25 лет без СССР

Архив 201613/12/2016

Эксперты в Минске подвели черту под Советским Союзом

Почему распался СССР, существует ли сегодня постсоветское пространство и куда идут бывшие советские республики — обсудили эксперты в Минске в годовщину завершения существования Советского Союза. Организаторам мероприятия «Минский диалог» удалось собрать на международную конференцию представительную команду экспертов, политиков и чиновников.

Вопрос причин распада СССР был одним из ключевых на конференции. Правда, некоторые эксперты называли окончание существования Cоюза развалом и даже искали в этом внешние факторы. «Это было вызвано не только внутренними, но и внешними факторами, были силы, которые добивались распада. Для советских людей развал Союза великая катастрофа. Система работала успешно, несмотря на имевшиеся проблемы», — заверил Сергей Рахманов, председатель комиссии по международным делам Совета Республики.

В свою очередь Евгений Шестаков, заместитель министра иностранных дел Беларуси, напомнил, что белорусский президент называет распад Советского Союза «крупнейшей геополитической катастрофой ХХ века». Распад СССР был распадом экономического проекта, отметила Роза Турарбекова, доцент кафедры международных отношений ФМО БГУ. «Распад Советского Союза, как распад в первую очередь советского экономического проекта, распад индустриального проекта, он являлся в большей мере закономерным. Другое дело, что не нашлось цементирующего политического начала, или политическая элита, советская партийная, не смогла изыскать какие-то резервы для сохранения государства с тем, чтобы его модернизировать и перейти на новую стадию — постиндустриальную. Вот это, к сожалению, действительно не состоялось», — пояснила она.

Один из самых горячих споров вызвал вопрос постсоветского пространства. Можно ли сегодня употреблять этот термин? Существует ли постсоветское пространство через 25 лет после распада СССР? Так, директор Института Кавказа Александр Искандерян для начала назвал распад Советского Союза «самым мягким распадом империи в человеческой истории». «А я приехал из страны, которая после этого распада переживает войну», — добавил Искандерян. И тут же добавил, что «никакого постсоветского пространства нет». «Если называть пространством территории, которые входили в состав Советского Союза на 1991 год, то оно как бы есть. Но это факт исторический. Это как если говорить постбританское пространство, постфранцузское пространство применительно к их колониям. Алжир и Лаос — что их объединяет сейчас?» — спросил Искандерян.

Он пояснил, что сегодня у молодых жителей бывших советских республик нет и общих культурных кодов. По словам эксперта, в Армении больше половины молодежи говорит не на русском, а на английском языке.

В подтверждении тезиса он предложил сравнить Туркменистан с Эстонией или даже Узбекистан и Таджикистан. В то же время глава Института Кавказа признал, что в геополитическом смысле термин все еще жив, но исключительно благодаря тому, что любая «постсоветская страна существует в контексте ее отношений с Россией, даже Грузия и Украина, которые находятся с ней в конфронтации». «Постсоветское пространство становится все более и более разным. Мы не существуем. Мы двигаемся в разных направлениях. Одни в архаику, изоляцию и замкнутость, другие — вперед», — добавил Искандерян.

Эту точку зрения поддержал днем ранее на пресс-конференции «Минского диалога» старший научный сотрудник Института международных исследований МГИМО МИД России Алексей Токарев. «Кроме как в географическом смысле постсоветского пространства не существует. Страны — все разные — от Эстонии до Туркменистана. Советский Союз умер», — подчеркнул российский эксперт.

Он подчеркнул, что умер СССР по объективным обстоятельствам, из-за «экономической конкуренции».

У этой точки зрения нашлось много противников среди участников конференции. В качестве общих признаков они назвали, например, русский язык, обучение в одних странах студентов из других стран, заявили о необходимости интеграции. «Постсоветскость будет постепенно с нами уходить. Когда в вузы придет новое поколение на новых учебниках истории. Тогда закончится постсоветскость», — выдвинула версию заместитель декана Исторического факультета МГУ Оксана Солопова.

Содружество независимых государств в свое время создавалось как форма мягкого развода для бывших республик СССР — эту мысль поддержали сразу несколько экспертов на конференции. При создании СНГ ключевыми словами были «инструмент для развода», «мертворожденный ребенок», отметила главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте Казахстана Леся Каратаева. По ее словам, СНГ позволил комфортно выйти с ситуации после распада, были заключены межгосударственные договора, например, по высшему образованию.

С ней согласился и глава правления Центра прикладных политических исследований «Пента» Владимир Фесенко из Украины. «СНГ рассматривался как мягкая, неконфликтная форма развода, не рушить все, сохранить определенную форму взаимодействия», — отметил эксперт.

По его мнению, то, что случилось в 1991 году, не было цепью случайностей или злой волей — были серьезные внутренние предпосылки. Он назвал их желанием «приватизировать собственные республики» местными элитами.

По его словам, в конце девяностых и двухтысячных годов произошел всплеск интеграционных проектов и даже возникла их конкуренция. Последние два года, по мнению Фесенко, наблюдается кризис интеграционных проектов: не оправдались ожидания участников, в том числе и “Восточного партнерства” и Евразийского союза.

«Тенденция на экономическую интеграцию, возможно, заканчивается, появляется мода на экономический протекционизм, частичное закрытие экономик», — уверен эксперт.

По итогам конференции в Минске организаторы подготовили рабочие документы с основными выводами и рекомендациями для каждой из стран СНГ.

 

Ольга БЫКОВСКАЯ