Лейпциг, Ганновер и Витенберг…

В США, Канаде, Австралии, Западной Европе и целом ряде других стран создалось такое впечатление, что в бывшем СССР проживали десятки миллионов армян, только малая часть которых предпочла остаться на «новой родине». Спюрк-диаспора, западный армянин, восточный армянин, западноармянский язык и литература, классическое правописание, Киликийский Католикосат ААЦ (Католикосат Великого Дома Киликии) и церкви, традиционные партии, пандухт-скиталец, беженец, репатриант, чужестранец, ахпар – понятия, которые в своем специфическом смысле присущи только нашему народу. У этого удивительного народа всего по паре. Католическая церковь Святого Петра – главный храм не только итальянских католиков, но и всего католического мира. Вестминстерское Аббатство – единственный духовный центр всей христианской Англии.

А мы, армяне, любим, когда всего по паре: асонк (эти) и анонк (те), hос (здесь) и hон (там), Родина и Спюрк. Отчего это? Может, причина в нашем национальном характере? А я скажу: нет, причина в нашей трагической судьбе, в горькой участи быть христианским островком в океане мусульманского мира…

А что могли сделать армяне? Они же не в силах изменить географическое положение своей страны, и потому вся история Армении – это летопись героической борьбы ее народа вопреки жестокой, неумолимой судьбе. Однако в наши дни, когда рухнул советский режим и более нет железного занавеса, когда в обиход вошли такие понятия, как международный туризм, прямые рейсы из Еревана в США, OVIR, американское посольство в Ереване, грин-карта, воссоединение семей, обучение за границей, брак с гражданином иностранного государства, рабочая виза и т.д. и т.п., многое изменилось.

Вначале «наши ахпары» в период с 1956 по 1986 годы, а потом и значительная часть местных, айастанцев, с 1986-го вплоть до сегодняшнего дня пришли к простому, однозначному выводу, что «ехать надо». Попробуй теперь останови этот поток. Воспрепятствовать эмиграции из Республики Армения пока никому не удавалось, но народ сам должен понять, глубоко осознать, где же ему жить на этой планете…

Покинуть Армению сегодня совсем не то же самое, что при Российской империи, в дореволюционный период. И не то же самое, что в 1965-1985 годы, когда существовала мощная держава СССР. Сегодня покинуть Армению – значит обнажить линию фронта, значит нанести удар в спину собственной стране…

 

«Эй, джан айреник»

На собственном Rolls-Royce в полмиллиона долларов твой друг везет тебя из одной армянской школы в другую, чтобы всего за 10 долларов штука ты мог распродать томик «Избранных сочинений» Аветика Исаакяна, изданный на средства мецената Сикара Гого (Грикор Галачян) в 1992 году в Лос-Анджелесе, в типографии Саркиса Мочоряна «Ереван».

«Я книг вообще не читаю, – сказал Сикар Гого своему напарнику по картежной игре Григору Шеняну (редактор газеты «Нор кянк» — «Новая жизнь»), – но когда я узнал, что слова любимой песни моей матери: «Айреникиц hерацел ем, хехч пандухт ем, тун чуним» не народные, их написал один из таких же смертных, как мы с тобой, я принял решение спонсировать издание книги в США». Гого считал, и так думают многие, что человека с именем Аветик Исаакян на самом деле не существует. Но когда на обложке макета увидел фотографию Исаакяна, полистал рукопись и прослушал фрагменты стихов Варпета в исполнении варпетов-мастеров художественного слова, задумчиво произнес: «Так значит действительно был такой человек, Аветик Исаакян?! Мать моя любила напевать его песни…»

Добавлю, что спустя три года, в 1995-м, он профинансировал еще одно издание – сборник Исаакяна «Эй, джан айреник», и в этот раз, как и тогда, переведя на счет издательского дома 5000 долларов, конечно, обе книги вполне можно было напечатать с вдвое меньшим бюджетом, но Гого был по-царски щедрым, поистине широкой души человеком, не подсчитывать же ему часами дотошно каждый цент. Он был родом из Сиса, столицы древнеармянского Киликийского царства. В годы карабахской войны снабжал армянскую армию большими партиями воинской одежды. В свое время из рук Вазгена Саркисяна получил медаль имени Гарегина Нжде и был довольно известен в военных кругах Армении.

Сикар Гого не был одинок в своем интересе к армянской литературе: Арутюн Симонян, большой патриот и меценат с бейрутскими корнями, издал на собственные средства в Лос-Анджелесе 40 книг на армянском языке, в том числе А.Пароняна, Е.Отяна, О.Туманяна, Л.Камсара, «Летопись жизни и творчества О.Туманяна»… и в том числе «Афоризмы» («Крылатые фразы») Исаакяна. И вновь просветительскую инициативу безоговорочно поддержал именно западный армянин.

Речь не о редких разовых акциях, их, в конце концов, могло и не быть. Но существуют мощные благотворительные организации, которые на протяжении десятилетий занимаются пропагандой и поддержкой национального искусства и культуры: АОБФ (Армянский общий благотворительный фонд, Armenian general benevolent union), «Амазгаин», «Культурное общество иранских армян» и так далее.

 

«Меронк» и «анонк», но как быть с Дзах Арутом?

«Классические беженцы», чьи караваны после геноцида 1915 года потянулись в разных направлениях по всему миру, а затем и политэмигранты, бежавшие от советского режима армяне-репатрианты (ахпары), оставившие Советскую Армению по легальным документам в период с 1973 и 1990-е годы, и, наконец, эмигранты новой волны, граждане независимой Армении, переселившиеся уже не из тоталитарной, а самой что ни на есть демократической, во всяком случае, провозгласившей себя таковой, страной «народовластия», – очень часто на «новой родине», например, в США, во Франции недопонимают друг друга. Между ними установились откровенно неприязненные отношения. Как правило, «путники» последних караванов выражают активное недовольство приемом, который оказывают армяне, добравшиеся в США в более ранний период. Дух соревновательности часто сталкивает сторонников известной фразы «неладно что-то в Датском королевстве» с последователями призыва «Вортех hац, айнтех кац» (букв. «где хлеб, там и оставайся»). Чья сторона возьмет? Ну, одни уже давно сделали свой выбор, другие пока только обустраиваются на новом месте. Вопрос не в том, кто в итоге окажется более успешным, а в том, что переселенцы советских лет (главным образом ахпары) откровенно враждебно настроены против эмигрантов «третьей волны», айастанцев. Не первый десяток лет «антагонистические противоречия» в их отношениях только усугубляются, а за рубежом, в диаспоре они, естественно, имеют тенденцию к еще большему обострению.

«На родине вы нас обзывали «ахпарами», а теперь сами вчерашние «товарищи» стали «ахпарами». Увязались сюда за нами, чтобы завалить нам дела и оскандалить честное имя армянина, заслуженное нами в поте лица».

Для более полной картины необходимо добавить, что путники караванов первой и второй волн, прибывшие раньше в Америку из Ближнего Востока, при поддержке местных армян и общественных организаций сумели «приватизировать» местные школы, церкви, медицинские центры, офисы и даже партии. Трудно представить, что за экстраординарное событие могло бы заставить принять эмигранта из Армении на место учителя в школы Алек-Пилипос, Феранян или Мари Манукян. Это просто нереально: если айастанские девушка или юноша, а не «ахпары» с корнями из Ливана, Бейрута, Сирии, Турции или, на худой конец, Греции, ни о какой работе в школе не может быть и речи. Нет, милости просим, – вы вполне можете устроиться в пекарню, или на бензоколонку, или продавщицей супермаркета, водителем такси или школьного автобуса, но в национальные учебные заведения, медицинские центры или технические офисы, в аптеки и даже в Дома престарелых вход вам заказан. Довольно странное отношение, не правда ли? Кандидату физико-математических наук с научной степенью предпочитают кандидатуру мамзель с аттестатом об окончании бейрутской или алеппской армянской средней школы. В армянских школах Лос-Анджелеса днем с огнем не сыщешь учителя родного языка и литературы из Армении. Автор этих строк все это сам видел собственными глазами и потому рассказывает не с чьих-то слов, а на основании собственного опыта.

Крайне редки случаи, чтобы разрешение на врачебную практику выдали бы выпускнику Ереванского мединститута, как будто методы лечения больных тоже делятся на две непримиримые категории: «меронц» (наши) и «анонц» (чужие). Также редко бывает, чтобы врач из традиционных армянских общин нанял на работу в свой офис медсестру из Армении. Та же картина в редакциях, церковных конторах, банках и ювелирных мастерских. Но это обстоятельство, как видите, не останавливает эмигрантов «третьей волны», которые с неослабевающим упорством продолжают осаждать посольства США и западноевропейских стран.

Почему в традиционных армянских колониях армянин из Франции или Бейрута, Алеппо или Полиса так подчеркнуто безучастен к судьбе недавно прибывшего из Еревана, Гюмри, Гавара, Апарана своего соотечественника? Необъяснимо это, не правда ли? Ведь не чужие же русскому – русский, китайцу – китаец, они одной крови, они – свои… А армяне разнятся не только местом рождения, но и разговорным языком, правописанием, манерой одеваться, верой и диалектом, и даже писатели у нас разные: западно- и восточноармянские.

Все это – неслыханная роскошь, позволяя ее себе, мы даже не задумываемся о том, что действуем себе во вред…


От “Вернисажа” к Гавайям и обратно

…«Мы, пятеро бывших выпускников Ереванской консерватории, приняли решение бросить курить и всю сэкономленную сумму собрать и регулярно высылать в помощь Карабаху».

«Каждый уикенд обычно вместе с женами выезжаем в Лас-Вегас, играем на очень небольшие деньги, тысячи 2-3 долларов, не больше – иногда выигрываем, но чаще проигрываем… а что еще делать в этой Америке? В свободное время – либо ресторан, либо Лас-Вегас».

«А припаркованные у армянских школ машины напоминают престижные автосалоны, здесь можно увидеть автомобили самых дорогих марок. Неважно, как ты одет, главное – какую машину ты водишь. Неважно, как учится твой ребенок, главное – на какой машине ты его подвозишь и забираешь из школы. Неважно, сколько зарабатываете ты или твой муж, главное – сидеть за рулем автомобиля последней марки BMW, Mersedes или Lexus».

«На свадьбе моего сына будет играть три разных оркестра и Дзах Арут (самый популярный в США певец в стиле рабиз), конечно, тоже приглашен. А на второе будут поданы целых девять горячих блюд».

«Этот Глендейл просто невыносим, свободного места нигде не найти – все утыкано армянскими ресторанами да свадебными и банкетными залами. Какой веселый мы народ, оказывается!»

«Нет, жить в этом Глейнделе стало невозможно, вокруг одни армяне…недавно новый центр открыли – «Американо», а надо было его назвать «Арменикано». Куда ни глянь, везде армяне».

«Все стремятся походить на Ким Кардашян, вот что значит смешанная кровь красавицы-метиски: американская непосредственность и армянская чувственность».

«Невозможно, как все дорожает: свой 60-летний юбилей я отметил в ресторане гостиницы «4 Seasons» с участием армянских и американских джаз бендов. Было всего 100 человек гостей, а содрали с меня 24 000 долларов наличными».

«Как, однако, все дорого в ереванских ресторанах! Отобедали компанией в «Эллен», счет принесли на целых 100 долларов! Из Паракара до гостиницы «Ани» таксист довез за 10 долларов! Дороговизна какая, ужас!..»

«Ноги моей больше не будет на этом «Вернисаже»! Мне приглянулось серебряное ожерелье в комплекте с колечком, с красивыми такими бирюзовыми камушками, но как дорого – 50 долларов! Беспредел!»

«Прошлый уикенд провели на Гавайских островах. Отель – просто сказка…Спальня выходит окнами на море… в ресторанах подают прямо на твоих глазах зажаренных на гриле, еще минуту назад трепыхающихся рыбок».

«И мы – сейчас здесь это очень модно – решили купить квартиру на Майами Флорида, а то сил больше нет, утомились в этой Калифорнии:куда ни глянь – армяне».

«Странная у этих айастанцев манера здороваться: все норовят руку пожать, а мужчины еще и целуются, как будто не виделись сто лет…»

«Только в гости зайдут – тут же сигарету закуривают, а потом еще и пепельницу требуют – ни тебе разрешения спросить, ни извиниться, что воздух в твоем доме отравить собираются…»

«А как бездарно машину водят! Одно нарушение за другим! Да еще курят в салоне авто… ты смотри, и штрафами их не испугать».

«Хотя в нашей стране, в отличие от вашей, очередей нет, вы даже тут как-то умудряетесь к кассе без очереди пролезть!»

«Хоть многие и живут здесь уже больше десяти лет, английского так и не знают. Ну, русским-то они, конечно, владеют свободно».

«В Америке даже дождь золотой…»

Коротко и ясно…

 

Лукулловы пиры в городе Ангелов

Как ни удивительно, в Лос-Анджелесе меня постоянно навязчиво сопровождал ароматный дымок шашлыка. И айастанцы, такие как Генрих Шагапуни и его жена Адик, мой двоюродный брат Мукуч и его жена Карине, или, к примеру, иранские армяне – мои старые друзья Рузас и Жанет Койланяны, или родные мне по духу Арлета и Амбарцум Шириняны (Амбик), Мари-Роз Абусефян и Армен… я могу до бесконечности перечислять имена практически всех своих друзей, ведь к кому в сад, во двор ни войдешь – мангалы уже на огне… Вот, например, Завен и Соник Акеяны любили угощать шашлыком из осетрины на своей красивой террасе. Как сказал бы (за «столом знаменитостей» в гостинице «Армения») драматург Арарат Барсегян, «шашлык из асатрины» – кстати, как выяснилось, это было любимое блюдо знаменитого артиста Ованеса Абеляна.

Да простят меня читатели за столь ностальгическое сравнение, для меня дымок шашлыка – что дым отечества, он меня и, пожалуй, самих хозяев дома незримо переносил на родину, напоминая, к примеру, как тот же Мукуч со своим отцом, известным стоматологом Жорой Маркосяном, в иджеванском ущелье готовили шашлык, мясо замариновала по своему личному рецепту (с сухим чабрецом) Белла, мама моя, или как мы с теми же Арлетой и Амбиком жарили шашлыки уже на нашей родной земле: недалеко от трассы, ведущей к озеру Севан, под знаменитым Айраванком, в ущелье между заросшими мхом скалами.

Дымок шашлыка, естественно, имеет свой специфический аромат, который в свою очередь ощутимо меняется в зависимости от того, в каком настроении его готовить и с кем – в кругу друзей, старых, верных, проверенных жизнью, или по роду службы, в деловом, официальном окружении. Аромат разнится и от того, какой разведешь огонь: на искусственных углях или виноградных побегах…

Шашлык – древнейшая еда человечества, потому, наверное, мы, армяне, предпочитаем его другим блюдам – точно так, как наши деды и прадеды… Так что если в Америке почуял дым шашлыка, ошибиться невозможно: армянин тут где-то рядом…

А лаваш?.. Ведь сколько разных видов лаваша может предложить тебе армянский супермаркет «Джонс» (кстати, и это достижение – заслуга нашего соотечественника Овика): лаваш из красной, из белой пшеницы (специально доставленной из Ширакской области Армении), кари лаваш (испеченный в тонире), из кукурузной муки… Названия у них особенные: лаваш от Мшо, Акопалаваш, Кари hац, лаваш с видом Гарнийского храма и, конечно, лаваш из «Ноева ковчега»…

Вообще в Калифорнии такое невероятное количество армянских магазинов, супермаркетов, салонов печеного и сладостей, пекарен, забегаловок, кафе, ресторанов национальной кухни в целом и специализированных на отдельных национаьных блюдах: шашлыке, кябабе, хаше, арисе… что создается ощущение, будто армянская кухня перенеслась на другой берег океана раньше индейцев. Здесь есть все, чего только душа пожелает: гомеши мацун (буйволиный мацони) – пожалуйста, гаварская пахлава или гата? – пожалуйста, гюмрийская запеченая баранья голова (кялла) или слоеный сладкий блин яглы – пожалуйста… В супермаркете «Джонс» я насчитал семь видов одной только бастурмы… Откровенно говоря, в декабре 1992 года у меня было такое чувство, будто я с блокады попал на «лукуллов пир»…


Paris, Venice, Rio-Rio и прочие приманки

Почему армяне так тянутся к Лас-Вегасу? Мы, армяне, – страстные любители азартных игр и экстрима. Мы народ темпераментный, мы привыкли проживать жизнь бурно, динамично и совершенно не в состоянии отсиживаться дома, тупо уставившись в телевизор, или же, как французы, проводить бесконечно долгие часы в летних кафе за чашечкой кофе или бокалом пива. У нас, армян, жизнь должна кипеть, вокруг постоянно должно что-то происходить, события должны сменять друг друга. Мы не в состоянии индифферентно наслаждаться покоем, у нас просто нет права на подобную роскошь. Мы должны действовать, все время быть чем-то заняты, и хорошо бы, конечно, чтобы это занятие приносило прибыль. В Лас-Вегасе деньги – категория абсолютно реальная: здесь, в этот самый миг, ты можешь получить живые деньги, а если повезет, то счет пойдет на очень большие суммы… И не нужно делать инвестиции, годами ждать, пока вложения начнут работать и приносить прибыль. Да, здесь царят реальные понятия: дело, риск, везение, случай, вера в собственные силы, азарт, темп, умение щедро сорить деньгами в случае проигрыша и так же невозмутимо срывать крупный куш. Механизм наличного денежного оборота безотказно действует в сотнях игорных домов Лас-Вегаса. Как уважаем там доллар! с каким азартом армянин «охотится» за ним! с какими ожиданиями он приходит сюда! с каким невероятным восторгом и возбуждением или напротив, глубоким разочарованием и отчаянием оставляет он это заведение! Одна из немаловажных причин почитания армянами Лас-Вегаса – имя короля казино Керка Кркоряна, одного из учредителей сети игровых домов Лас-Вегаса. Не будь Керка, окутавший сегодня Лас-Вегас алмазный блеск роскоши, лишившись нескольких звезд, сиял бы более тусклым светом. Один из богатейших армян в мире, Керк Кркорян, оставил огромный, неоспоримый след в истории города.

Армяне любят отдыхать в этом иллюзионном пространстве копий самых знаменитых городов и чудес мира, имитирующем рай на земле, – я имею в виду гостиницы-казино Лас-Вегаса, выполненные с типично американской виртуозностью и мастерством: Venice, Paris, New York, MGM, Rio-Rio, Ceasar Palase, Piramid. Международный центр необузданных утех и развлечений, чревоугодия и расточительства (здесь нелишне будет напомнить, что по Данте, именно за эти три «смертных греха» полагается пройти первый круг ада).

Бывая в Лас-Вегасе, армянин получает возможность продегустировать французские вина и деликатесные сыры в ресторане гостиницы-казино Paris, которая спроектирована по образцу бульваров старого Парижа, или пройтись по шикарной гостинице-казино Venice, где мастерски воссозданы каналы Венеции с их волшебными гондолами, качающимися на волнах под арии из итальянских опер. А для любителей Latino открыты двери гостиницы Rio-Rio с его грандиозным казино. Смотри, восторгайся и наслаждайся тем, как в подвешенных с потолка большого зала прозрачных двигающихся вагончиках бразильские красотки кружатся в полном беспутной страсти карнавальном танце. А в ресторанах первого этажа тебя заманит в свои сети аппетитный запах бразильского «гриля», который готовится прямо на твоих глазах, только не на шампурах, а на металлических сетках. Если ты что-либо смыслишь в истории и, в частности, древней истории Рима, мечтаешь воочию увидеть скульптуры, памятники, роскошные бани эпохи античности, ступай в гостиницу Ceasar Palas, где перед твоим удивленным взором предстанут и рынок рабов, и сатириконовские развратные пиры с вином и беспутными римлянками, и сильными землетрясениями и извержениями вулкана в Помпее, неотличимыми от настоящих, так что голова пойдет кругом…

Словом, Лас-Вегас – это еще и царство воссозданных чудес со всего света, собранных в единой точке имитационного пространства. Ну, в Америке установился просто культ имитации, без имитации здесь просто жизни нет, и местным армянам тоже без нее не обойтись. А азарт в игре, который и есть высшее наслаждение для игрока, пораженного этим недугом, напоминает мне безводный родник, где вместо воды бьет ключом его величество доллар, если, конечно, ты родился под счастливой звездой и вовремя понял: «Ерталэ чишт э».

Как я уже говорил, не все наши соотечественники приезжают в Лас-Вегас исключительно ради игры в казино. Многие просто любят проводить там выходные. Парни со своими девушками, молодые и пожилые супружеские пары, отдыхая здесь, могут считать, что побывали не только в самом крупном казино в мире, но заодно и в лучших городах планеты: Париже и Венеции, Риме и Рио-де-Жанейро. Уже не говоря о том, что в ресторанах Лас-Вегаса вы можете испробовать национальные блюда разных стран, поплавать в бассейне гостиницы Mandalaya beach, который наполнен настоящей океанической водой, а песок завезен из Гавайских островов, и с помощью специальных установок там создается эффект искусственных волн… В Лас-Вегасе, как в сказочном калейдоскопе, в миниатюре воссозданы красоты самых знаменитых мест, городов мира, не беда, что все это не настоящее, что выглядит абсолютно неестественно, что это лишь удачная копия, имитация… но ведь Америка уже давным-давно отказалась от всего естественного – и в еде, и в архитектуре, и даже женские фигуры и зубы здесь по большей части искусственные. Даже любовь здесь доверена компьютеру, что, кстати, вполне приветствуется. Правду и естественность повсюду оттесняют ложь и искуственность, и их везде принимают за чистую монету.

На снимках: армянская майка. Чтоб узнавали издалека…; Авик Исаакян и скульптор Алис Меликян (на днях ей исполнилось 90); Кирк Керкорян на фоне Лас-Вегаса; армянский пикет у турецкого консульства.

Окончание следует

 

Подготовила и перевела

Лилит ЕПРЕМЯН