А что если все 30 тысяч охотников отменные стрелки?

Архив 200916/06/2009

Любителям охоты “без правил” сулят черные дни — в НС рассматривают изменения в Законе “Об охоте и ведении охотничьего хозяйства”, одобренные в первом чтении.

Они призваны не запретить охоту как таковую, а сделать ее менее опасной для животного мира страны. Речь не только о браконьерах. Нарушить правила цивилизованной охоты норовят и те, кто выходит на зверя в законные сроки и со вполне законным оружием.

Еще в 2007-м закон был одобрен и подписан президентом. Ныне вносятся довольно существенные изменения — помимо запрета на использование взрывчатых веществ, самострелов, использования в качестве приманки электронных голосов, дыма, световых инструментов вето коснется неразрешенного, незарегистрированного оружия любого типа и оружия военного назначения. Охотники из категории VIP, коих развелось великое множество, лишатся возможности пулять с вертолетов и самолетов. О пленении детенышей, сборе яиц, разорении гнезд и нор и говорить не приходится — за все это светит даже не штраф, а уголовная ответственность! Изменения вносятся также в Уголовный кодекс страны. И, скажем, за нанесение ущерба особо охраняемым зонам грозит лишение свободы на целых 3 года!
Ужесточения коснулись и иных статей закона. И слава богу — в руках так называемых охотников немало боевых единиц. А охотников целая армия, их, кажется, больше, чем дичи и зверья. Только в рядах одного из трех охотсоюзов, конкретно Союза охотников и рыболовов, насчитывается около 30 тысяч человек! А ведь еще в 2007-м в его стройных рядах было 26 тысяч стрелков. Стать охотником де-юре несложно — достаточно заплатить вступительный взнос от 3000 до 5000 драмов, а затем выплачивать годовой членский сбор — 1000-3000 драмов. Обзаведшись охотничьим билетом, прихватив паспорт, фото, “психо-” и “нарко”-справки, можно смело отправляться в охотничий магазин. Тут обслужат честь по чести, и если в полиции не зафиксировано темное прошлое, то можно будет идти за приглянувшимся ружьишком. Ну а последних навалом. Везут из России и Европы, любого калибра и цены. Но более всего любят армяне ружья итальянского производства. Привлекают и бельгийские. А вот у охотников со стажем в фаворе российские — они относительно недороги. Но мечта каждого охотника, конечно, нарезное оружие. В охотмагазинах считают, что интерес к ним возрос. Если года два назад это связывали с растущей криминализацией общества, то сейчас рост спроса связывают с жаждой охотиться на крупного зверя. И хотя право приобрести такое оружие предоставляется избранным — согласно закону, стволы выдаются охотникам с пятилетним стажем пребывания в рядах Охотсоюза и наличием в арсенале гладкостволки, опять же на протяжении пяти лет, — утешение это слабое. В числе 30 тысяч членов союза охотников менее пятилетнего стажа значится совсем немного. Стало быть, нарезное оружие доступно многим. Затронут ли изменения в законе и этот нюанс из жизни отечественных охотников, покажет будущее. Отрадно уже то, что за человека с ружьем взялись, да еще и на самом высоком уровне. Но вот на кого будут охотиться с этими смертоносными ружьями в маленькой Армении, большой вопрос. А что если все 30 тысяч охотников отменные стрелки? Не грядет ли зоокатастрофа?
Ася ЦАТУРОВА