Армянка Лариса усыновила детей 15 национальностей

Архив 201114/04/2011

Дети Ларисы Овсепян из Еревана родились в разных странах. Все они носят мамину фамилию и считают себя армянами, сообщает российский портал metronews
Ларису Овсепян, создавшую за долгие годы большую уникальную семью, представлять излишне. Помнится, еще много лет назад, когда мы с удивлением открывали для себя феномен безграничного материнства Ларисы, она показала нам папку с многочисленными вырезками из газет — армянских и “центральных” (было это еще в советские времена) — и пояснила, что делает это, поскольку в этих статьях пишут про ее детишек. Думается, нынешняя публикация в российской прессе станет еще одним дополнением к ее богатому семейному архиву.

Мулатка Гаяне выше мамы и сестер на целую голову. Она прекрасно говорит по-армянски. Гаяне знает, что родилась в Минске, что ее биологическими родителями были русская мама и папа-эфиоп. Но они отказались от девочки. Ей было всего два года, когда из Белоруссии ее забрала мама Лариса.
— Раньше меня звали Илона, — говорит Гаяне. — Красивое имя, но неродное. А мама у меня одна — та, которая меня воспитывает.
В семье Ларисы Овсепян Гаяне стала шестым ребенком. В ереванском доме, куда привезли девочку, ее ждали три брата и две сестры — все разных национальностей. Ларисе, режиссеру-документалисту из Еревана, исполнился 41 год, когда она решила усыновить ребенка.
— Муж умер, а своих детей у меня, к сожалению, не было, — рассказывает Лариса. — В Армении во времена СССР детей не бросали, поэтому и детских домов не было. Я поехала в Литву.
В вильнюсский Дом ребенка Лариса приехала как раз в тот момент, когда одна женщина оформляла отказ на своего малыша.
— Его звали Коля Мухин. Я оформила документы и усыновила его. Назвала Айрапетом, что в переводе с армянского означает “главный”, — продолжает Лариса. — Он стал моим первенцем, а значит — главным мужчиной в доме. Я всем своим детям давала свою фамилию и армянские имена. Новую жизнь нужно начинать с новым именем.
Так в семье Ларисы появились литовец Андраник, украинцы Анаит и Мурат, белоруска Егисапет и многие другие.
— Вся Армения знала, где мы живем, — рассказывает Лариса. — И когда в 90-х в стране началась блокада, к дверям моего дома стали подкидывать младенцев. Позвонят в дверь и убегут. В результате в моей немаленькой семье появились армянские ребятишки.
Старшие дети уже стали взрослыми, обзавелись собственными семьями.
— Им никогда не хотелось уехать на свою родину, — рассказывает Лариса. — Мой украинец Муратик сказал мне однажды: “Мама, мы же армяне. Что нам делать в других странах?” Мулат Грант выступает с народными армянскими песнями. Русского сына Айрапета как-то остановили на улице туристы и спросили дорогу. Он не смог ответить, потому что плохо говорил по-русски. Туристы решили, что Айрапет — хулиган. А когда мой литовец Андраник — высокий голубоглазый блондин — подрабатывал официантом в ресторане, кто-то из посетителей поинтересовался, какой он национальности. Андраник ответил, что армянин. “А кто в вашей семье русский?” — спросили его. Сын пожал плечами и ответил: “Никто”.
Лариса вырастила 20 детей. Они все — Овсепяны. Все считают себя братьями и сестрами. Сейчас самым младшим — армянам Ашоту, Араму, Ара и Армену — по 12 лет. Мальчики уверены, что они близнецы.