“Дети — 20% населения страны и 100% — ее будущего”

Архив 201001/04/2010

Организация школьного питания — проблема, которую с учетом низкого прожиточного уровня многих семей нужно решить не откладывая. Между тем средств это потребует немалых, которых сегодня, особенно в условиях кризиса, в казне нет.

Поэтому помощь Армении взялась оказать Всемирная продовольственная программа, которая уже более полувека успешно работает в этом направлении. И не только в этом. В рамках предварительных обсуждений в Ереване на днях побывали представители этой организации — руководитель программы школьного питания Илария Деттори, сотрудник по связям с донорами Мария Лукьянова, а также советник министра сельского хозяйства РФ Владимир Чернигов.

В 1970-80 гг. в Армении было около полутора тысяч общеобразовательных школ, в которых обучались 220-230 тысяч детей. Согласно разработанному в те годы и, кстати сказать, скрупулезно выполняемому “Типовому положению о школе”, всех этих детей следовало не только образовывать, воспитывать, но и кормить. Общеизвестная и давно подтвержденная медиками истина о том, что голодный человек и особенно голодный ребенок с его мощным выбросом энергии не способен воспринимать вдалбливаемые ему знания, была учтена в “Положениях”. Специальные бригады диетологов, врачей, гигиенистов разрабатывали рацион школьного питания, закладывая в него требуемые ребенку в течение дня калории. А поскольку для приготовления и потребления пищи требовались специальные помещения, то в школах создавалась необходимая инфраструктура.
О том, какую значимость придавали в те годы школьному питанию, свидетельствует и такой факт. Сильно озабоченная тем, чтобы воспитывать подрастающее поколение в духе преданности идеалам коммунизма, власть тем не менее предписала пожертвовать актовыми залами, где проводились все пропагандистские мероприятия, и переоборудовать их в столовые и буфеты на 250-1000 посадочных мест.
В крупных школах, где для этого были подходящие условия, работали кухни. Кроме того, были созданы пищеблоки, где готовилась горячая еда, предназначенная только для школ.
По словам бывшей сотрудницы отдела школьного питания при тогдашнем Министерстве образования Мариам Симонян, контроль за всем этим хозяйством был постоянный и строгий. Работники отдела совместно с представителями санэпидемстанции регулярно проверяли состояние школьных буфетов как в городах, так и в селах, куда продукты поставляли колхозы и совхозы. Проверяли абсолютно все — и качество пищи, и ассортимент, который должен был обеспечивать необходимые калории, и, главное, чтобы в меню не было скоропортящихся или вредных продуктов, таких как рыбные консервы или пирожные с кремом.
В соответствии с установленными нормами дети должны получать еду каждые 3-4 часа. С учетом этого интервала устанавливалось расписание уроков. Две 10-минутные перемены в старших классах и одна — в младших позволяли детям пополнить в школьном буфете запас израсходованных калорий.
Правда, на деле не всегда и не все было так идеально в нашем окрашенном ностальгией прошлом и как живописуют сводки и документы тех лет. Все мы родом из школы и хорошо помним и остывшие пирожки, и до оскомины опротивевшее какао со “смутными” следами молока. Но так или иначе школа нас кормила, голодных среди детей не было никогда, а падающих в голодные обмороки тем более. Поэтому порой обидно за державу — пусть и разрушенную, пусть и растасканную по национальным квартирам, но имевшую хороший и полезный опыт радения о детях и не жалевшей для их блага никаких денег. Обидно, потому что теперь, когда нас постоянно, как неофитов, учат “азам” милосердия и чадолюбия и призывают заимствовать опыт Запада, не грех вспомнить собственный совсем еще не далекий опыт и, отвергнув все его “плевела”, взять на вооружение его очень полезные “зерна”.
Сегодня наша школа предлагает только просветительские услуги. Между тем материальное положение многих семей, особенно в марзах, никак не может обеспечить детям необходимый рацион питания, и нередко они идут в школу, причем порой очень неблизкую, получив дома или очень скудный завтрак, или вообще никакой. Просидеть ведь день за школьной партой и воспринимать весь курс наук на голодный желудок почти невозможно, да еще при этом можно заработать целую “гроздь” различных заболеваний. Так, из 1486 зарегистрированных в 2008 году больных с впервые установленным диагнозом туберкулеза около 90 случаев приходится на детей в возрасте до 14 лет. А одним из главных злостных провокаторов палочки Коха является, как известно, хроническое недоедание. Из осмотренных в том же возрасте детей выявлено около 29 тысяч с инфекционными и паразитарными болезнями, 3152 — с болезнями эндокринной системы, расстройства питания, нарушения обмена веществ и иммунитета, около 5 тысяч человек — с болезнями крови и кроветворной системы, около 29 тысяч — с поражением нервной системы и органов чувств, около 600 человек — с болезнями системы кровообращения, более 147 тысяч — органов дыхания, более 15 тысяч — органов пищеварения, 4,5 тысячи — мочеполовой системы, более 11 тысяч — кожи и подкожной сетчатки, 1227 — костно-мышечной системы и соединительной ткани.
Добавим к этому серьезные проблемы у многих детей со зрением, слухом, осанкой. Во всех этих недугах врачи прежде всего “обвиняют” неправильное, несбалансированное питание. Улица, где множество злачных заведений и точек современного “общепита” в избытке торгующих чипсами, фастфудами, попкорнами и кока-колой, мало способствует приращению калорий и жизненных сил.
Сегодня и сама школа преуспевает по части вредного питания своих питомцев. В крошечных буфетиках бойко торгуют все теми же чипсами и пепси-колой, которыми школьники наспех утоляют свой голод на переменах.

Словом, все сказанное выше свидетельствует о том, что проблема дошла до той критической отметки, когда нужно решать ее срочно и не откладывая, если не самим, то в очередной раз прибегнув к помощи международной организации. Вот почему так своевременна и актуальна для нас помощь, предложенная Армении Всемирной продовольственной программой ООН.
— Наша программа — это самая большая гуманитарная программа в мире, — говорит Мария Лукьянова. — На сегодня она охватывает 70 стран мира, где есть проблемы с питанием. Мы работаем с 1969 года и неизменно руководствуемся принципом перераспределения продовольствия из богатых стран в бедные.
А по словам Иларии Деттори, новый подход к политике школьного питания идеально накладывается на армянскую модель. Правда, говорить о какой-то армянской модели школьного питания несколько преждевременно по причине полного отсутствия таковой. Но г-жа Деттори имела в виду прежде всего социальный аспект предлагаемого содружества. Оно не только позволит организовать питание, в том числе горячее, в 1475 общеобразовательных школах Армении, но и решить целый ряд очень важных для страны социально-экономических проблем. Армения с ее очень ограниченными транспортными возможностями имеет по этой причине столь же ограниченный рынок сбыта продовольственной продукции. По крайней мере в свежем виде более 90% ее реализуется на внутреннем рынке. Это сдерживает темпы производства, резко снижает уровень занятости на селе, приводит к обнищанию множества крестьянских семей. Стабильные долгосрочные заказы на продовольствие со стороны Международной продовольственной программы позволят разом решить все эти проблемы. Таким образом, и школы будут получать необходимые им продукты, и аграрный сектор получит хорошо оплаченный заказ.
Ориентируясь на опыт других стран, г-жа Деттори утверждает, что грамотно отлаженная система школьного питания помогает повысить уровень образования в основном за счет лучшей усваиваемости предметов детьми. Помогает правильно сбалансировать их питание, за счет чего укрепляется их здоровье, особенно в самом опасном переходном возрасте. И, наконец, школьное питание позволяет вернуть в школы десятки детей из малоимущих семей.
С этим нельзя не согласиться, поскольку мы имеем несколько конкретных примеров, подтверждающих эти слова. В школах-интернатах для детей с различными умственными и физическими отклонениями, особенно в провинции, можно встретить и совершенно нормальных детей, которых родители сознательно помещают сюда исключительно потому, что здесь кормят, поскольку сами они накормить детей не могут.
Программа школьного питания, тем более создаваемая на голом месте, высокозатратная. Донором ее в рамках ВПП выступает Россия.
— Этот визит — рабочий. Мы прорабатываем пока только технические возможности для оказания помощи в реализации программы ООН. Армения — первая из стран постсоветского пространства, где будет внедрена эта программа, и поэтому трудностей мы предвидим немало, — говорит советник министра сельского хозяйства России Владимир Чернигов.
Известному российскому педиатру академику Александру Баранову принадлежат слова: “Дети — это 20% населения страны и 100% — ее будущего”. Заботясь о будущем, мы обязаны заботиться о детях и прежде всего о том, чтоб они были здоровы. Этот постулат и заложен в основу программы ООН. У нас была очень полезная встреча в правительстве Армении, где мы ощутили сильную озабоченность проблемой школьного питания и готовность сделать все, чтобы программа поскорей заработала.
Разумеется, все приоритеты на стороне самого государства. Именно оно будет решать, как лучше и эффективнее организовать дело, именно оно будет создавать баланс между участниками, привлекать к содействию частный бизнес и обеспечивать условия для реализации программы. Мы же готовы оказать всемерную поддержку и помощь, — говорит В.Чернигов.
Между тем условий для реализации программы довольно много и притом довольно сложных. Во-первых, даже при наличии донорских средств, предназначенных на закуп продовольствия, правительству придется за свой счет создать в школах необходимую инфраструктуру для организации питания. А эти деньги в бюджет образования не заложены. Практически ни в одной школе нет ни нормального буфета, ни столовой, ни тем более пищеблока. Введенное “подушевое” финансирование школ вынуждает их всеми средствами завлекать к себе как можно больше учеников и соответственно отводить под “образовательные услуги” все более-менее приемлемые помещения. В этих условиях невозможно пожертвовать ни метром жизненного пространства для пищевого объекта.
Чем пожертвуют школы и как главное образовательное ведомство найдет разумный баланс между необходимостью поддержать финансовую самодостаточность школы и в то же время укрепить здоровье ее питомцев — тоже большая проблема, но ее обязательно нужно решить.
Другая задача относится к другому ведомству — здравоохранительному. Медикам предстоит разработать специальный сбалансированный рацион школьного питания, в противном случае ни ВПП, ни донор с нами работать просто не будут. В день детям школьного возраста необходимо 2,5-2,7 тысячи калорий. Какое количество из них должно быть “заложено” в школьное питание, предстоит определить. Задача в условиях сильной поляризации общества довольно сложная, поскольку высокая калорийность пищи в одних семьях не идет ни в какое сравнение со скудным рационом других. Другая не менее сложная задача здравоохранения — проконтролировать создание в школах соответствующих санитарно-гигиеническим нормам условий для столовых и буфетов, а кое-где возродить пищеблоки. По сути, речь идет о реанимации забытой сферы питания в системе просвещения, что, по справедливому мнению министра образования и науки Армена Ашотяна, придаст ей более социальное звучание, поскольку позволит не только дать знания, но и поддержать физическое здоровье прежде всего детей из малоимущих семей.
К сожалению, о чем уже писалось не раз, контроль за пищевыми продуктами выведен из системы здравоохранения и передан Министерству сельского хозяйства. Теперь же эта неоправданная рокировка приобретает еще один отрицательный аспект. Продукты для школьного питания будет поставлять аграрный сектор, подведомственный Минсельхозу. И оно же будет контролировать его качество. Можно ли будет в этих условиях говорить об объективном контроле? И не станут ли заложниками этой, мягко говоря, необъективности дети?
Между тем, по словам министра сельского хозяйства Герасима Алавердяна, для него как руководителя ведомства главной задачей будет обеспечить безопасность продуктов по всей цепочке от поля и фермы до “ученической тарелки”.
Министр подтвердил также, что программа школьного питания, об организации которой было получено указание премьера еще летом прошлого года, развязывает многие болевые “узлы” села — долгосрочные гарантированные заказы на продовольствие обеспечат занятость сельчан, расширят рынок сбыта, повысят доходы населения и ослабят социальную напряженность в селе.
— Задача, рассчитанная на годы, и притом вполне реальная и своевременная, — констатировал глава аграрного ведомства в беседе с корр. “НВ”.
— Я полностью разделяю мнение моего известного коллеги Александра Баранова. Дети — действительно 100% нашего будущего, и мы должны сделать все, чтобы они были здоровы. В этом смысле организация школьного питания — очень важное условие для решения этой задачи. Дети — самая физически активная часть общества и к тому же достаточно сильно подверженная стрессам. Для восстановления физической нормы им необходима релаксация, которой способствует сбалансированное питание и прежде всего горячее. Мы со своей стороны выполним всю часть программы, которая будет возложена на нас, — говорит министр здравоохранения Арутюн Кушкян.
Социальную значимость программы школьного питания, и не только в аграрном секторе, подтвердил и министр по труду и социальным вопросам Мхитар Мнацаканян. Одна из главных проблем, стоящих перед малоимущими семьями, — как прокормить детей. Если школа возьмет на себя хотя бы часть этой проблемы — это будет большое и полезное дело. Речь, по сути, идет о создании еще одной системы социальной поддержки, что очень важно, — считает министр.
Владимир Чернигов, ориентируясь на опыт других стран и в частности России, считает, что контролировать качество школьного питания должно само гражданское общество, прежде всего в лице самой заинтересованной его части — родителей. Г-н Чернигов остался очень доволен результатами рабочего совещания, которое состоялось у вице-премьера Армена Геворкяна.