Анкара-42

Архив 201027/04/2010

Ататюрк и ВорошиловБлагодаря популярному фильму “Тегеран-43” и рассказам легендарного разведчика Геворка Вартаняна всем хорошо известны события, происходившие в Иране во время Второй мировой войны. Но, как сейчас становится ясно, не менее драматические и важные события происходили в 1942 году и в Анкаре. Каков же он был, “невидимый фронт”
в Турции, где также противостояли разведки СССР и Германии?

Вначале сделаем небольшой экскурс в те драматические времена, когда Турция, союзница Германии, после поражения в Первой мировой войне, стояла на грани катастрофы. Само ее существование было под вопросом. Однако туркам удалось выскользнуть из, казалось бы, неизбежной исторической удавки. Решающую роль здесь сыграли противоречия внутри самой Антанты, на которых умело сыграла турецкая дипломатия. Старая история, которую вряд ли стоит повторять. Отметим лишь, что в итоге турецкая армия не была разоружена и весь ее арсенал остался при ней. Подчеркнем: военно-политическое сотрудничество Анкары с Москвой позволило Турции одержать победы в войне с греками в битвах при Иненю и Сакарье. Объем советской помощи турецким националистам составил 200 кг золота в 1920 году, 10 млн золотых рублей и огромное количество вооружения в 1921 году. Но не в золоте суть, хотя и в нем тоже. Главное — колоссальные территориальные потери, за счет которых шло сближение сторон. Так, согласно советско-турецкому договору от  16 марта 1921 года, Турции отходили части Батумской, Карсской областей, городов Артвин, Ардаган и бывший Сурмалинский уезд Эриванской губернии с горой Арарат. Азербайджану был передан Нахичеванский уезд, также входящий в состав Эриванской губернии. Воистину, братский интернациональный жест. А как же иначе? Новый турецкий лидер Ататюрк обещал Ленину советизацию страны, заверяя, что Турция, являясь авангардом мусульманского мира, пойдет по пути построения социализма и поведет за собой весь Восток. Ататюрк инициировал для убедительности создание подконтрольной ему компартии Турции. Уловка удалась. Большевики и дальше не скупились на щедрую помощь вплоть до середины 30-х годов, когда коммунистический блеф турок стал очевиден…  

Известно, что до середины 30-х годов Анкара противостояла Западу, опираясь на СССР. Однако с 1936 года усилившаяся турецкая буржуазия отказывается от уже ненужного ей союза с СССР в пользу прозападной ориентации. Поворотным пунктом турецкой дипломатии стало заключение в 1936 году Конвенции Монтрё по Черноморским проливам, не учитывавшей интересов Черноморских держав. Особенно ясно отход от СССР проявился после смерти в 1938 году Ататюрка и прихода к власти президента Исмета Иненю.
Турки в свойственной им манере выжали для себя из союза с Москвой все по максимуму, оставив СССР с носом. Разумеется, была ликвидирована и так называемая турецкая компартия. Тем не менее Сталин избегал в тот период ссоры с Турцией. Об этом свидетельствует довоенный визит Ворошилова в Стамбул, призванный подтвердить дружественные отношения между обеими странами. При всем этом у турок были свои, далеко идущие экспансионистские планы в Закавказье.
Во второй половине 30-х годов началась борьба двух империалистических блоков, англо-французского и германо-итальянского, за влияние в Турции. Эта борьба нашла свое отражение в зигзагах внешней политики Анкары накануне и во время Второй мировой войны. В течение нескольких лет Турция не раз резко меняла свою внешнюю политику. В 1939-40 гг. она придерживалась проанглийского нейтралитета; в 1940-41 гг. перешла к прогерманскому нейтралитету вплоть до 1943 г., в 1944 г. сделала нейтралитет средством извлечения выгод из торговли с Германией и увеличила свой золотой запас в 5 раз. И наконец, в 1945 г. Турция получила помощь от Вашингтона и Лондона по ленд-лизу.

Итак, в 1941-1945 годах турецкие города стали ареной жестокой борьбы спецслужб СССР и Третьего рейха. Что тут только не происходило: похищение секретных документов, вербовка агентов в посольствах, физическое устранение неугодных персон. Верхом противостояния стал взрыв бомбы 24 февраля 1942 года в центре Анкары. Молодой болгарин попытался убить посла Германии Франца фон Папена. Однако его лишь задело взрывной волной. Правда, не совсем ясно, кто был организатором этого теракта. Сам фон Папен в своих послевоенных мемуарах прозрачно намекал на виртуозную операцию гестапо: немцы таким образом попросту подставили советскую разведку перед Турцией.
Спецслужбы в Анкаре-42 вели себя так же активно и решительно, как и в соседнем Иране. Например, полиция часто находила на дне пролива Босфор мертвецов без документов с европейской внешностью. Германия старалась во что бы то ни стало склонить Турцию выступить против СССР, а Москва старалась любой ценой предотвратить это. Трудно представить, как могли бы развиваться события, если бы летом 1942-го, в самый разгар наступления немцев на Сталинград, турецкая армия вторглась на Кавказ.
Немцы работали очень эффективно. С одной стороны, они обещали Турции “европейский путь” развития, включение в ее состав Азербайджана. А с другой — в провинции распускался слух: Гитлер отмечен Аллахом, он родился с “зеленым поясом вокруг поясницы” и тайно перешел в ислам, приняв имя Гейдар. К лету 1942 года немцы достигли отличных результатов: после покушения на фон Папена отношения турок с Москвой стали хуже некуда. Резидент советской разведки Георгий Мордвинов был арестован, а 26 отборных турецких дивизий сосредоточились на границе с СССР. Казалось, столкновения с новым противником не избежать.
После ареста Мордвинова советскую резидентуру в Анкаре и Стамбуле возглавил капитан госбезопасности Михаил Батурин. Ему надо было убедить Турцию, что война против СССР — это катастрофа. Работа шла по всем направлениям. Батурин для встреч с агентами переодевался, гримируясь и под нищего, и под бродячего монаха — дервиша, и под уличного торговца сладостями. Наш разведпункт в Карсе перебрасывал в курдские районы своих агентов под видом мулл. В случае чего они должны были поднять восстание в тылу у турок.
Успех советской разведки таился в умелой дезинформации: агенты методично подкидывали в Генштаб Турции ложные сведения. Например, что СССР перебросил с Дальнего Востока на Кавказ 50 дивизий, которые при необходимости за два дня будут в Анкаре. В реальности этого, конечно, не было. И все же на южной границе в течение всей войны Кремль держал значительные военные силы. Согласно другой дезе, в сто раз было преувеличено число советских агентов на юго-востоке Турции, готовых поднять курдов на восстание. По некоторым данным, туркам подбросили фальшивый план войны, якобы украденный в Москве из кабинета Сталина. Этот план предусматривал высадку морского десанта в Стамбуле, а также вторжение Советской армии из Ирана.
В результате турецкий президент Исмет Иненю не решился начать войну с СССР летом — осенью 1942 года, несмотря на нажим Гитлера. А после поражения немцев под Сталинградом это и вовсе потеряло смысл. Через два года Георгий Мордвинов и другие советские разведчики, обвиненные в организации покушения на фон Папена, были освобождены из тюрьмы.
Турки в период временных успехов Германии занимали отнюдь не нейтральную позицию. Турция снабжала германскую промышленность хромом, шерстью, табаком; немецкие военные корабли и подводные лодки, вопреки конвенции в Монтрё, свободно проходили в Черное море, совершали варварские обстрелы Севастополя, Одессы и других черноморских портов СССР и т.д. Одним словом, это был лишь формальный нейтралитет, точнее нейтралитет, враждебный Советскому Союзу.
Всю войну турки выжидали, в какую сторону качнется маятник. Ждали благоприятного момента. У турецкого Генштаба все было расписано. Мишенью были Ереван, Баку, Тбилиси, Батум и другие города Закавказья. Степень враждебности Анкары к СССР зависела от положения на советско-германском фронте. В частности, Анкара намеревалась вступить в войну после падения Москвы. В результате разгрома немцев под столицей в декабре 1941 года Анкара вынужденно изменила свои планы. Затем турецкое правительство собиралось объявить войну СССР после падения Сталинграда. Но впечатляющие победы Красной армии в январе 1943 года на Волге и в июле 1943 года под Курском и Белгородом, победы армий США и Англии в Африке и Европе постепенно вели к ощутимому изменению позиций турок. Чаша весов склонялась в сторону великих держав.
Однако Анкара еще находилась под магией былой мощи вермахта. Поэтому она не решилась сделать коренной поворот в политике “нейтралитета” и вступить в войну на стороне армий СССР, США и Англии. Опыт Первой мировой войны, когда младотурецкие главари, организаторы геноцида армян, сделали ставку на австро-германские силы, дорого обошелся Турции. Она была значительно урезана Англией и Францией по Севрскому и Лозаннскому миру.
Увертки турецких руководителей объяснялись тем, что они все еще поддерживали тесный политический контакт с Германией. Заверяли немецкого посла в Анкаре фон Папена, что Турция воздержится от активного участия в войне на стороне союзников. Но тем не менее постепенно актуализировался вопрос о вступлении Турции в войну на стороне антигитлеровской коалиции. Этот вопрос обсуждался еще на конференции в Тегеране в 1943 году. И только тогда, когда разгром Германии стал очевидным, а союзники в июне 1944 года открыли второй фронт, турецкое правительство сделало радикальный шаг по пути сближения с США и Англией и в августе 1944 года разорвало дипломатические и экономические отношения с Германией.
По мере новых успехов армий союзников в Европе, Турция, все более опасавшаяся опоздать к столу мирной конференции, 23 февраля 1945 года объявила войну фашистской Германии. К этому времени советско-германский фронт отодвинулся от Турции на сотни километров. Красная армия освободила Болгарию, Румынию, Югославию, часть Чехословакии, Венгрии, и турки могли не опасаться немецких бомбардировок и захвата Стамбула немецким воздушным десантом.
Парадоксально, но формально Турция, на протяжении почти всей войны бывшая союзником Германии и присоединившаяся к антигитлеровской коалиции лишь под самый занавес, также является одним из победителей во Второй мировой войне. Не произведя ни одного выстрела, не понеся никаких жертв, удачно лавируя, она и в этот раз вышла сухой из воды.
К сожалению, почти все архивные документы по событиям в Турции периода Второй мировой войны засекречены. Надеемся, что в обозримом будущем они будут открыты. Огромный интерес представляют недоступные пока документы о том, как после войны Сталин хотел возвратить отторгнутые Турцией армянские земли.
Вообще же турки на протяжении всей своей истории — страшные везунчики. Терпя поражения на поле боя, они умудряются достичь успехов на дипломатических полях. И не гнушаются ничем. В ход идут ложь, подкуп, шантаж, угрозы, стравливание партнеров и соперников и так далее. Безусловно, это аморально, но, как считают турки, в политике главное — результат. А турецкая политика, надо признать, весьма результативна.
* * *
И в заключение в свете, казалось бы, безмятежных отношений России с Турцией хочется обратить внимание на следующее. Ни с одной страной в мире у России не было такого количества войн, как с Турцией. Ни с кем у нее не было столь непримиримых противоречий на протяжении веков. Так что России не надо заблуждаться насчет Турции, которая умеет легко и быстро предавать и разворачиваться на 180 градусов. Она и сегодня нацелена на Закавказье, Кавказ, Крым, Среднюю Азию и т.д. Однако всему есть начало и конец. Даже турецкому везению.
Автор публикуемой статьи Александр ЕРКАНЯН проживает в Москве, сотрудничает с различными общественными фондами. Будучи историком по образованию, занимается также профессиональными изысканиями, в частности относящимися к армянской истории XIX-XX веков.
Александр ЕРКАНЯН