“Существует 160 мирных способов смены власти”

Архив 200927/10/2009

На чем остановит свой выбор отечественная оппозиция?
После подписания армяно-турецких протоколов внутриполитические дискуссии на тему “за” и “против” сменились рассуждениями о том, стоит или не стоит их ратифицировать.

В рамках оппозиционного формата есть своя специфика — здесь больше говорят о том, как провалить ратификацию и что будет, если это вдруг не удастся. И если образовавшийся недавно тандем АРФ Дашнакцутюн и “Наследия” сосредоточился на поэтапном решении этих задач, то АНК по-прежнему держит паузу, время от времени напоминая о своем присутствии на политическом поле обвинениями о лжеоппозиционной сущности Дашнакцутюн.

На днях партия АРФ Дашнакцутюн презентовала давно обещанную новую платформу. Главная новость этой платформы заключается в том, что борьба АРФД против армяно-турецких протоколов, возможно, перерастет в борьбу за смену власти. Произойдет это в том случае, если парламент все-таки ратифицирует протоколы. Об этом заявил на пресс-конференции представитель Верховного органа АРФД Армен Рустамян. Отвечая на вопрос, потребует ли АРФД отставки президента, он заявил: “Президент сам должен подать в отставку, а мы своей платформой готовимся осуществить смену власти, что подразумевает отставку не только президента республики, но и спикера парламента и других официальных лиц”. В партии, по словам Рустамяна, не верят утверждениям властей о том, что никакого принуждения в процессе нормализации отношений с Турцией не существует, так как во время подписания протоколов в Цюрихе “те, кто принуждает, красноречиво стояли за спинами тех, кто подписывал документы”. Отсюда, собственно, и их требование о смене декораций — поставить у руля власти тех, которые смогут сопротивляться принуждению извне. По-видимому, партия имеет в виду себя.
Армяно-турецкие взаимоотношения хоть и определяющий, однако не единственный пункт новой платформы. Просто все остальные требования перекочевали из прежней программы, с которой они шли на выборы, — социальная справедливость, демократия, установление 100%-ной пропорциональной системы парламентских выборов, сокращение числа депутатов и снятие их неприкосновенности, формирование антикоррупционного агентства, руководителем которого должен быть представитель оппозиции. Предлагается также, чтобы председателя Центральной избирательной комиссии назначало Национальное собрание. Словом, платформа по всем признакам предвыборная. Впрочем, в Дашнакцутюн не скрывают, что готовятся к республиканским выборам.
Их коллеги по оппозиции тоже готовятся, и тоже к смене власти и к выборам. Но молча. Сегодня уже очевидно, что конгресс за последнее время существенно сдал свои позиции и очередная пауза Тер-Петросяна затянется надолго. Возможно, до тех пор пока требование о смене власти станет в повестке той же Дашнакцутюн единственным выходом из ситуации и у конгресса появится шанс перехватить инициативу. Ну а пока для АНК есть лишь один способ сохранить популярность на плаву — это накручивать страсти вокруг начавшегося судебного процесса над редактором оппозиционной газеты Николом Пашиняном.
Напомним, что сам Пашинян мотивировал свой выход из подполья тем, что старые методы борьбы себя исчерпали и ему необходимо придать новый импульс коллегам из АНК. Конгрессовцы за подаренный шанс, естественно, ухватились, провозгласили Пашиняна одним из главных символов оппозиционного движения в стране и распространили очередное воззвание к массам — оказать моральную поддержку “символу” своим активным присутствием у здания суда. Стычки с полицией, имевшие место в первый же день судебного заседания, были тотчас растиражированы как доказательство истинной оппозиционности конгресса. Дескать, смотрите, дашнакцаканам разрешают пикетировать, а нам — нет. Небольшую подробность о том, что все успокоилось, когда представители руководства конгресса договорились с полицией, технично опустили. Вопрос о том, а почему нельзя было договориться сразу в недрах конгресса, естественно, не возникал. Иначе о чем тогда заявлять. “В ходе судебного процесса над Николом Пашиняном к судебному произволу прибавляется произвол полицейский. В отношении лиц, собравшихся у здания суда, чтобы поддержать Никола, применяются противоправные действия — у людей отнимают плакаты, запрещают скандирование. АНК осуждает подобные факты и призывает всех присутствовать на судебных слушаниях по делу о Николе Пашиняне, что для нашей борьбы не менее важно, чем митинги”, — говорится в заявлении конгресса.
Представитель АНК по внешним связям Владимир Карапетян развил тему, привязав ее за уши к армяно-турецким протоколам. “Серж Саргсян инициировал эту игру с целью отвлечь внимание мировой общественности от процесса в отношении редактора оппозиционной газеты “Айкакан жаманак” Никола Пашиняна”, — заявил он на пресс-конференции. Подтверждением этого, по мнению Карапетяна, являются повышенные меры безопасности вокруг здания, где проходит судебный процесс, и сотни полицейских, дислоцированных там. По мнению Карапетяна, это является проявлением ужаса, который власти испытывают к АНК. “Создается впечатление, что удержание Пашиняна в неволе для властей страны важнее признания геноцида”, — резюмировал Карапетян, гордый произведенным эффектом и чувством собственной значимости.
“Наследие” по-прежнему пытается лавировать между Дашнакцутюн и АНК, пытаясь при этом сохранить собственное лицо. Особенно ярко это проявилось на последней пресс-конференции депутата от “Наследия” Ларисы Алавердян. Армянский национальный конгресс не вмешивается в армяно-турецкие отношения, потому что этот процесс совпадает с проводимой в свое время политикой Армянского общенационального движения и Левона Тер-Петросяна, заявила на встрече с журналистами Лариса Алавердян. “Я до сих пор считаю, что эта идеология не приведет и не приводит к ожидаемым ими положительным для страны результатам”, — отметила она, напомнив, что и во времена АОД поощрялся тезис о том, что Армения должна быть в дружественных отношениях со всеми соседями. “Понятно, что все мы за это. Но за этим тезисом стоит вопрос — какой ценой?”. Вспомнила она и “не изменившийся с начала 90-х годов” другой тезис АОД о том, что Армения попала в затруднительную ситуацию из-за Карабаха.
Вместе с тем не преминула озвучить реверанс в сторону АНК, упомянув его в контексте “организованной оппозиционной структуры”. Правда, при этом пришлось сделать вид, что она не замечает разброда и шатаний в стане конгресса. “Что касается выступающей сегодня в новом формате оппозиции, она уже формируется. И представляет собой не аморфную, а организованную структуру, коей, например, является Армянский национальный конгресс”, — сказала Лариса Алавердян, отметив, что часто представляющие национальные задачи политические силы не рассматривают демократию или становление правового государства в качестве национальной цели. “С другой стороны, силы, призывающие к демократизации, нормальной жизни и смене власти, кажется, не видят, что вопросы национального характера, возникшие сегодня вокруг армяно-турецкого процесса, являются частью реальной демократии”, — заключила депутат.
Обращаясь к методам смены власти, которую считает первоочередной задачей оппозиции, она назвала бунт и революцию в числе прочих технологий азбукой прав человека. “Когда общество понимает, что смена власти или изменение общественного уклада невозможны ненасильственным способом, оно прибегает к жестким мерам”, — заявила она, отметив при этом, что существует более 160 мирных способов смены власти, однако гражданское общество Армении не использовало даже десятую их часть. Остается только догадываться, какие именно методы имеет в виду отечественная оппозиция, провозглашая тезис о смене власти.
Арсен ГРИГОРЯН