10 килограммов черной икры от Petrossian…

Архив 201310/12/2013

Известный икорный магнат Армен Петросян выпустил гигантские 10-и килограммовые банки с черной икрой.
“Я создал три банки. Банка весом в 10 килограммов называется “Иван Грозный”, 5-килограммовую я назвал “Екатерина Великая”, а банку в 2,5 килограмма — “Император Александр”. Конечно, это все названия в честь российских императоров, которые отражают уникальность той эпохи”, — цитирует NTD TV Петросяна. 10-килограммовая банка икры от Petrossian, по некоторым данным, стоит порядка 100 тысяч евро. А сама фирма, как известно, наследственная. Ее основали отец и дядя Армена — именно они первыми завезли икру во Францию. А свой магазин в центре Парижа Петросяны открыли еще в 1920 году. …Президент международного холдинга Petrossian, гражданин Франции Армен Петросян — персона мирового масштаба. Он крупнейший в мире икорный магнат, причем в пятом поколении. Император Икры — так величают его коллеги и знатоки. Бизнес Петросянов — это копченая рыба и крабы, водка тончайшей очистки и раки, шоколад и фуа-гра. И, конечно, икра — осетровая, белужья, севрюжья. С нее-то семейная сага и начиналась, так пишет о нашем соотечественнике российский журнал “Итоги”. Ниже предлагаем выдержки из этой публикации.

Династия

“Это мои сыновья. Александр занимается торговым домом Петросянов в Америке, а Микаэль, младший, пока что не вошел в наш бизнес, он трудится в ресторане азиатской кухни во Франции, — Армен Петросян кивает на фотографии, украшающие его огромное бюро в рабочем кабинете. — Это Сесиль, моя жена. Она моя главная опора, всегда рядом со мной”. Месье Петросян не замечает, как переходит на русский. Ему, гражданину Вселенной, все равно, на каком языке говорить — французском, английском, русском, армянском…
Армен обводит рукой целую фототеку, разместившуюся в его кабинете: “Это наша Семья — непременно с большой буквы. Наше братство. Нас было четверо у отца, я самый младший”. Он берет старую черно-белую фотографию, на которой застыли в расслабленных позах на фоне южной зелени два крепких, чем-то неуловимо похожих плейбоя в старомодных парусиновых костюмах. “Это Мелкум и Мушег, мой дядя и мой отец, — продолжает месье Петросян. — Советские партнеры звали моего отца Мишей, поэтому русские эмигранты и меня зовут Арменом Михайловичем”.
“Дядя с отцом эмигрировали во Францию из-за резни армян (в Оттоманской Турции. — Ред.), — рассказывает магнат. — Петросяны были людьми образованными. Так, мой отец учился в Москве и неплохо говорил по-французски. Оказавшись в Париже, он понял, что его российские дипломы никому не нужны. Как говорится, если хочешь работать, придумай себе заработок сам. Тогда-то и родилась идея с импортом черной икры из Совдепии… Ведь Советского Союза тогда еще не существовало”.
Если международное название икры пошло со слова южнорусского, то интернациональное признание кавиара — с братьев Петросян.
…Париж начала двадцатых кишел беженцами с шестой части суши — русскими и кавказцами, малороссами и евреями. Кабаки и шинки, трактиры и духаны вырастали на берегах Сены, как пузыри на лужах от капель дождя. Вся эта “русскость” толстым слоем ложилась на увлечение французской богемы русской культурой. Черная икра органично дополнила бы этот “локальный колорит”. Но странам, возникшим на пространстве вокруг Каспия, было не до производства и тем паче не до экспорта икры. Это, впрочем, не пугало братьев Петросян. Они знали: “комиссарам в пыльных шлемах” нужна валюта, и ради нее они готовы распродать страну, а не только кавиар.
“Наш отец был первым, кто стал продавать во Франции русскую икру, — говорит Тамара Кочарян-Петросян, старшая сестра Армена. — В 1920 году была основана компания Petrossian, тогда же открыли в Париже и первый икорный магазин”.
Первая партия черной икры была отправлена по рельсам из советской России на Запад в 1919 году. Согласно контракту с Петросянами, на всех узловых железнодорожных станциях деликатный товар обсыпали свежим льдом. И кавиар прибыл в Париж в самом лучшем виде. Ведь права на ошибку у Петросянов не было.
Их главным клиентом стал владелец легендарного парижского отеля Ritz. Братья сумели уговорить осторожного швейцарского предпринимателя вписать икорные закуски в меню гостиничного ресторана и бара: “Вы стремитесь к роскоши, а кавиар — это не только люкс, но и афродизиак, любовное средство”. Ритц поначалу упирался, но идея о том, что “рыбий жемчуг” может возбуждать страсть утонченных постояльцев, ему понравилась. Он сдался — и не прогадал…

Рожденный в икре

Бутик Петросянов в доме 18 по бульвару де Латур-Мобур, что в квартале Инвалидов, объявлен во Франции национальным культурным достоянием. …Фирменным знаком Петросянов стал парусник, режущий высокие волны в лучах далекого солнца. Этот логотип непременно присутствует на всей продукции компании. И на протяжении большей части существования Советского Союза этот “кораблик” ходил в Париж с регулярностью швейцарского хронометра. Более чем на две трети удачный бизнес Петросянов зависел от поставок из СССР: не только икра, но и копченый лосось, и крабы “Чатка” с Дальнего Востока…
…”Я родился в икре и едва в ней не погиб”, — говорит бизнесмен. И в самом деле: когда нынешний президент Petrossian был совсем маленьким, он однажды свалился в бочку с икрой и чуть в ней не захлебнулся. “Когда в сорок девятом году я появился на свет, отцу было уже далеко за пятьдесят, — вспоминает Армен Петросян. — После того как я получил диплом историка в Сорбонне, отец допустил меня к семейному делу: я стал чернорабочим. Потом я был и уборщиком, и шофером-развозчиком, и продавцом… Это правильно: прежде чем начать руководить, надо узнать все дело изнутри, с изнанки”.
А возглавил икорную империю Армен только в восемьдесят пятом году. В самое смутное время — с горбачевской перестройкой начались перебои в поставках икры, рыбы и консервов из СССР. Сперва Петросяну пришлось отказаться от дальневосточных крабов. От легендарной “Чатки” остались лишь воспоминания, перестроившиеся поставщики резко уронили качество продукции. Потом пришлось поставить крест и на икре: случайные, минутные партнеры не могли заменить отлаженные советские внешторговские организации. И тогда Армен принялся проводить свою перестройку, петросяновскую.
Первым делом он расширил ассортимент на торговых стеллажах и прилавках компании, на которых появились чай, кофе, шоколад, консервированные овощи, джемы… Во-вторых, он решил рассчитывать впредь на собственные силы и создал под Парижем рыбокоптильный комбинат, способный производить до 500 тонн лосося и семги в год. И, кроме того, открыл в 1984 году свой ресторан в Нью-Йорке, в историческом здании Alwyn Court Building на западе Манхэттена. А позднее — и быстро попавшее в звездный “Мишлен”, библию гурманов, бистро на втором этаже парижского фамильного магазина. Мало-помалу возник вертикально интегрированный холдинг, получающий более половины продукции с заводов-производителей, французских прежде всего. Так надежнее, быстрее, да и продукт свежее.
Однако едва Армен Петросян поставил семейное дело на новые рельсы, запустил на орбиту бутики в Лос-Анджелесе, Лас-Вегасе и Майами, как грянула новая катавасия. На черную икру по-черному накатили “зеленые”. В 1998 году осетровые, массово уничтожаемые браконьерами, были внесены в список CITES (Конвенция по международной торговле вымирающими видами дикой фауны и флоры) при ООН. Позднее экологическое лобби, особенно активное в Америке, где в год поглощалось до 100 тонн кавиара, добилось того, что ООН сократила квоты, а потом на три года наложила запрет на экспорт каспийской черной икры и осетровых рыб. И даже несмотря на то, что с Ирана запрет вскоре сняли — это был полный аут для икорного дома! Однако не такой Петросян человек, чтобы сдаваться. Он создал в пику экологистам Ассоциацию импортеров икры, в которую вошло одиннадцать крупнейших компаний из разных стран. В том числе помимо Petrossian Groupe — Tsar Nikolai Caviar, Kaviar Kontor…
“Сперва мы пытались лоббировать свои интересы перед международными организациями, — объясняет Армен Петросян, — а потом поняли: чем меньше вылавливают осетровых, тем выше цены на нашу продукцию. Пусть экологисты восстанавливают против себя потребителей, а мы пока будем ждать появления икры с акваферм. Мы хотим сохранить осетра, чтобы не потерять наш бизнес. Сегодня на стол гурманам идет икра не промышленная, а прежде всего фермерская. И самые большие ее производители — это Америка, Франция, Италия и Китай. Покупаю кавиар везде, где только могу, лишь бы он был качественным. Никогда не забуду печальную историю девяностых годов, когда парижский дегустатор, принимая партию черной икры из России, отравился прямо на таможне”.
Именно для защиты качества продукта Петросяны ввели у себя особую классификацию черной икры. Так, икра двадцатилетнего осетра называется у них “королевской”. Если на банке написано Rogen Ossetra — значит, рыбе было не меньше сорока пяти лет. А Imperial — это кавиар восьмидесятипятилетнего “зверя”. Самая же престижная икра в градации Петросянов — Golden Caviar — икра редчайшей белуги-альбиноса. Стоит она от 25 тысяч долларов за килограмм.
Не желая дразнить лишний раз экологических гусей, сегодняшний Petrossian предпочитает работать с икрой фермерской. В этом новом сегменте рынка деликатесов семейная фирма покрывает 15 процентов мирового рынка — больше, чем кто-либо другой. 40 миллионов евро — таков годовой оборот компании только от “одомашненного” кавиара. Впрочем, холдинг, в руководстве которого нет ни одного чужака, не члена фамилии, своей финансовой статистики не раскрывает. Остается только догадываться о размахе икорной империи: у Петросянов есть три специализированных ресторана, пять роскошных бутиков, полсотни всевозможных лавок, корнеров, киосков…
…Оценка качества у такого знатока, как Петросян, отработана до деталей. В вазу с икрой опускается маленький серебряный шарик, подвешенный на тонкую цепочку. Если он сразу тонет в кавиаре, значит, все в порядке. Если же застревает на поверхности — пиши пропало!.. Едят кавиар исключительно золотой ложечкой — благородный металл идеально сохраняет вкус не менее благородного деликатеса. Так предписывает Армен Петросян — человек, знающий об икре все. Остается лишь сожалеть, что для многих простых смертных продукция Petrossian недоступна.

На снимках: полукилограммовая зернистая икра от Петросяна; Сессиль Петросян;  знаменитый ресторан в Париже; мэтр Петросян со своей икрой.