“За 2 месяца до выборов переход в оппозиционное поле равносилен политическому самоубийству”

Архив 201204/02/2012

“Уникальность предстоящих в мае выборов в парламент Армении состоит в противостоянии двух крупных политических сил правящей коалиции — Республиканской партии Армении (РПА) и партии “Процветающая Армения” (ПА). Назревает совершенно новая ситуация, которая создает необычную коллизию. Армянский избиратель, за последние 20 лет четко ориентированный лишь на “белое” и “черное”, будет вынужден определяться со своими пристрастиями как бы в одноцветной политической палитре”. Об этом в интервью с корреспондентом ИА REGNUM заявил директор Института философии, социологии и права НАН РА, президент Армянской социологической ассоциации Геворг ПОГОСЯН.

— В процессе этой выборной кампании электорат окажется в нестандартной и совершенно странной ситуации, поскольку между противоборствующими партиями нет резких идеологических разногласий. Ведь РПА и ПА состояли в одной правящей коалиции, причем не один год.
— Как поступит в этой нестандартной ситуации оппозиция, которой на руку “выигрышный” конфликт внутри коалиции?..
— Оппозиция оказалась бы намного мудрее, если бы постаралась разыграть эту карту. Однако в данном случае оппозиция поступила наоборот — она попыталась одну из коалиционных сил перетянуть на свою сторону. По крайней мере, со стороны оппозиционного Армянского национального конгресса (АНК) были направлены некие мессиджи в адрес ПА — если не о формировании альянса, то о сотрудничестве. Однако коалиционная партия вроде бы не отреагировала на эти вызовы, или точнее, на эти намеки. …Судя по происходящим событиям, оппозиция также дезориентирована… Во всяком случае попытка АНК привлечь на свою сторону ПА выглядела очень наивно. В свою очередь аналитики “Процветающей Армении”, если, конечно, там есть серьезные аналитики, должны были просчитать и понять, что оппозиционное поле, скажем так, занято. Следовательно, за 2 месяца до выборов переход в оппозиционное поле равносилен политическому самоубийству.
Во-первых, давно уже известно, что избиратель не прощает перебежчиков. Есть и в нашей действительности факты, подтверждающие данный тезис. В частности, не случайно же партия “Оринац Еркир” (ОЕ) сейчас не пользуется каким-то особым вниманием общества. В этом смысле можно вспомнить и про АРФ Дашнакцутюн — то эта партия в коалиции, то в оппозиции. Иными словами, любая политсила, входя в правящую коалицию и возвращаясь обратно в оппозиционное поле, теряет какую-то часть электората. Во-вторых, то количество голосов, которое ПА может собрать, оставаясь в коалиции, намного превысит потенциальный показатель данной партии при переходе в оппозиционные ряды. По моим примерным подсчетам, войдя в оппозицию, ПА зафиксирует вдвое меньший результат. Кстати, ее переход в оппозицию весьма выгоден АНК, поскольку шансы этой политической силы на получение большего числа депутатских мандатов в таком случае сильно возрастают.
— О чем свидетельствуют результаты ваших опросов — каким будет расклад политических сил в новом парламенте?
— Воздержусь пока от представления конкретных цифр, поскольку в феврале мы готовимся провести новое исследование, и хотелось бы оперировать данными “первой свежести”. Вместе с тем, судя по предыдущим опросам, можно утверждать, что РПА серьезно лидирует, за ней идет ПА, третье и четвертое места делят АНК и АРФ Дашнакцутюн. Иными словами, эти партии и есть реальные игроки на электоральном поле Армении. Замыкают список, можно сказать, на грани фола партии “Оринац Еркир” и “Наследие”. Думаю, что для коалиционной “ОЕ” разумнее будет пойти на выборы в едином списке с РПА, поскольку в обратном случае ее шансы на прохождение в парламент значительно снизятся.
— Партии “Наследие” также следует сильно озаботиться поиском выгодного альянса?
— У меня большие сомнения насчет вхождения “Наследия” в парламент. Выражаясь народным языком, партия пройдет, если власти ей обеспечат “проход”. Иными словами, их шанс — закулисно договориться с правящей элитой и пройти своим отдельным списком… И это наиболее вероятный для них сценарий, в итоге — партия вновь окажется в парламенте, но возможно с меньшим числом депутатов. Альтернативный путь предполагает тесную коалицию с АНК и вхождение в единый оппозиционный список, что пока еще не подтверждается какими-либо конкретными шагами.
— В СМИ были сообщения о возможном предвыборном союзе партий “Наследие” и “Свободные демократы”…
— “Свободные демократы” представлены только на страницах прессы. На политическом поле партия абсолютно не видна. Возможно, что к ее представителям международные структуры проявляют определенный респект — их в посольства приглашают, в частности в американское. Однако электорат их не знает, и не думаю, что за два месяца этой партии удастся набрать такой политический багаж, который обеспечит ей какое-то количество голосов, тем более “проходное”… Скорее всего эта перспектива из области невероятных. Поэтому альянс с парламентской и узнаваемой в обществе партией “Наследие” — это все же реальный “плюс” именно для партии “Свободные демократы”.
— Представители оппозиционных партий нередко высказываются о необходимости объединения своих сил ради заполучения большинства голосов. Насколько реальна подобная перспектива?
— Опыт прошлых лет показывает, что каждый раз перед парламентскими выборами возникают подобные разговоры — о необходимости сплочения, о создании единого оппозиционного фронта… Разговоры есть, но оппозиция не объединяется. Одна из основных причин этого кроется в личных амбициях лидеров оппозиции, каждый из которых видит себя как минимум маршалом, но никак не подполковником. Власть тоже не дремлет, а тонко и с пониманием ситуации работает на раскол оппозиции. И в этой политической борьбе ей пока что удавалось достигать нужного результата — не допускать объединения оппозиции. Думаю, ситуация повторится и на этот раз.
— Парламентские и президентские выборы в Армении нередко напрямую увязывают с политическими процессами и настроениями как в России, так и на Западе. В данном случае насколько велико будет влияние извне?
— Специфичность предстоящих выборов в парламент страны, а затем и президента Армении заключается в том, что они на сей раз пройдут в совершенно другой атмосфере, чем предыдущие, или даже выборы в других странах. Понятно, что обычно в процессе выборов, а особенно — в странах постсоветского пространства ощущается влияние внешних сил, которое, в частности, исходит от Европы, США или же России. Считаю, что в Армении этот фактор будет отсутствовать. Мой вывод обусловлен тем, что в принципе политическая элита страны, которая представлена РПА, устраивает и Запад, и Россию, поскольку внешнеполитический вектор Армении не вступает в явное противоречие с их геополитическими интересами, а внутренние дела страны их меньше всего интересуют. Так что в Армении, по моему убеждению, не предвидятся “оранжевые революции” и резкие пертурбации в структурах власти. Можно сказать, что максимальным влиянием извне станут не в первый раз выдвигаемые со стороны Европы требования по проведению справедливых и прозрачных выборов. Возможно, что на этот раз они будут предъявлены более жестко — с учетом шлейфа 1 марта 2008 года. Но это не будет направлено на то, чтобы поменять правящую элиту. Иными словами, исход избирательного процесса главным образом будет зависеть не от внешнего, а от внутреннего расклада сил — исключительно от нашего выбора.
Беседовал Валерий ГАСПАРЯН
(Печатается с сокращениями)