Убийца Гранта Динка, возможно, отметит свое 30-летие на свободе

Архив 201128/07/2011

Турецкая пресса продолжает комментировать приговор, вынесенный стамбульским судом по делам несовершеннолетних в отношении убийцы редактора газеты “Агос” Гранта Динка. Как известно, непосредственный исполнитель теракта Огюн Самаст был приговорен судом к 21 году и шести месяцам лишения свободы. Кара оказалась более суровой, чем многие ожидали. Но вряд ли этот вердикт поможет выявлению истинных убийц, направлявших руку марионетки. Организаторы самого громкого за последние годы политического преступления по-прежнему на свободе и вряд ли когда-либо понесут наказание.
Прокурор потребовал для Самаста 27 лет лишения свободы. По статье, предусматривающей наказание за совершение предумышленного убийства, судья дал ему 21,6 лет. Еще год и четыре месяца — за незаконное хранение оружия. По турецким законам, в случае совершения преступлений, караемых по разным статьям, сроки не приплюсовываются, а поглощаются один другим. Говоря откровенно, не верилось, что судья даст убийце такой длительный срок. Ведь дело слушалось судом для несовершеннолетних. В конце октября прошлого года требование адвокатов убийцы было удовлетворено — Фемида согласилась рассматривать совершенное им преступление как деяние подростка. Дело в том, что в январе 2009 года экспертиза костного мозга Огюна Самаста установила, что в момент совершения преступления ему еще не было восемнадцати. Это значит, что приговор в отношении убийцы Динка не мог предполагать пожизненное заключение. Возраст Самаста несомненно учитывался организаторами преступления при подборе кандидата на роль килера.
Убийца сможет выйти на свободу в полном расцвете сил. По закону, при примерном поведении преступник может рассчитывать на снисхождение и досрочное освобождение после половины срока отсидки. Если учесть, что четыре с половиной года Самаст уже провел за решеткой, получается, что свое тридцатилетие он может отметить уже на свободе. Причем не сомневаюсь, что юбилей ему организуют весьма пышный. Ведь в определенных кругах он слывет чуть ли не национальным героем. Быть похожим на Самаста в Турции нынче можно. И даже фамилия его была не так давно зарегистрирована Государственным патентным управлением в качестве бренда, который можно использовать в коммерческих целях. А белые вязаные шапочки, похожие на ту, в которой Самаст был в день преступления, до сих пор пользуются в Турции повышенным спросом. Их покупатели, украшая свою голову таким вот убором, стремятся выразить свою солидарность убийце Гранта Динка.
В тюрьме Огюн Самаст чувствует себя, надо заметить, вполне комфортно. За время нахождения в следственном изоляторе он успел не только поправиться на 30 килограмм, но и жениться. Второго февраля 2010-го он скрепил законным браком свои узы с юной красавицей Сельмой Шахин, с которой познакомился по интернету. Девушка писала ему в тюрьму письма, высказывая восхищение его “геройским поступком”. В роли свидетелей бракосочетания были тюремные надзиратели. На торжества по случаю женитьбы убийцы в тюрьму Кандыра приехали счастливые родственники жениха. Не жалуется на скуку и подельник Самаста Эрхан Тунджел, который проходит по делу в качестве одного из главных организаторов убийства. Он даже набрался наглости подать заявление для участия в конкурсе на получение работы в Государственной охранной службе. Тунджел настолько уверен в том, что суд признает его невиновным, что спешит найти себе подходящую работу еще до вынесения приговора.
Единственное, что может помешать будущему семейному счастью молодожена — это угроза быть убитым. Есть достаточно веские основания полагать, что определенные силы стремятся устранить в его лице свидетеля, способного вывести на следы заказчиков преступления. 15 апреля 2008 года сам Самаст в ходе допроса, проведенного инспекторами администрации премьер-министра в тюрьме Коджаэли, признался в том, что боится за свою жизнь. По его словам, после совершения теракта он ожидал, что его убьют, дабы замести следы. Чтобы сохранить себе жизнь, преступник решил сам сдаться полиции. “После убийства я хотел сдаться в Стамбуле, однако решил поехать в Трабзон и сдаться там, чтобы хотя бы еще раз увидеть отца и мать. Потом меня арестовали в Самсуне. Это хорошо, ведь иначе они бы убили меня в Гиресуне”, — заявил обвиняемый. Самаст, случайно проговорившись о своих опасениях, затем одумался и отказался подписывать протокол, в котором были зафиксированы эти его показания. Точнее, он стал настаивать на исключении из протокола фразы “…ведь иначе они бы убили меня в Гиресуне”. Следователи убедили преступника, что в тюрьме ему ничто грозить не может, и он в итоге согласился поставить подпись. Не так давно появились новые сведения о возможности убийства Самаста. По сведениям турецкой газеты Star, спецслужбы располагают сведениями о подготовке покушения на его жизнь. Источник в правоохранительных органах сообщил журналисту о том, что уничтожить находящегося в тюрьме убийцу Динка поручено боевикам одной из леворадикальных группировок. Охрана камеры, в которой содержится Самаст, усилена.
Кому же мешает живой Огюн Самаст? Создается впечатление, что очень влиятельные силы не заинтересованы в том, чтобы сыщики вышли на след заказчиков убийства. Об этом позволяет судить и ход расследования всех других дел, прямо или косвенно связанных с терактом в отношении Динка. В декабре 2009-го года суд оправдал автора песни, восхваляющей Самаста. Ранее суд оправдал полицейских, сфотографировавшихся на память с убийцей Динка в следственном изоляторе. Министерство внутренних дел Турции продолжает игнорировать распоряжение контрольной палаты премьер-министра о проведении расследования о причинах халатности, допущенной тогдашним начальником службы полицейской разведки Рамазаном Акюреком, который был осведомлен о готовящемся покушении на Динка, но не пресек его. Акюрек уже обжаловал распоряжение о своем смещении и, добившись оправдательного вердикта суда, вернулся на работу в органы внутренних дел.

На фоне всех этих абсурдных событий совершенно безнравственным выглядит показушная активность министра образования Турции Нимета Чубукчу, который не так давно заявил, что хотел бы назвать именем Гранта Динка одну из общеобразовательных школ Стамбула. Европейский суд по правам человека в прошлом году подтвердил вину правительства Турции в том, что оно даже не попыталось защитить право журналиста на жизнь. Власти, несущие долю ответственности за трагическую судьбу Гранта Динка, так и не предприняли должных усилий и для выявления истинных заказчиков его убийства.