“Фермер за рубежом кормит 150 горожан, наш — не в силах прокормить себя”

Архив 201107/04/2011

Согласно официальной статистике уровень инфляции в Армении составил 11,4 процента, хотя, по мнению многих экспертов, он был вдвое выше, обнаруживая при этом тенденцию к дальнейшему росту. Так и случилось — в феврале нынешнего года по сравнению с январем зафиксирована инфляция в размере 1,9 процента.

Этот негативный экономический показатель для населения выразился прежде всего в сильном подорожании продуктов питания, цены на которые взлетали столь стремительно, что в магазинах едва успевали менять ценники. Недоступными для многих стали самые демократичные продукты — картофель, яблоки, овощи. Летом прошлого года на рынках произошла какая-то абсурдная рокировка, в результате которой самыми потребляемыми по причине своей ценовой доступности фруктами стали бананы и апельсины, а самой недоступной экзотикой — исконно армянские плоды — персики, абрикосы и даже яблоки. Провал в аграрном секторе, как водится, прежде всего свалили на погоду. Последняя, надо признать, в минувшем году преподнесла нашим фермерам много неприятных сюрпризов, но при этом одну добрую службу она им все-таки сослужила, вынудив, наконец, правительство только сейчас обратить повышенное внимание на эту сферу, уже стоящую на грани полного развала.
Между тем все это время аграрный сектор находился как бы вне поля зрения правительства и практически предоставлен самому себе. Реализация правительственной Программы развития сельского хозяйства на 2008-2012 гг. должна уже близиться к завершению, однако никаких конструктивных мер в рамках этого документа до сих пор не было предпринято. Во время последней встречи с кабинетом министров президент страны Серж Саргсян выразил свое недовольство по этому поводу, фактически обвинив высокопоставленных чиновников в инфляции и царящей в стране тяжелой социальной ситуации.
До последнего времени панацеей от всех сельскохозяйственных бед считали смену министров. За годы независимости их сменился добрый десяток, причем никаких перемен к лучшему это не принесло. Да и не могло принести, поскольку глобальные проблемы, разрушающие сферу, являющуюся многовековой и исконной кормилицей народа, не решались, а только усугублялись по причине полного нежелания прислушаться к разумным доводам самих крестьян, а не бравурным рапортам министров-временщиков.
Было бы абсурдно отрицать влияние погоды на результаты хозяйственной деятельности. Но, во-первых, это явление временное и потому не может быть оправданием многолетних провалов, а во-вторых, крестьянин изначально и даже генетически к этому готов, и степень его защищенности от сюрпризов погоды прежде всего зависит от уровня развития этой сферы в стране, от готовности государства помочь ему преодолеть невзгоды не словом, а делом.

Предыдущий глава аграрного ведомства Герасим Алавердян, на время правления которого пришлись и сильные погодные неурядицы, и наибольший провал в аграрной сфере, и сырно-яичные скандалы, был девятым министром сельского хозяйства эпохи независимости. Как и все его предшественники, вступая на аграрный “престол” два года назад, он сулил большие прорывы в многострадальном сельском хозяйстве, к тому времени основательно доведенном до ручки. Под занавес года и своего правления он вынужден был признать, что спад во вверенной его попечениям отрасли достиг беспрецедентной отметки -14,5 процентов, что было трудно оправдать даже неблагоприятными погодными условиями. Этот показатель изрядно подпортил и в целом благополучную картину экономического роста страны, поскольку спад был отмечен только в строительстве и сельском хозяйстве. После этого, как и следовало ожидать, портфель, в котором осталось столько нереализованных планов, перешел к новому министру — Серго Карапетяну. Но дело отнюдь не в том, чтобы в очередной раз сменился глава ведомства, а в том, чтобы решительно и кардинально реформировалась сама отрасль и все подходы к ней, потому что в нынешнем своем состоянии никаких позитивных сдвигов она обеспечить просто не в состоянии.
Начнем прежде всего с земли. После ее поспешной и непродуманной приватизации все коллективные хозяйства волевым решением были разрушены, а земля разрезана на мелкие участки и поделена между крестьянами. Кто и как ее делил, исходя из каких расчетов и преследуя какие цели — сегодня выяснить невозможно. Но то, что это делали люди, очень далекие от землепользования и озабоченные совсем другими проблемами, совершенно ясно. В результате такого передела крестьянские семьи обзавелись раздробленными крошечными наделами размером чуть больше 1 гектара, отдаленными друг от друга километровыми расстояниями, преодолеть которые пешком, особенно в условиях сельского бездорожья, невозможно. Проведенные исследования показали, что из 330 тысяч фермерских хозяйств только 4,7 процента владеют участками, состоящими из одного целостного куска. Так родилась первая и очень серьезная проблема, поскольку необрабатываемые годами отдаленные участки из посевных площадей превратились в пустоши, “оккупированные” вредителями-грызунами, а из сельскохозяйственного оборота стали выпадать десятки гектаров бесценной для Армении земли. Если исходить из опыта Запада и США, на который мы постоянно ссылаемся, то там ни один уважающий себя фермер не возьмется возделывать площадь размером менее 15-20 гектаров, заведомо зная, что это провально и нормального урожая здесь не соберешь. На таких микроучастках невозможно обеспечить севооборот, эффективно применить технику, обеспечить эффективное и грамотное размещение посевов. А если добавить к этому оторванность участков друг от друга, то задача, стоящая перед нашим крестьянством, становится поистине непосильной.
Стоит ли после этого удивляться, что, по данным экспертов, порядка 30 процентов сельхозугодий в Армении не используются, а в некоторых марзах, в частности в Вайоц Дзоре и Арагацотне, и все 40-50 процентов? Порядка 70-80 процентов земель, оставшихся в сельхозобороте, используются неэффективно, в результате чего из всех исследованных хозяйств лишь 18 процентов получают прибыль, 43 процента работают с убытками, остальные с трудом могут прокормить самих себя. Проблемы, которые армянские крестьяне чаще всего преодолевают в одиночку, отвратили многих из них от их исконного занятия. Часть подалась в город, а некоторые вообще отказались от своих участков, вернув их общине — опасная эта тенденция уже прослеживается, более того, набирает темпы.
Земля и вода — всегда были альфой и омегой крестьянского труда. Сами крестьяне считают, что в Армении, обладающей богатейшими водными ресурсами, цена на поливную воду неоправданно высока, что сильно сказывается на себестоимости урожая. Благодаря крупным дотационным выплатам из казны 1 куб.м воды обходится фермеру в 11 драмов, при этом правительство гарантировало, что цена на воду повышаться не будет. Между тем, несмотря на эту помощь, расходы на воду, особенно в засушливые годы, “съедают” значительную часть ожидаемых доходов. По мнению крестьян, которое они высказали на недавней встрече с министром Серго Карапетяном, для того чтобы они могли работать эффективно и расплатиться со скопившимися долгами и взятыми под залог кредитами, цена на поливную воду должна быть снижена как минимум вдвое.
Пару лет назад в одной из своих публикаций “НВ” рассказывала о группе фермеров из Араратской долины, которые обратились в редакцию с жалобой на неких пришлых самозванцев, установивших на селе свои порядки. Поставив заградительные устройства, они перекрыли доступ к низинным полям обильных талых вод, сбегающих с гор. За разрешение пользоваться этим природным даром для орошения их садов и полей они требовали с фермеров большие деньги. Автор этих строк вместе с ними обратилась в Госкомитет водного хозяйства, где проявили полное равнодушие к этой “обираловке”, заявив, что такого быть не может и пусть община сама решает эту проблему, если она возникла. Подобное отношение к справедливым жалобам наших крестьян утвердилось во многих чиновничьих структурах, где “ходоков” зачастую вообще отказываются принимать, а уж тем более реально им помочь. Не случайно поэтому на встрече с министром многие фермеры очень критически отозвались и о работе Водхоза, считая что именно там накручивают цену на воду, и на другие госструктуры, которые слабо помогают в возникших экстремальных ситуациях.
А их в минувшем году, к несчастью, было немало. Одним из бедствий, обрушившихся на поля и сады и уничтожившим значительную часть урожая, были грызуны. Впрочем, бедствие это было вполне прогнозируемым и даже ожидаемым. Непомерная дороговизна химических средств защиты от вредителей вынуждала многих крестьян прибегать к доморощенным домашним способам и порой даже использовать повсеместно запрещенный дуст. Лишенные надежной защиты сельхозугодья оставались открытыми для нашествия расплодившихся грызунов, уничтожающих урожай на корню. Свой вклад в уничтожение урожая внесли птицы — вороны и сороки. А в нынешнем году в набегах на урожай стали активно участвовать кроты и ящерицы, расплодившиеся в Ширакском и Лорийском марзах.

Еще в 2009 году был создан оперативный штаб, взявший под свой контроль организацию борьбы с вредителями. Однако, судя по провальным итогам прошлого года, во многом обусловленным и нашествием вредителей, штаб на поверку оказался еще одной беспомощной руководящей структурой, не принесшей сельчанам никакой пользы. В июне прошлого года тогдашний министр Герасим Алавердян утверждал, что благодаря тому, что правительство ежегодно выделяет на закуп ядохимикатов 300 миллионов драмов, борьба с вредителями развернута активная. Эти слова были решительно опровергнуты председателем Аграрно-крестьянского объединения Грачем Берберяном, который заявил, что он только вернулся из марзов, где ситуация сложилась поистине критическая. Последующие события подтвердили его правоту и всех тех сельчан, которые выражали беспокойство в связи с тем, что не имеют средств, чтобы бороться с набегом вредителей, которые уничтожают урожай на корню. Так почему же достаточно солидные государственные вложения не принесли пользы? Ответ на этот вопрос из “уст” главного аграрного ведомства так и не прозвучал. Там тем временем занимались оживленными разборками между бывшими однопартийцами — министром Алавердяном и его подчиненным, начальником управления фитосанитарии Врамом Гюлзадяном. Достоянием широкой общественности стал громкий “саранчовый” скандал, в результате которого отсутствующая в Амасийском районе саранча тем не менее “съела” 18 миллионов драмов, отпущенных казной на борьбу с ней и осевших в карманах неких подставных лиц. Между тем снятие с должности двух участников скандала вряд ли полностью покончило с коррупцией в этом ведомстве. Разобраться с этим необходимо, поскольку в этом году выделяются солидные средства на то, чтобы площади, обрабатываемые ядохимикатами, увеличить вдвое и довести их до 4 тысяч гектаров.
Еще 6 лет назад Министерство сельского хозяйства вынуждено было признать, что страна наводнена некачественным посадочным материалом сомнительного происхождения. К сожалению, за прошедшие с тех пор годы мало что изменилось в нашей сумбурной сортовой политике, если ее вообще можно так назвать.
При закупе посадочного материала основная ставка делается на его дешевизну, в результате чего Армения из республики с четко выверенной и продуманной сортовой стратегией превратилась в импортера малоэффективных некачественных сортов, а нередко и сортов-мутантов, поражающих вычурностью формы, необычностью цвета и странностями запаха и вкуса. Завезенные сорта, не проходящие в нашей стране необходимых испытаний на их пригодность к местным условиям, к тому же щедро напичканные привозными химикатами столь же сомнительного свойства, уже испортили не только наш вкус, избалованный отменным качеством местных овощей и фруктов, но и нанесли вред нашему здоровью. И тенденция эта продолжается, все больше отдаляя наших фермеров от великолепных достижений армянских селекционеров в угоду валу, к сожалению, пока не способному покрыть все многочисленные затраты крестьянского труда. По словам фермеров, которых теперь охотно интервьюируют на всех каналах отечественного телевидения, только один мешок минеральных удобрений обходится им в 11 тысяч драмов, а одним мешком в крестьянском хозяйстве никак не обойтись. Для того чтобы вспахать 1 гектар своего участка, требуется 20-25 литров солярки, при этом стоимость литра — 420 драмов. Если добавить к этому разорительные цены на воду и прочие средства производства, выплаты по кредитам и другие обязательные затраты, то выбор между количеством и качеством перед нашим фермером даже не стоит. Он вынужденно руководствуется правилом — числом поболее, ценою подешевле, а мы, потребители, довольствуемся тем, что предлагает изрядно потерявший в качестве и по сути уже давно не армянский рынок.

Одной из самых существенных причин, приведших к развитию негативных последствий в нашем аграрном секторе, эксперты да и сами фермеры называют острый дефицит сельскохозяйственной техники. Между тем это утверждение идет вразрез с данными, представленными Национальной статистической службой на 1 января 2011 года. Согласно этим данным, в Армении сегодня имеются 148 тысяч тракторов, 1,4 тысячи комбайнов, 15,6 тысяч грузовых автомобилей, 1,9 тысяч тракторных сеялок и прочей техники, причем 70 процентов ее в полной исправности. Но если это в самом деле так, то почему многие фермерские семьи вынужденно вернулись к основательно забытым средствам производства и под печальное пение “Оровел” пашут, сеют и убирают урожай c помощью своей рабочей скотины — быка или вола. Правда, двумя годами раньше бравурного отчета Нацстатслужбы в Министерстве сельского хозяйства признали, что соотношение исправной и бросовой техники у нас фифти-фифти, но и это сильное преувеличение. Факт остается фактом — подавляющее большинство постколхозно-совхозной техники в допотопном состоянии и использовать ее сегодня практически невозможно. Между тем фермеру совершенно не по средствам покупка нового трактора, который стоит несколько десятков тысяч долларов.
Правительство прилагает усилия, чтоб смягчить ситуацию и хотя бы частично вернуть технику в села. В 2009 году было подписано соглашение с американской компанией “Джон Дир” о поставке в Армению сельхозтехники и запчастей. А в начале марта этого года в рамках 10-й грантовой программы содействия фермерам Япония успела отправить в Армению 61 трактор, 7 плугов и другой техники.
На все без малого 340 тысяч фермерских хозяйств этого, конечно же, не хватит. Выход один, к которому уже все чаще и настойчивее склоняются и руководители аграрного ведомства, и эксперты, в том числе зарубежные, — кооперация. Прошедшее после денационализации земли двадцатилетие убедительно доказало, что армянскому крестьянину в одиночку не выжить. Не выжить прежде всего потому, что в основательно разрушенном и раскулаченном аграрном секторе государство даже при всем желании не может оказать ему такую мощную и всестороннюю помощь, которая в состоянии превратить его в полностью самодостаточного эффективного производителя и подлинного кормильца горожан. Между тем кооперация — это вовсе не хорошо забытое старое и не реанимация колхозов с их абсурдной плановой системой, с приписками, авралами, вздорными бумажными обязательствами и оголтелым расхищением общественной собственности. Сегодня тяжелый воз накопившихся крестьянских проблем может вывезти только кооперация, всесторонне продуманная, четко спланированная и грамотно осуществленная. Кооперация, которая позволит объединить разрозненные усилия мечущихся в поисках выхода из многочисленных финансовых тупиков крестьянских хозяйств — сообща закупать удобрения, семена и технику, сообща продумывать наиболее оптимальную сортовую политику, финансово поддерживать друг друга в экстремальных ситуациях. Тогда и помощь государства будет адреснее и ощутимее и принесет гораздо больше пользы. Кстати, уже в нынешнем году государство снизило фермерам процентные ставки по кредитам до 14 процентов, при этом взяв из них 4 процента на себя. Срок выплат продлен до 3 лет. Фермерам предоставлены бесплатно 20 тонн ядохимикатов. А в конце марта в Армению прибыла первая партия — около 200 тонн семенного ячменя из Украины, которая будет распределена между фермерскими хозяйствами из расчета 220 кг на гектар. Всего в рамках достигнутой договоренности поступят 2 тысячи тонн семенного ячменя и 463 тонны семенной кукурузы, которые будут распределены между фермерами на льготных для них условиях.
На днях в республику поступила и первая партия семенного картофеля — всего будет получено 2500 тонн. Принято также решение первые два полива провести бесплатно. Оптимизма добавило и недавнее выступление на парламентских слушаниях министра Серго Карапетяна — деловое, напористое, аргументированное.

Принятые оперативные меры вызваны острейшей и настоятельной необходимостью немедленно решать неотложные проблемы села. Уже сегодня одно среднее фермерское хозяйство Армении вырабатывает продукции всего на 4 тысячи долларов. Это свидетельство его полного упадка, потому что при таком “достижении” его хозяйство обречено на постоянные убытки. На Западе и в США один фермер кормит в среднем 100-150 горожан, наш пока не в силах прокормить даже самого себя.
…Вскоре после своего назначения на пост министра Серго Карапетян встретился с Католикосом Гарегином II и договорился о том, что представитель церкви будет пребывать во вверенном ему министерстве. Поступок для министра довольно необычный, но ничего плохого в этом нет, тем более для аграрного ведомства, сильно нуждающегося в божественном покровительстве. Но, как говорится, на Бога надейся…