Год 2008. Как это было

Архив 200906/08/2009

23:36, ночь с 7 на 8 августа — во всех хрониках отсчет этой войны начинается именно с этих цифр. В это время надежда на мир окончательно рухнула. Начались полномасштабные боевые действия. Хотя все довольно условно: бои на грузино-осетинской границе к тому моменту шли уже довольно жесткие.

 Начиная с 1 августа конфликт неуклонно разрастался. Подрыв автомобиля с грузинскими полицейскими в районе Цхинвала, на следующий день — короткие перестрелки, потом — затишье. Все думали, что этот раз ничем не будет отличаться от предыдущих — постреляют и разойдутся. Так уже бывало. Переговоры, конечно, ни к чему не приведут, но до войны дело не дойдет. 7 августа в приграничных районах — новые столкновения. Михаил Саакашвили еще не раскрывает всех карт: “Я хочу прямо заявить, и в этом я уверен: конфронтация не входит в интересы России и, естественно, не входит в наши интересы”. Когда грузинский президент произносил эти слова, грузинская армия уже укреплялась на высотах вокруг Цхинвала. Вот фрагмент документа, попавший потом в прессу.
“Секретно. Штаб 4 пехотной бригады. Вазиани. Оперативной группировке осуществить боевую операцию в регионе и в течение 72 часов разгромить противника. Восстановить юрисдикцию Грузии в регионе”.
“Конституционный порядок” — так называют происходящее в Тбилиси. Позднее станет известно, что операция получила другое наименование — “Чистое поле”. Михаил Саакашвили прекрасно помнил, как когда-то он на плечах солдат вошел в мятежную Аджарию. Этот же сценарий он хотел повторить и здесь. Просто действовать надо было жестче.
Шквальный огонь, который обрушился на Цхинвал, сразу уничтожил здания парламента, больницы. Буквально сметен так называемый еврейский квартал. Осетинские ополченцы, вооруженные стрелковым оружием и в лучшем случае гранатометами, отступают в город, не в силах противостоять артиллерии. Наступающих пытаются остановить российские миротворцы, оставшиеся в зоне конфликта, но сами попадают под огонь. Утром — танковая атака, бронетехника входит в Цхинвал. Число погибших еще никому не известно. Местные жители, просидевшие всю ночь в своих подвалах, с рассветом не покидают убежищ. Журналисты, оказавшиеся в кольце, пытаются передавать информацию по мобильным телефонам, но и это становится опасно: артиллерия наводит координаты по радиосигналам. Разговоры короткие, чтобы не попасть под бомбежку. Больница в Цхинвале заполняется ранеными. Еще пара часов — и в Грузии сообщают о победном взятии города.
Дмитрий Медведев выступает со срочным заявлением, фактически объявляя, что Россия намерена вмешаться в конфликт и встать на защиту своих миротворцев и населения республики. Днем 8 августа становится известно о вводе российских войск на территорию Южной Осетии. 58-я армия совершает бросок к Цхинвалу и готовится штурмовать город. Авиация наносит удары по военным объектам грузинской армии. В окружении Саакашвили начинается паника. Грузинский президент уже не вспоминает о наведении конституционного порядка — он называет Россию агрессором, пытаясь обвинить Москву в начале войны. Чтобы убедить Запад в своих мирных намерениях, он объявляет о перемирии и открытии гуманитарного коридора. Беженцы пытаются воспользоваться затишьем и уйти из Цхинвала, но их снова накрывает артиллерийский огонь. Обещания прекратить стрельбу нарушены. Вновь идут бои на улицах Цхинвала. Вмешательство дипломатов уже бесполезно. Российские танки входят в город, заставляя противника стремительно отступать, хотя передовые колонны попадают под сильные обстрелы с высот, на которых укрепилась артиллерия. Но операция продолжается, грузинские войска уже не отступают, а бегут.
Михаил Саакашвили тем временем призывает Москву прекратить военные действия и сам тут же бросает в зону конфликта призванных резервистов. Правда, к 9 августа становится понятно, что все это бесполезно. Теперь это вопрос времени. Нападение на Цхинвал захлебнулось. Грузинская армия не была готова к отпору. В Тбилиси планировали быстро прорваться к Рокскому тоннелю и перекрыть его, никто не думал об обороне. До 11 августа в отдельных районах еще происходят перестрелки, но большая часть грузинской армии бежала, бросив технику, убитых. Флот и авиация небоеспособны — их уже давно нейтрализовали. Фактически военные действия завершены. Операция “Чистое поле” провалена, операция “Принуждение к миру” завершена.