Турция, 51 штат США…

Архив 200904/07/2009

Наш соотечественник из Филадельфии Аветис КЕВОРКЯН считает, что американскому правительству пора подумать о Турции в буквальном смысле, объявив турецкую республику 51 штатом США. Происхождение этой идеи, а также аргументы, свидетельствующие в ее пользу, следуют… Несколько лет назад, когда я впервые заметил, как Анкара диктует свою политику Вашингтону, а Вашингтон навязывает Турцию Евросоюзу, я предложил упростить формулу американо-турецкого взаимодействия, провозгласив Турцию 51 штатом США. Что это даст? Перечислю лишь наиболее очевидные выгоды.
У США будет меньше хлопот с проталкиванием непопулярной Турции в ЕС, не говоря уже о том, что благодаря 51 штату Америка окажется на самой грани Европы и Азии. Одновременно решится и технический вопрос — Вашингтону не придется выступать гарантом Анкары для выбивания кредитов у Всемирного банка, МВФ и других финансовых институтов. Америка сама непосредственно будет брать кредиты, чтобы поддержать свой 51 штат.
Другая выгода заключается в том, что, приняв Турцию в члены американской семьи, наши лидеры поймут наконец, каково это давить на ЕС в вопросе членства мусульманской Турции в европейской семье…
Большой плюс — турецкая армия. Две последние войны показали, что американской армии не хватает мощи, зато вместе с турецкой вторжение в Ирак или еще куда-нибудь будет пустячным делом.
И еще: с Турцией в своем составе США станут соседом Грузии и смогут очно противостоять России.
На минуту прервусь от расписывания абсолютных выгод и отмечу кое-какие проблемы, которые неизбежно возникнут с 51 штатом. К примеру, не исключается, что турки предложат Америке с пониманием отнестись к “мотивированным” убийствам. Они могут потребовать запрета на любое упоминание о геноциде, будь то армян, ассирийцев или понтийских греков. Впрочем, поскольку США и без того не уважают историю, это не составит их руководству труда.
По предложению 51 штата турецкий язык заменит испанский в американских школах. Но это очень маленькое неудобство, на которое Вашингтон легко согласится. С 72-миллионным населением представительство штата под названием “Турция” будет наибольшим в Конгрессе, поэтому и здесь возникнет необходимость лингвистической корректировки. Придется позволить дебаты на турецком, а также предусмотреть турецкий перевод для всех законопроектов, кроме Армянской резолюции. (Ее к тому времени спишут в архив, а может, даже публично сожгут по конструктивной просьбе конгрессменов от 51 штата.) Однако если Вашингтону вдруг не понравится многочисленная представленность турецких парламентариев в Конгрессе, то он должен перебороть в себе этот “шовинизм”, вспомнив, как сам осуждал европейцев за сопротивление турецкому нашествию…
Теперь снова о плюсах. В США благодаря 51 штату появится новый национальный праздник — день рождения Мустафы Кемаля. Возможно, будут проблемы с портретами, которые следует вывешивать на каждой стене, на фасаде каждого здания, но и это, уверен, решаемо. Поскольку многие американцы плохо знают историю своей страны, они скорее всего подумают, что Ататюрк — один из тех “Dead White Men”, которые хмуро смотрят на них из современных учебников истории.
С Турцией в своем составе США наконец смогут стать членом Евросоюза. Миллионы евро потекут в страну в виде субсидий для безработных масс… Все американцы станут походить на европейцев и искренне радоваться этому. Более свободно, чем прежде, они станут путешествовать по “своей” Европе, но при этом, конечно же, долго не позволят аналогичного свободного передвижения по собственной стране. Двойные стандарты, понимаете ли…
…Принятию Турции в США больше всего, однако, обрадуются американские армяне. Потомки жертв геноцида смогут спокойно потребовать у своего правительства компенсации за потерянное имущество предков. Они также смогут скупать дома своих дедов в ныне турецких селах и городах. Частью Америки станет и гора Арарат. А армянам, живущим по соседству с Америкой, будет просто пересекать границу и смотреть на нее с “обратной стороны”.
Что до президента США, то мистер “Мец Егерн”, сделав Турцию 51 штатом, получит то, к чему стремится — титул и звание героя исламского мира.