Война окончилась 17 лет назад

Архив 201114/05/2011

9 мая стало днем окончания не только Великой Отечественной, но и карабахской войны. В этот день 1994 года министр обороны Азербайджана Мамедрафи Мамедов поставил свою подпись под договором о прекращении огня в зоне нагорно-карабахского конфликта. На следующий день документ подписал министр обороны Армении Серж Саргсян, а 11 мая под договором появилась и подпись главы карабахского оборонного ведомства Самвела Бабаяна. После этого в полночь 12 мая договор, более известный под названием “Бишкекского протокола”, вступил в силу. Война закончилась.

За эти годы выросло новое поколение, для которого карабахская эпопея является не частью собственной жизни, а историей. Молодые многого не знают о тех тяжелых, полных лишений, но славных временах патриотического подъема. И азербайджанская пропаганда начинает исподволь создавать очередной миф, ничего общего с действительностью не имеющий. Они сегодня пишут, будто зимой 1993-94 гг. “вооруженным силам Азербайджана удалось провести успешные наступательные операции, освободить около 20-ти населенных пунктов Физулинского района, в том числе и поселок Горадиз… На Агдамском и Тертерском направлениях были разгромлены основные резервные силы армии Армении”. Это, мол, и заставило армянскую сторону спешить с перемирием. Наглая, беспардонная, совершенно бесстыдная ложь. На самом деле азербайджанцам в конце 1993 г. удалось достичь, как им казалось, некоторых успехов, но очень скоро выяснилось, что отступление армянских отрядов было тактическим маневром. Вскоре силы Армии Обороны перешли в контрнаступление. Более чем 40-тысячный азербайджанский “карабахский корпус” был полностью разгромлен и в панике бежал, да так резво, что за ним не поспевали даже моторизованные армянские подразделения. На горизонте замаячили берега Куры, в оптические прицелы ясно видны были Гянджа, Барда и Тер-Тер. Потеря этих ключевых городов, в которых, кстати, не осталось ни одного жителя — все сбежали, означала бы крах азербайджанской государственности. Это понимал вернувшийся незадолго до того к власти в Баку Гейдар Алиев. Он буквально умолял Москву поскорее вмешаться, соглашался на любые условия, в том числе и на признание НКР стороной конфликта. Именно поэтому азербайджанцы первыми подписали договор о перемирии — уж очень спешили хотя бы таким образом остановить армянское наступление. Чтобы в этом убедиться, достаточно спросить тогдашнего представителя РФ в Минской группе ОБСЕ Владимира Казимирова — он не раз в своих воспоминаниях указывает, как обстояли дела в реальности. И ничего относительно азербайджанских “побед” в мемуарах опытного дипломата нет.
Сегодня они очень не любят вспо
минать об этом, сочиняют свою собственную “историю”, не имеющую никакого отношения к истории настоящей. Бог с ними. В конце концов, побежденным ничего другого и не остается, кроме как превратить реальное поражение в виртуальную победу. Достаточно посмотреть некоторые голливудские фильмы о войне во Вьетнаме или российские — об афганской кампании, чтобы в этом убедиться. Так что нам до их глупых мифов дела нет. Другое плохо. Наращивая военную мощь и постоянно грозя решить проблему силой, Баку, где прекрасно помнят пережитый 17 лет назад липкий страх, сегодня пытается запугать Армению и НКР, без единого выстрела восстановить свое колониальное владычество над Карабахом. Нас им, конечно, не запугать, но вот припугнуть кое-кого вероятностью возобновления войны все же удалось. Неслучайно карабахский аналитик Геворг Саркисян замечает, что посредники, призывая к миру, постоянно транслируют угрозы Баку, вместо того чтобы его одернуть. Азербайджан преподносит продолжающийся 17 лет мир в качестве своей “великой уступки”. И, конечно, будет это делать до тех пор, пока его не приведут в чувство. Было бы прекрасно, если бы это сделали посредники — дипломатическими методами. В противном случае вновь голос разума могут заглушить орудийные залпы. А уж тогда, как сказано в эпосе “Давид Сасунский”, “Бог весть, при встрече боевой кто пораскается в тот час: мы, в смертный вышедшие бой, иль вы, напавшие на нас…”
Кстати, очередную годовщину перемирия азербайджанская военщина “отметила” свойственным себе образом: на линии соприкосновения был убит 33-летний тракторист, житель села Кюратаг Араик Баласанян. Снайперские обстрелы давно уже стали обычным инструментом запугивания в их арсенале. Но у них даже не хватает духу признать содеянное. По азербайджанской версии, фермера убили сами армяне. Будь несчастный поселянин крутым бизнесменом, “братком”, криминальным авторитетом — еще куда ни шло. Сказали бы, разборка. Но тракториста-то за что убивать?! Понятно, что такие действия порождают вполне понятную и справедливую ярость. Стали раздаваться отдельные не слишком рассудительные голоса, требующие мести, ответа по принципу “око за око”. “Неприемлемыми и бесчеловечными” назвал подобные призывы человек, авторитет которого в таких вопросах непререкаем — генерал-майор Аркадий Тер-Тадевосян, Коммандос. Комментируя заявления относительно “возмездия” азербайджанским фермерам или бомбежек азербайджанских деревень в прифронтовой полосе, Коммандос сказал, что такие высказывания лишь “льют воду на мельницу азербайджанской пропаганды”. По словам Коммандоса, они только этого и ждут, “они готовы пожертвовать жизнью своих мирных граждан, им даже выгодно их убийство, для властей этой страны жизни обычных людей не значат ровным счетом ничего. Зато подобные действия дали бы богатую пищу азербайджанскому агитпропу”. Но преступления реваншистской военщины не должны оставаться безнаказанными. Поэтому генерал Тер-Тадевосян считает, что в зоне конфликта следует провести “антиснайперскую операцию”, которая “станет адекватным ответом на действия азербайджанской стороны. Только этим должно ограничиться проявление силы с армянской стороны. Думается, генерал прав. Такого рода операция способна заметно охладить слишком горячие реваншистские головы, спасти десятки жизней, а кроме того — вновь заставить азербайджанских вояк молить о мире. Так, как это было 17 лет назад.