25 лет без права переписки

Архив 201010/06/2010

Переписывать что-либо в Законе “О языке” можно будет не раньше, чем через четверть века, считают участники инициативной группы “Мы против иноязычного образования”, видимо, полагая, что двух отлученных от иностранного соблазна поколений будет вполне достаточно для того, чтобы отбить у народа всякую тягу к знаниям на нескольких языках. А до тех пор приобщать народ к прогрессу и расширять кругозор опасно, убеждены они.

Вот уже который день рабочие будни депутатов начинаются с прохождения сквозь строй пикетчиков, стоящих, по их словам, на страже родного языка и протестующих против законодательных поправок, разрешающих открытие иноязычных школ. И хотя министр образования и науки еще на прошлой неделе исправился, заявив, что речь идет о международных школах, причем об очень ограниченном числе, и что родному языку и тем более национальной идентичности ничего не угрожает, пикетчики все равно встречают депутатов плакатами с требованиями отставки “вражеского” министра и провожают свистом и выкриками “Позор предателям!”.
Многие из народных избранников откровенно не понимали, за что их профилактически клеймят позором, ведь к обсуждению скандального законопроекта они приступили лишь вчера во второй половине дня, а протестные акции начались с прошлой пятницы уже на этапе обсуждения в комиссии по образованию. Под напором пикетчиков и от неожиданности — все-таки не каждый день их обвиняют в предательстве национальных интересов — слуги народа продвигались все больше бочком. Но многие со временем освоились и стали активно изображать солидарность с пикетчиками, мол, мы на самом деле с вами, а не по ту сторону ограды. Естественно, в первую очередь не упустили возможности солидаризоваться с массами оппозиционные депутаты, которые охотно нацепили на лацканы пиджаков символ протестной акции — значки с изображением заглавной буквы армянского алфавита. Причем некоторые сразу два, видимо, чтобы показать народу, что они обеими руками “против” поправок.  

Пикетчики утверждают, что инициированные правительством поправки не что иное, как покушение на государственный язык. Отсюда и требование выдать родному языку охранную грамоту на 25 лет.
Через два десятка лет армянскому языку уже ничего угрожать не будет, уверены они, потому как он станет конкурентоспособным и вот тогда можно будет спокойно открыть хоть сто международных школ, хоть двести. Тезис, несомненно, спорный, поскольку в неконкурентной среде говорить о повышении конкурентоспособности бессмысленно, но объяснять что-либо, а тем более переубеждать его авторов напрасный труд — ведь они не скрывают, что в очередной раз настроены на “борьбу до самого конца”. Собравшиеся вчера у здания правительства на Мелик-Адамяна, где проходят заседания парламента, называют себя группой “Мы против иноязычного образования”, но, внимательно прислушавшись к их аргументации, начинаешь понимать, что на самом деле они против всего. И борьба за незыблемость родного языка, на которую якобы покушаются предлагаемые Минобром поправки, всего лишь повод, чтобы излить накопившийся в душе по другим причинам протест. “Вы только попробуйте, откройте иноязычные школы, мы их все равно закроем!”, “Мы будем бороться с нарастающей агрессией!” — обещают они.
В искусственной возне и шумихе, поднятой вокруг поправок, не может не напрягать абсурдность аргументов, вбрасываемых в массы. Уважаемые и считающие себя образованными люди порой опускаются до откровенной чуши. Аморальность ссылок на то, что в Карабахе, дескать, воевали лишь армяноязычные, поскольку у русскоязычных дефицит патриотизма, в комментариях не нуждается. Равно как невозможно комментировать умозаключения типа: “Введение иноязычных школ еще больше углубит в республике разрыв между хорошо и плохо образованными людьми”(?!), “Они специально хотят открыть и обучить своих детей в иноязычных школах, чтобы потом сказать: будут править те, кто может свободно общаться в мире, кто грамотнее и т.д.”, “Они хотят низвести армянский язык до уровня бытового общения, а о высоких материях будут говорить только на русском, ведь так уже было”, “С открытием иноязычных школ армянский народ перевернет последнюю страницу в книге под названием “История Армении”, “Будущие поколения матерей будет кормить грудью детей с иностранным языком, петь на нем колыбельную”… Возможно, стоит собрать все озвученные за последние два месяца “перлы” и “ужастики” воедино хотя бы для того, чтобы некоторые общественные и политические деятели научились сначала думать, а потом говорить на публику.
Впрочем, не все так печально. Звучат и контраргументы, призывающие отделить “котлеты от мух”. “Если открыв 15 иноязычных школ, Армения как этнос потерпит поражение, то пусть терпит, значит, мы хрупкий народ. Но я так не думаю, мы древний, но не старый и больной народ, не так уж легко нас одолеть. И уж тем более открытие иноязычных школ не может поставить под угрозу армянскую идентичность. Подобный подход оскорбителен”, — заявил вчера в ходе встречи с журналистами архитектор, член Совета старейшин Еревана Левон Игитян, заметив, что, когда начинают много говорить о патриотизме, — это означает, что общество не совсем здорово.
“Если мы приведем в порядок моральный, духовный климат нашего общества, то у нас не будет проблем, с тем чтобы широко открыть двери в мир. Но если мы наглухо закроемся от мира, то начнется процесс гниения”, — резюмировал Игитян.
Режиссер и актер Нарек Дурян (сын Огана Дуряна) считает, что проблема заключается не в том, открывать или не открывать иноязычные школы, а в том, как можно повысить уровень армянской школы. По словам режиссера, мы начинаем терять наши национальные ценности, что является более важной и опасной проблемой, и к ней иноязычные школы не имеют никакого отношения. Он категорически не согласен с тем мнением, что получающие образование на иностранном языке менее патриотичны, чем те, кто получает образование на армянском языке. По случаю заметил, что его отец, Оган Дурян, говорит на 11 языках и посещал арабскую школу. “Думаю, что никто не сомневается в его патриотизме”, — сказал Нарек Дурян, добавив, что ему известны многие люди, которые, живя в чужой стране и получив образование на других языках, тем не менее смогли сохранить свою национальную идентичность и по своему патриотизму никому не уступают.
Возвращаясь к начавшемуся вчера обсуждению нашумевшего законопроекта в парламенте, стоит заметить, что особого накала страстей не наблюдалось. Видимо, многие основательно выговорились во время предварительного обсуждения в комиссии. Большинство заданных вчера вопросов касалось двух аспектов, и оба не ставили под сомнение тот факт, что знание языков нам нужно. Первый — возможно ли повысить уровень обучения иностранным языкам во всех общеобразовательных школах и второй — возможно ли открыть международные школы, не вводя каких-либо изменений в Закон “О языке”. Однако в обоих случаях министр дал отрицательный ответ. Повышение уровня преподавания иностранных языков связано, по его словам, с финансовыми, техническими, методологическими и кадровыми проблемами, разрешение которых требует времени. Иными словами, с нашим теперешним бюджетом по образованию это невозможно. “но открытие международных школ позволит привлечь частных инвесторов”, заметил министр. Что касается возможности открытия международных школ без введения поправок в закон, лишь используя лазейки в законе, то это, по словам министра, не лучший путь.
Обсуждение законопроекта продолжится сегодня.