В Баку осквернили могилу 26-и комиссаров

Архив 200917/01/2009

Удастся ли перевезти прах Степана Шаумяна в Ереван?
В понедельник в столице Азербайджана были начаты работы по сносу памятника 26-и бакинским комиссарам. Это событие могло бы остаться незамеченным и не было бы политизировано, если б не одно важное обстоятельство — руководителями Бакинской коммуны были армяне. Принимая решение о демонтаже памятника, столичная мэрия, несомненно, принимала во внимание именно этот факт.
Памятники Ленину, Кирову, Марксу в Баку давно снесли. Но до мемориала, установленного в память 26-и комиссаров, руки бакинских градоначальников как-то не доходили. Быть может, причина этого была связана с тем, что тут же захоронены останки предводителей коммуны, расстрелянных в туркестанской степи. Памятник снести легче, чем распорядиться останками. Между тем призывы “избавить азербайджанскую землю от скверны” в последние годы звучали все громче. Результатом массированной пропаганды стало то, что мемориал уже воспринимается многими бакинцами как памятник “армянским оккупантам”. Ведь из 26-и комиссаров лишь двое были азербайджанцами — Азизбеков и Везиров. Основной же костяк составляли армяне. Степан Шаумян, Григорий Корганов, Арташес Каринян, Саак Тер-Габриелян, Багдасар Авакян, Арсен Амирян, Анастас Микоян… Противостояние между большевиками и мусаватистами, вылившееся в марте 1918-го в кровавые столкновения, современные азербайджанские историки трактуют как “заговор бакинских армян против коренного азербайджанского населения”. Вполне естественно, что после армянских погромов, учиненных мусаватистами, наши соотечественники связывали гарантии своей безопасности именно с коммуной. Именно потому до 70 процентов бойцов Красной армии тут составляли армяне, которые выступали против предпринимаемых местными тюрками попыток доминировать на всем востоке Закавказья, имеющем многонациональное население. Но государственная пропаганда продолжает настойчиво утверждать, что противостояние было не идеологическим, а исключительно этническим. Тут припоминают и активные контакты Степана Шаумяна с Андраником Озаняном, который оказал Бакинской коммуне всяческую поддержку. Историками состряпана и легенда о том, что коммуна якобы действовала в связке с дашнаками, которые также были представлены в Бакинском совете, причем даже лучше, чем партия мусаватистов: из 308 депутатов 36 были дашнаками и лишь 23 мусаватистами. Но кто же виноват в том, что политическая активность местных тюрок имела лишь маргинальные проявления, в то время как армяне руководствовались цивилизованными методами политической борьбы и стремились во власть легитимным путем?
Спорить о роли Бакинской коммуны можно долго. Но факт остается фактом — разрушая памятник 26-и комиссарам, бакинские правители воюют с собственной историей. Именно так расценивают решение столичной мэрии лидеры местных коммунистов. Первый секретарь ЦК КП Азербайджана Рауф Гурбанов выступил категорически против демонтажа мемориала. Он заявил, что “подобные действия подрывают международный имидж Азербайджана”. “Разрушение памятников советского периода — неуважение к прошлому и будущему азербайджанского народа”, — говорится в заявлении, распространенном пресс-службой компартии. С заявлением подобного содержания выступила и социалистическая партия. Оценки левых политиков Азербайджана разделяет и глава армянской компартии. Рубен Товмасян назвал решение бакинских правителей “высшим проявлением вандализма”. Больше всего его беспокоит судьба останков Степана Шаумяна. Центральный комитет КПА выступил с инициативой перезахоронения праха Шаумяна в Ереване. Рубен Товмасян обратился к президенту Сержу Саргсяну с призывом оказать содействие в этом вопросе. Еще в июле лидер армянских коммунистов с такой же просьбой обратился к главе КПРФ Геннадию Зюганову. После этого в газете “Правда” была опубликована статья под названием “Бакинских комиссаров расстреливают во второй раз”. Но больше ничем российские коммунисты помочь не смогли. Товмасян осознает, что реализация его инициативы связана с уймой трудностей. Известно, что комиссары захоронены в братской могиле и установить, кому именно из комиссаров принадлежат останки, не так то и просто. Так что вовсе не исключено, что за прах Степана Шаумяна будут приняты останки Мешади Азизбекова. А зачем они нам?
Бакинские правители прах комиссаров никому отдавать не собираются. Согласно сообщению пресс-службы мэрии, останки будут перезахоронены на Говсанском кладбище, расположенном на окраине города. Потомкам Мешади Азизбекова обещают дать возможность установить на месте новой братской могилы каменную плиту с упоминанием имени их предка. Едва ли Пюста ханум пожелает отметить, что кроме ее деда там захоронены и семеро армян. Ну а на месте памятника 26-и комиссарам решено построить платную автостоянку. Но обсуждаются и другие варианты. Есть, например, предложение возвести на месте могилы Степана Шаумяна и его соратников памятник турецкому генералу Нури-паше, прославившемуся благодаря осуществлению геноцида армян в Шуши и Баку. Выбор места символичен.

Попытки азербайджанских ученых стереть из своей истории страницы, связанные с Бакинской коммуной, могут увенчаться успехом. Но как же быть с тем, что во многих городах России и других стран СНГ до сих пор есть улицы и площади, носящие имя 26-и бакинских комиссаров? Оказывается, есть и на этот счет рецепт. Ряд общественных деятелей Азербайджана предложили Министерству иностранных дел своей страны обратиться в мэрии российских городов с призывом переименовать эти улицы и назвать их именем Гейдара Алиева. Вот только не придется ли заново переименовывать, если вдруг эпоха правления династии Алиевых в Азербайджане все-таки когда-то закончится?

Артем ЕРКАНЯН